Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика 

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
     
    Александр Княжицкий
     
    Лирическое настроение Лермонтова
     
     
     
    «И скучно и грустно...»
     
    Стихотворение «И скучно и грустно...», на мой взгляд, одно из самых загадочных, если не самое загадочное не только в лирике Лермонтова, но и во всей русской поэзии. Я с того момента, как прочитал его, пытаюсь понять, что в нем воплощено — настроение «минуты жизни трудной» или перед нами грустный, трагический итог размышлений над смыслом жизни, вернее, над бессмыслицей жизни, над «пустой и глупой шуткой», которой жизнь является тому, кто смотрит «с холодным вниманьем вокруг». И до сих пор, хотя с того момента прошли долгие десятилетия, я не могу сказать, что однозначно могу ответить на вопрос, заданный Лермонтовым. Так что если вы, прочитав «И скучно и грустно...», не до конца сможете понять это стихотворение, то не расстраивайтесь, у вас на это, как убеждает мой личный опыт, может уйти вся жизнь. А чем еще, право, заниматься в жизни, как не разгадыванием смысла шедевров русской литературы.

    С одной стороны, перед нами запись внутреннего диалога: поэт задает себе вопросы и, поразмыслив (об этом свидетельствуют многочисленные многоточия), отвечает на них очень жесткими однозначными формулировками. И все стихотворение превращается в обоснование его последнего стиха. С другой стороны, сразу же не может не вспомниться стихотворение «Молитва» (1839), поскольку поэт «в минуту жизни трудную» от всех скептических размышлений, которыми полнится «И скучно и грустно...», спасается чудной молитвой. (Близость начальных ситуаций подчеркивается непосредственной словесной перекличкой: «И скучно и грустно...» — «В минуту жизни трудную / Теснится ль в сердце грусть...».) Оказывается, «чудной молитвой» можно найти выход из трудной минуты, вернуть себе душевное блаженство, когда «верится и плачется и так легко, легко».

    На первый взгляд, стихотворение «И скучно и грустно...» — свободный диалог с самим собой. Но любая попытка изменить порядок следования строф обнаруживает полную бессмысленность такого эксперимента. Как только мы обратим внимание на главного героя стихотворения — время, — в разных обличиях появляющегося на всем его протяжении, то поймем, насколько продуманна композиция, как последовательно ведет читателя (лучше — слушателя) поэт от первого стиха к последнему трагическому выводу. Стихотворение начинается с «минуты душевной невзгоды». И сразу же — другой масштаб времени — годы, — не просто годы, а лучшие годы, очевидно, годы молодости, уходящие в прошлое. А между «минутой» и «годами» слова «напрасно и вечно желать». Речь идет о жизни, обессмысленной постоянными несбывшимися желаниями. Путь из настоящего в будущее как путь осуществления надежд попросту невозможен. На напрашивающийся вопрос, кто в этом повинен, — слаб ли сам желающий, неосуществимо ли вообще его желание или такова уж враждебная судьба — этому посвящено все творчество Лермонтова. Для нас же здесь важно, что будущее для героя стихотворения закрыто. Лермонтов очень настойчив в отрицании всего сущего, всего, чем жив человек, на что он надеется, что вспоминает, все обесценивает в этом мире. Человек с кратким мигом человеческой жизни оказывается бессилен перед бесконечным — без начала и конца — временем мироздания. Но, мне кажется, слово «вечно» здесь выступает в значении «всегда» в пределах одной человеческой жизни — «что пользы напрасно и вечно желать» и «вечно любить невозможно». Выражение «рано иль поздно» обозначает временной предел: неизвестно, когда точно, но это (исчезнет «сладкий недуг» страстей) неотвратимо, это обязательно состоится и займет свое место в вечности.

    Настоящее — это «минута душевной невзгоды», будущее — это не исполнившиеся желания, прошлое — это беспамятство — ничего достойного памяти в прошлом нет: «там <в сознании> прошлого нет и следа: / И радость, и муки, и всё так ничтожно». Стоит обратить внимание на двоеточие в этом предложении. Оно очень значимо — ничтожность переживаний, и радости, и муки опустошают душу, нет той памяти, к которой бы хотелось прикоснуться, которой бы можно было гордиться, к которой бы можно было уйти от грустного сегодня. Я не случайно обратил ваше внимание на «говорящее» двоеточие. Вообще, уникальной пунктуацией стихотворения Лермонтов создает его партитуру — вот как оно должно звучать. Кажется, нет ни одного знака препинания русского языка, который бы не был употреблен в нем: , ; . : — ! ? ... Причем знаки препинания принимают участие в композиции стихотворения: в первой строфе как находка — вот что может избавить от «душевных невзгод» — предлагаются «желанья». После слова «желанья» — восклицательный знак и многоточие. Во второй строфе в аналогичной позиции находится слово «любить», после которого следует многоточие — никаких восклицательных знаков, никаких восторгов по поводу любви. И, наконец, в третьей строфе после «что страсти» мы видим вопросительный знак. Сначала радость по поводу неожиданно найденного — вот оно — «желанья». Потом размышления, — может быть, любовь, может быть. И все заканчивается явно риторическим вопросом, подсказывающим отрицательный ответ на это предложение, предположение любви как спасения.

    Впечатление свободного размышления усиливает и «просторный» пяти-, четырех- и трехстопный амфибрахий. Нечетные длинные стихи — обращенные к самому себе вопросы — сменяются более короткими стихами — ответами на эти вопросы. Эти четные стихи содержат трагические, исполненные скепсиса утверждения, которые и приводят к мысли, содержащейся в последних двух стихах. Более пугающего вывода представить себе трудно: жизнь как лишенное какого бы то ни было смысла — издевательство над человеком.
     
    Мне бы очень хотелось, чтобы для вас Лермонтов был не только трагическим скептиком, не только стремящимся к буре, находящим восторг в плавании по бурному безбрежному морю, не только певцом демонических страстей, но и художником, который, обращая взор к небесам, видел не только падшего ангела, но видел в небесах Бога, поэтом, который, твердя «одну молитву чудную», чувствовал удивительное облегчение, которому в такие мгновения становилось «легко, легко», который, хоть и «странною любовью», глубоко и искренне любил Россию... Думаю, что трагическая исповедь «И скучно и грустно...» не закроет для вас прозрений «Молитвы» и «Когда волнуется желтеющая нива...». Лермонтов не только бросил открытый вызов современной жизни, его поэзия — это не только «железный стих, облитый горечью и злостью». Он утверждал как идеал жизни гармонию и светлое начало жизни, к которым стремится душа человеческая и которые в моменты прозрения открываются человеку. Я об этом уже говорил, но, поскольку считаю это по-настоящему важным, не могу не повторить.
     

    «Поэт»
    Можно сказать, что в лирике Лермонтова тема поэта и поэзии настолько всепроникающая, что, к чему бы он ни обращался, он заставляет нас думать о роли поэта в отношении к человеку, к толпе, к природе, к Богу... Тем интереснее стихотворения, в которых он, казалось бы, сосредотачивается только на этой теме, такие, как стихотворение «Поэт».
    И точно опровергая саму возможность изолировать размышления о поэте и поэзии от других тем, поэт разворачивает аллегорию — сначала рассказывает историю кинжала, доставшегося в бою казаку от убитого им горца и ставшего украшением, игрушкой, предназначенной красоваться на стене. Такая оскорбительная для грозного, обагренного кровью врагов оружия метаморфоза сравнивается с не менее нелепой переменой роли поэта в современном мире.

    Думаю, что вы обратили внимание на то, что аллегорический меч, образ, участвующий в развернутом сравнении судьбы поэта и меча, — это вполне конкретный меч. Автор как будто смотрит на меч, украшающий стену, в чужих и чуждых ему золотых ножнах. Кинжалу не пристал такой пышный наряд, как бы подчеркивающий нелепость превращения оружия в игрушку. Этот восточный кинжал, хранящий, кстати, до сих пор не раскрытые секреты стали («таинственный закал»), принимал участие в кавказской войне, в сражении за Тереком, и достался казаку от убитого в бою горца.

    Кинжал — хочу напомнить, прочитанное в восьмом классе стихотворение «Валерик» — в лермонтовское время был действенным, грозным оружием:

    Кровь загорелася в груди!
    Все офицеры впереди...
    Верхом помчались на завалы
    Кто не успел спрыгнуть с коня...
    «Ура!» — и смолкло. «Вон кинжалы,
    В приклады!» И пошла резня.
    И два часа в струях потока
    Бой длился. Резались жестоко,
    Как звери, молча, с грудью грудь,
    Ручей телами запрудили.

    Так что Лермонтов на себе как воин испытал, что такое кинжал...
    Сравнение судеб кинжала и поэта, на котором основано стихотворение «Поэт», подготовлено стихотворением «Кинжал», написанном, как уже сказано, в то же время, что и это стихотворение. Кинжал, к которому обращается автор в этом стихотворении, — дар любимой «в минуту расставанья».

    Лермонтов, если вспомнить стихотворение «Дума», не отделял себя от людей своего поколения. Он выступал на суде над своим временем и как подсудимый, и как судья. Но в суде над современным поэтом самим фактом создания таких стихотворений, как «Поэт», он резко отделяет себя от современной ему поэзии изнеженного века.
    Задания и вопросы к уроку по теме «Лирическое настроение Лермонтова»

    1. Найдите словарные определения значения слов «скучно» и «грустно» (лучше это задание выполнять по словарю В.И. Даля). Как вы сами понимаете, в чем различие значений этих слов? Придумайте два предложения с этими словами, в которых бы проявились различия их значений. Чем объяснить отсутствие запятой между «И скучно и грустно...»?
    2. Чем объясняется невозможность подать кому-либо руку — чувством одиночества, отсутствием друга, достойного рукопожатия, или минутным настроением?
    3. Вырастает ли минутное настроение «душевной невзгоды» до целостной крайне негативной оценки жизни вообще? Испытывали вы сами такое настроение, которое казалось вам итогом размышлений о жизни?
    4. Как вы считаете, это стихотворение — лирическая исповедь минутного настроения или воплощение законченного скептического мировоззрения?
    5. В чем опасность неисполнимых желаний? Как «сквозь них» утекает жизнь, лучшая пора той жизни?
    6. Как вам кажется, почему поэт сомневается в том, что любовь поможет пережить «минуту душевной невзгоды»? Можно ли подумать, что просто отсутствие достойной любимой заставляет его сомневаться в спасительной миссии любви? Или причиной этого стала сама невозможность вечно любить?
    7. Как в стихотворении решается традиционный для литературы вопрос о столкновении страстей и рассудка? Как вы понимаете слова «их (страстей) сладкий недуг исчезнет при слове рассудка»? Любую ли страсть — любовь или ненависть — может победить рассудок? Как с этими словами о рассудке из стихотворения «И скучно и грустно...» соотносятся строки из стихотворения «Родина» — «Не победит ее (любовь к родине) рассудок мой»?
    8. Как в стихотворении соотносятся понятия мгновения и вечности? Почему временность желаний, любви, памяти, страстей обесценивает их и делает жизнь «пустой и глупой шуткой»?
    9. Рассмотрите композицию этого стихотворения.
    10. Прочитайте еще раз это стихотворение, обращая особое внимание на пунктуацию.
    11. В чем особенности стиха?
    12. Сопоставьте это стихотворение Лермонтова со стихотворением «Дума». Какие выводы можно сделать на материале этого сопоставления?
    13. Какое стихотворение или стихотворения Пушкина из известных вам было написано в «минуту душевной невзгоды»? В чем коренные различия таких стихотворений Пушкина и Лермонтова?
    14. Послушайте романсы А.С. Даргомыжского и А.Л. Гурилева на стихотворение Лермонтова. Какой из них, на ваш взгляд, ближе к вашему пониманию «И скучно и грустно...»? Объясните — почему
    15. Прочитайте монолог главного героя из трагедии Вильяма Шекспира «Гамлет» «Быть или не быть».
     

    Быть иль не быть, вот в чем вопрос.
    Достойно ль
    Смиряться под ударами судьбы,
    Иль надо оказать сопротивленье
    И в смертной схватке с целым морем бед
    Покончить с ними? Умереть. Забыться
    И знать, что этим обрываешь цепь
    Сердечных мук и тысячи лишений,
    Присущих телу. Это ли не цель
    Желанная? Скончаться. Сном забыться.
    Уснуть... и видеть сны? Вот и ответ.
    Какие сны в том смертном сне приснятся,
    Когда покров земного чувства снят?
    Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет
    Несчастьям нашим жизнь на столько лет.
    А то кто снес бы униженья века,
    Неправду угнетателя, вельмож
    Заносчивость, отринутое чувство,
    Нескорый суд и более всего
    Насмешки недостойных над достойным,
    Когда так просто сводит все концы
    Удар кинжала! Кто бы согласился,
    Кряхтя, под ношей жизненной плестись,
    Когда бы неизвестность после смерти,
    Боязнь страны, откуда ни один
    Не возвращался, не склоняла воли
    Мириться лучше со знакомым злом,
    Чем бегством к незнакомому стремиться!
    Так всех нас в трусов превращает мысль
    И вянет, как цветок, решимость наша
    В бесплодье умственного тупика.
    Так погибают замыслы с размахом,
    Вначале обещавшие успех,
    От долгих отлагательств. Но довольно!
    Офелия! О радость! Помяни
    Мои грехи в своих молитвах, нимфа.
    (Перевод Б. Пастернака)

    Этот монолог давно уже зажил самостоятельной жизнью, и поэтому я позволил себе привести его здесь и предложил вам сравнить с ним лермонтовское стихотворение. Для того чтобы было понятно, о чем в нем идет речь, скажу вкратце, что монолог этот — итог размышлений мало знавшего жизнь датского принца Гамлета, неожиданно узнавшего, что его отец — король — был вероломно убит его братом, позарившимся на датский престол, а его мать, «не сносив башмаков», вышла замуж за отвратительного убийцу. Несовершенство, мягко говоря, ближайших родственников бросает в глазах Гамлета позорную тень на все человечество. Это приводит принца к страшной мысли о том, что если люди дошли до такой черты, вернее, перешли черту мысленно допустимого, то они не достойны называться людьми. Единственный выход — уйти из жизни, бросив вызов погрязшим в грехах людям, другими словами, «не быть». В чем принц Гамлет и лирический герой стихотворения Лермонтова близки, а в чем они расходятся?
     
    «Пророк»

    Тема пророка и пророчества, к которой часто обращались русские поты, прежде всего, предполагает выяснение вопроса — о библейских пророках или о всех, кто берет на себя нелегкое бремя пророчествовать, предупреждать, внушать, вести за собой. В том числе и поэтов-пророков. Как мы видели, очевидно, поводом к созданию Лермонтовым пророка были споры с Владимиром Одоевским на духовные темы, и поэтому стихотворение «Пророк» можно считать ответом другу по интересовавшему их вопросу.
    Если стихотворение «Поэт» неожиданно заканчивалось обращением к пророку («Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!»), то тем самым Лермонтов указывает на то, что для него здесь «поэт» и «пророк» — синонимы. Другими словами, поэт не поэт, если он не пророк.

    «Пророк» Лермонтова и «Пророк» Пушкина иногда пытаются сопоставить, вывести тему одного «Пророка» из другого. Но мне кажется, что, кроме общности названия, в теме и, главное, в образах пророков, мало общего. В пушкинском «Пророке», как мы помним, основное содержание — история перерождения человека, томящегося «духовной жаждою», в пророка, способного после «операций», проведенных шестикрылым Серафимом, исполниться Божьей волей и «глаголом» жечь «сердца людей». Тема «Пророка» Лермонтова иная: главное здесь в том, что пророк, провозглашающий «любви и правды чистые ученья», настолько чужд современникам, что они побивают его камнями и, по сути, изгоняют из своего «шумного града». Я, честно говоря, не очень понимаю, проявляются ли в отношении к пророку злобность и порочность, изначально присущие людям, или так они реагируют только на «любви и правды чистые ученья». Бессмысленность проповеди пророка в том, что ни он сам, ни его слово не нужны этим людям. Так Лермонтов ответил своему другу Владимиру Одоевскому, так Лермонтов, шире, оценил перспективу успеха просветительской, религиозной проповеди вообще. Только в пустыне, среди детей природы, среди тварей земных и звезд небесных пророк чувствует себя своим, только они его внимают и подчиняются ему. За этими строками брезжит и угадывается постоянно волновавшая Лермонтова мысль о том, что человека сгубила цивилизация, что если человек вернется к природе, в первозданное состояние, будет жить, «как птицы даром божьей пищи», то только тогда он может быть счастлив. Только тогда к нему возвращается гармония — душевный покой и взаимосвязь с миром или, лучше, взаимосвязь с миром, которая и дарует душевный покой.

    Но что-то, какие-то заботы заставляют иногда пророка посещать «шумный град», посещать нехотя, пробираясь торопливо. И тогда предоставляется слово старцам, очевидно, призванным провозгласить последнее исполненное мудрости слово осуждения пророка. Это, пожалуй, самый интересный поворот сюжета: пророк, от лица которого ведется рассказ, отмечает самолюбивую улыбку, сопровождающую их слова. Самолюбие, самодовольство, самоуверенность — самый отторгающий от Бога человеческий порок. Присваивая себе право «вечного судьи» судить людей, старцы обвиняют пророка в самозванстве — «Глупец, хотел уверить нас, что Бог гласит его устами!». Причем этот упрек вытекает из обвинения в том, что из-за гордости (очевидно, в значении гордыни) пророк не ужился с людьми. Небесное у старцев путается с земным, вернее, подменяется им. Они оценивают человека только по его жизненным успехам. Поэтому угрюмый, худой, бледный нагой и бедный, всеми презираемый пророк никак не годится детям в примеры для подражания. То самодовольство, которым живут сегодня люди, очевидно, упрочится и продолжится в их детях, перейдет из сегодня в завтра.

    Я упомянул о попытках соотнести содержание и пафос «Пророка» Лермонтова с «Пророком» Пушкина. При всей разности тем и героев этих стихотворений можно говорить о том, что Пушкин отправляет своего пророка к людям, веря в то, что сердца людей, которые он жжет своим глаголом, откроются этому глаголу, откроются добру и правде. Пророк Лермонтова убеждается, что люди не слышат и не хотят слышать его проповеди, что он обречен на одиночество, а те, к кому он шел как спаситель, обречены на беспросветно суетное существование.
    Другая эпоха, другие поэты, другие пророки...
    Вопросы и задания

    1. На первом листе записной книжки, подаренной Лермонтову его другом Владимиром Федоровичем Одоевским перед отъездом Лермонтова на Кавказ, он написал: среди других изречений изречение Павла « Держитеся любове, ревнуйте же к дарам духовным да пророчествуйте. Любовь николи отпадает». Согласен ли автор стихотворения «Пророк» с приведенной цитатой из Библии? Если он полемизирует с ней, то как?
    2. Кого называют «Вечным Судией»?
    3. Почему пророк наделен «всеведеньем»? Как тема всеведения проявляется в «Пророке» Пушкина?
    4. Почему люди ненавидят пророка? Чем отмечены эти люди? Можно ли говорить о том, что судьба лермонтовского пророка повторяет судьбы библейских пророков? Что вы о них знаете?
    5. За что люди пророка, стремящегося исправить их нравы, побивают камнями? Они не понимают пророка, потому что никогда прежде не слышали ничего подобного? Они хотят оставаться злобными и порочными? Они устали от его проповедей?
    6. Можете ли вы предложить какие-либо исторические сюжеты, исторических деятелей, которые бы иллюстрировали эту ситуацию?
    7. Как вы понимаете выражение «посыпал пеплом я главу»?
    8. Как в стихотворении возникает тема нищего пророка? Какое значение имеет его бедность?
    9. Какое значение имеет сравнение пророка с птицами?
    10. Как складываются взаимоотношения пророка с земными тварями и космосом? Проявляется ли в этом его избранничество?
    11. В чем смысл сопоставления — тварь земная послушна пророку, звезды слушают его, а ближние бросают в него каменья?
    12. Почему именно городские старцы говорят о гордости пророка, о его никчемности и бедности?
    13. В чем смысл обвинения пророка в том, что по глупости он убеждает всех, «что Бог гласит его устами»? Почему люди считают пророка лжепророком?
    14. Может ли оценка человека основываться на его жизненном успехе?
    15. На чем основывается презрение людей к пророку?
    16. Как выражается в стихотворении авторское отношение к конфликту, к участникам этого конфликта?
    17. Что общего в «Пророках» Пушкина и Лермонтова?
     
    «Русский язык и литература для школьников» . – 2014 . - № 10 . – С. 3-10.
     
     




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование