Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея 

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  



    Надежда Онипенко
    кандидат филолгических наук,
    Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН
    ведущий научный отрудник

    Как анализировать стихи

    На примере стихотворений Марины Цветаевой
     

    Всем известно, что поэтический текст отличается от прозаического. Внешние различия прозы и поэзии очевидны: напечатанные тексты будут различаться по тому, равной или разной длины у них строчки; на слух различием будет служить наличие или отсутствие ритма (строгого размера, метра), рифмы.

    А если заглянуть вглубь? Как живут в стихах слова, грамматические формы? Поговорим о грамматическом повторе. Смысл этого термина — грамматический повтор — понятен из значений входящих в него слов. Это неоднократное употребление в тексте определенной языковой формы (например, повелительного наклонения глагола или страдательного причастия, твор. падежа существительного или сравнительной степени прилагательного) или синтаксической конструкции. Повтор является средством связности текста, служит выражению авторской идеи (замысла), то есть обеспечивает цельность текста, и, кроме того, обладает эстетической ценностью (красота стихотворения).

    Обратимся к двум стихотворениям Марины Цветаевой — «Прокрасться» (1923 г.) и «Моим стихам, написанным так рано...» (1913 г.).

    Прокрасться...

    А может, лучшая победа
    Над временем и тяготеньем —
    Пройти, чтоб не оставить следа,
    Пройти, чтоб не оставить тени

    На стенах...
    Может быть — отказом
    Взять?. Вычеркнуться из зеркал?
    Так: Лермонтовым по Кавказу
    Прокрасться, не встревожив скал.

    А может — лучшая потеха Перстом Себастиана Баха
    Органного не тронуть эха?
    Распасться, не оставив праха
    На урну...

    Может быть — обманом
    Взять? Выписаться из широт?
    Так: Временем как океаном
    Прокрасться, не встревожив вод...

    В стихотворении М. Цветаевой «Прокрасться...» тринадцать инфинитивов (если не считать двух вводных может быть). При этом инфинитивы образуют серию, входя в одну конструкцию, которая повторяется два раза. Эта конструкция известна из школьной программы: двусоставное предложение, организованное существительным в Им. п. и инфинитивом: (1) лучшая победа — пройти, взять, вычеркнутъся, прокрасться; (2) лучшая потеха — не тронуть, распасться, взять, выписаться, прокрасться. Это пример синтаксического повтора.

    Строфы начинаются и заканчиваются тоже синтаксическим повтором. Каждая строфа начинается с может: две начинаются просто может и две — может быть.
    В этом стихотворении каждая форма или конструкция повторяется дважды или более: 1) лучшая победа — лучшая потеха, 2) отказом взять — обманом взять, 3) чтоб не оставить следа — чтоб не оставить тени, 4) не встревожив скал — не оставив праха, 5) вычеркнутъся из зеркал — выписаться из широт, 6) во второй и четвертой строфах повторяются вопросительные конструкции. Во второй и четвертой строфах повтор начал: на стенах — на урну. В последних трех строфах — Твор.п.: Лермонтовым — перстом — Временем (как океаном). Но при внешней схожести есть различие в значении этой формы: Лермонтовым по Кавказу — Твор. сравнительный (означает «как Лермонтов»); перстом — значение инструмента (орудия) действия; в сочетании Временем как океаном — Временем читается в пространственном значении благодаря присутствию формы океаном. (А обычно существительные с временной семантикой в Твор. падеже имеют значение протяженного времени: летом, осенью, вечером.)

    В последних двух строках второй и четвертой строф мы видим повтор морфологических форм: так, Твор. п. существительного, инфинитив прокрасться и деепричастие с отрицанием.
    Все инфинитивы в этом тексте модально нагружены. Чтобы объяснить это, подставим модальные слова надо, нужно, можно, стоит, следует; например: Может быть — отказом Взять? Вычеркнутъся из зеркал — «может быть, надо отказом взять, надо вычеркнутъся из зеркал?».

    Инфинитивы здесь вынесены за пределы реального времени (которое организуется настоящим-прошедшим-будущим), принципиально обращены к мысли. Это значит, что временного развития, выраженного грамматически, мы здесь не увидим. Но развитие мысли здесь есть: поэт размышляет над тем, какая победа над смертью лучше: если человек оставит по себе память или если человек «прокрадется» по жизни — не оставив после себя ни свершений, ни физического следа. Обычное, традиционное представление о победе над смертью — это свершить какое-то деяние, которое сохранит героя в памяти человечества, т.е. остаться во времени. Но вот Г.Р. Державин отвечает на это представление стихами «Река времен», в котором объявляет Вечность абсолютным победителем над человеком:
     

    Река времен в своем стремленьи
    Уносит все дела людей
    И топит в пропасти забвенья
    Народы, царства и царей.

     Марина Цветаева, по-видимому, следует в своем стихотворении державинской традиции, по-своему преломляя ее.
    Стихотворение Цветаевой начинается с А может, что означает диалогическую соотнесенность, некоторое опровержение обычного стремления победить смерть, оставшись в памяти человечества, для поэта Цветаевой — через поэзию (когда он может писать). А если жизнь унизительна, поэзия невозможна, то Цветаева допускает и другой путь: преодолеть время не сражаясь с ним, а распавшись, превратившись в ничто. Из тринадцати инфинитивов шесть форм — глаголы на -ся, отсылающие действие к воле лирического Я, которое хочет прокрасться (по жизни незамеченным), вычеркнутъся (из памяти), распасться (чтоб не было праха), выписаться («из широт», т.е. с планеты Земля).

    Собственно самоуничтожение выражено двумя глаголами: вычеркнутъся, выписаться — глаголами, корни которых (писать, черкнуть) обозначают деятельность созидательную, писательскую, но в соединении с приставкой вы- и возвратной частицей приобретают смысл саморазрушения. Цветаева-поэт предлагает самой себе «выписаться» из пространства и «вычеркнуться» из времени («отказываюсь быть»).
    Здесь вспоминается другое стихотворение Цветаевой — «Поэты (2)», где читаем:

    Есть в мире лишние, добавочные,
    Не вписанные в окоем,
    (Не числящимся в ваших справочниках,
    Им свалочная яма — дом.).

    Чтобы осуществить уничтожение из времени и пространства, для этого надо исчезнуть из мира людей, не оставив ни следа, ни тени, ни отражения; из земного (географического) пространства, не оставив ни эха, ни праха, и тем самым выйти за пределы «тяготения», в океан времени, но и через него «прокрасться» в никуда.
    В другом стихотворении Цветаевой вертикальное пропитывание повторяющихся форм (морфологических и синтаксических) позволяет выстроить особые тематические линии:


    Моим стихам, написанным так рано,
    Что и не знала я, что я — поэт,
    Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
    Как искры из ракет,
    Ворвавшимся, как маленькие черти,
    В святилище, где сон и фимиам,
    Моим стихам о юности и смерти,
    — Нечитанным стихам! —
    Разбросанным в пыли по магазинам
    (Где их никто не брал и не берет!),
    Моим стихам, как драгоценным винам,
    Настанет свой черед.

    Стихотворение представляет собой одно сложное предложение, осложненное несколькими причастными оборотами, содержащее сравнения. Рассмотрим два случая грамматических повторов:
    1) ряд причастий (написанным, сорвавшимся, ворвавшимся, нечитанным, разбросанным) изображают судьбу стихов. Страдательные причастия написанным, нечитанным (стихам) характеризуют стихи через субъектов действия: поэта, написавшего их, и читателей, не покупающих и не читающих их; возвратные причастия сорвавшимся, ворвавшимся характеризуют энергию юношеских стихов, неожиданных и для самого поэта, и для литературных кругов;
    2) сравнительные обороты (как брызги из фонтана, как искры из ракет, как маленькие черти, как драгоценные вина) содержат ассоциативный ряд лексем, соотносимых с вином, бьющей через край энергией, не подчиняющейся общепринятому порядку; поэзия Цветаевой противостоит сну, фимиаму и пыли. В стихотворении юношеские стихи связаны с динамикой, энергией, активностью, множественностью, а им противопоставляется статика, пассивность, неподвижность, нерасчлененная масса. Выражена эта оппозиция двумя противостоящими рядами имен существительных: во множественном числе — стихи — брызги — искры — черти — вина и в единственном числе — святилище — сон — фимиам — пыль.


    «Русский язык и литература для школьников» . – 2015 . - № 6 . – С. 31-34.

     

     




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование