Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека 

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     

     

    Селезнёва Лариса Борисовна — доктор филол. наук, профессор, автор актуальных научных работ и учебных пособий по орфографии и пунктуации русского языка

    Неконечный вопросительный / восклицательный знак в современном русском языке


    Ключевые слова: знак препинания, вопросительный знак, восклицательный знак, функции знаков препинания, конечные знаки препинания, неконечные знаки препинания, предложение, синтаксические части предложения.

     

    1. Конечные и неконечные знаки препинания
    Система нормативных знаков препинания (пунктограмм) предназначена для обозначения предложения в письменной речи: во-первых, это обозначение предложения как отдельного от соположенных; во-вторых, обозначение внутреннего устройства предложения, т. е. его синтаксических связей и отношений. Знак препинания — графический знак, обозначающий, наряду с прописной буквой, границу отдельного предложения или границу / границы части предложения в соответствии с правилами пунктуации.
    Графическая раздельность предложений так же обязательна, как раздельное написание слов. Поэтому при обозначении любого из них обязательны конечные знаки препинания (точка, вопросительный / восклицательный знак, многоточие) и прописная буква, маркирующая первое слово, которая в этой функции, безусловно, относится к пунктуационным знакам, поскольку не зависит ни от каких иных его характеристик, кроме синтаксической позиции: левая граница отдельного предложения.

    Конечные знаки препинания, как и прописная буква, выполняют разделительную функцию, разделяя предложения в качестве элементов текста. Выбор того или иного из них зависит прежде всего от цели общения, т. е. от того, сообщение, побуждение к действию или вопрос выражены в предложении:


    И весть на крыльях полетела. Украина смутно зашумела... / Стой тут, Параша. Я схожу домой, мне что-то страшно / Не сетуй, брат, что рано грешный свет покинул ты, что мало искушений послал тебе Всевышний / Души неопытной волненья смирив со временем (как знать?), по сердцу я нашла бы друга, была бы верная супруга и добродетельная мать / Ну что соседки? Что Татьяна? Что Ольга резвая твоя? (* Без ссылок на автора даются цитаты из произведений А. С. Пушкина.)


    Если предложению присуща эмоциональная окраска, конечные знаки препинания определённым образом корректируются. Так, в конце восклицательного повествовательного предложения ставится не точка, а восклицательный знак, а в конце восклицательного вопросительного — восклицательный знак добавляется после вопросительного:


    Венец за ним! Он царь! Он согласился! Борис наш царь! Да здравствует Борис! / Но пусть мой грех падёт не на меня, а на тебя, Борис-цареубийца! Вперёд! / Безумны мы, когда народный плеск иль ярый вопль тревожит сердце наше! Бог насылал на землю нашу глад, народ завыл, в мученьях погибая, я отворил им житницъ1. Я злато рассыпал им, я им сыскал работы — они ж меня, беснуясь, проклинали!
    «Что-то будет?!» — думали все чиновники, поглядывая на него из-за чернильниц. / Кондуктор! Где я нахожусь?! В каком я обществе?! В каком я веке живу?! / Он помолчал немного, покачал головой и воскликнул: «Как прикажете назвать этих людей, мистер Штамм?!» (А.П. Чехов.)

    Возможно также совмещение вопросительного / восклицательного знака с многоточием. Многоточие в этом случае ставится позади одного из них и обозначается не тремя, а двумя точками:

    Я царствую!.. Какой волшебный блеск! Послушна мне, сильна моя держава; в ней счастие, в ней честь моя и слава! Я царствую!.. / Всплывши наверх, фигура нелепо размахивает руками, болтает ногами и старается изобразить на лице своём испуг... Но вместо испуга получается дрожь от холода... «Тони! Тони! — кричит купец. — Будет плавать, тони!..»/ «Экая дурында, прости господи!..» — говорит Камышев и идёт к французу. (А.П. Чехов.)

    Неконечные пунктуационные знаки, в отличие от конечных, используются внутри предложения, в пределах границ, обозначенных конечными. Они классифицируются как разделительные и выделительные.

    Неконечные разделительные знаки выполняют разделительную функцию: разделяют простые предложения в составе сложного и члены предложения в составе простого. Это запятая, точка с запятой, двоеточие, тире и дефис. Все неконечные разделительные знаки являются непарными именно в силу своей функции. Так, в частности, если придаточное и отграничено с обеих сторон запятыми, суть не меняется: разделены запятой главное предложение и придаточное, главное и придаточное с одной стороны и придаточное и главное с другой и т. д.

    Неконечные выделительные знаки препинания обособляют определённые части предложения в силу их особых отношений с каким-либо из членов предложения (обособленные члены предложения) или с предложением в целом (конструкции, грамматически не связанные с предложением: вводные / вставные, обращения, междометия; прямая речь).

    Неконечными выделительными пунктуационными знаками являются запятая, тире, скобки и кавычки. Все они употребляются в парном варианте, кроме запятой и тире, когда обособляемая конструкция находится не в середине предложения. Но это исключение не распространяется на применение тире при вводных / вставных конструкциях, где допустим только парный вариант. Обособление членов предложения осуществляется при их особых грамматических, позиционных и семантических характеристиках, а выделение знаками препинания конструкций, грамматически не связанных с предложением, и прямой речи обязательно во всех случаях их употребления.

    2. Функции и особенности применения конечного вопросительного / восклицательного знака

    В издании «Русский язык. Энциклопедия» Б. С. Шварцкопф так определяет понятия вопросительного и восклицательного знака:

    «Вопросительный знак (?) — одиночный разделительный знак препинания, отмечающий в тексте конец вопросительного предложения и тем самым отделяющий его от следующего предложения».
    «Восклицательный знак (!) — одиночный разделительный знак препинания, отмечающий в тексте конец восклицательного предложения и тем самым отделяющий его от следующего предложения».

    Вместе с тем признаётся допустимым и факультативное использование вопросительного и восклицательного знаков. Для вопросительного это две дополнительные позиции: «при расчленении (сегментации) вопросительного предложения с однородными членами (после каждого из них): Кто же он: парламентёр? посредник? (газ.); в косвенном вопросе (подчёркивание вопросительности): Он тревожился, не обскачут, не обштопают ли? (В. Гроссман.) В связи с восклицательным знаком тоже делается ссылка на сегментацию восклицательного предложения, а также приводятся примеры с обращением и междометием: С другой стороны, Ирина уже привыкла к генералу. При её-то консервативности! нелюдимости! (Житинский.) / Антон Антоныч! Ах! (Грибоедов.)

    В «Правилах русской орфографии и пунктуации» 1956 г. относительно восклицательного знака после междометия в середине предложения помечено, что это встречается только в поэтической речи: А ныне, ах! за весь его любовный жар готовился несносный столь удар (Лермонтов.) Факультативное употребление вопросительного и восклицательного знака констатируется, но не получает жёсткой регламентации. Видимо, вопрос нуждается в дальнейшем изучении, тем более что в практике письма сфера соответствующих пунктограмм весьма значительна.

    3. Вопросительный и восклицательный знак в конце вводных / вставных предложений
    Парность начальной прописной буквы и конечного знака препинания реализуется в единственном случае — при пунктуационном оформлении предложения как отдельного от соположенных. Границы простых предложений, являющихся компонентами сложного, очерчиваются иными знаками препинания. Вторая существенная закономерность заключается в том, что, кроме предложения, включающего начальное слово, ни одно из них в составе сложного не маркируется прописной буквой. Вводные и вставные предложения при выделении их с помощью запятых не обнаруживают никаких графических отличий от всех других:

    Общий тон, как говорят художники, выдержан / Они, казалось ему, условились игнорировать защитника. / Я немножко смутился, пристально поглядел на нее и, можете себе представить, узнал ее не по лицу, не по фигуре, а по кроткой, усталой улыбке / На пути, говорил он, ему пели птицы, журчали ручьи / Девушка в красном пропустила нас мимо себя, по-видимому, не обращая на нас ни малейшего внимания / Переписываясь и разговаривая таким образом, они (что естественно) дошли до следующего рассуждения: если мы друг без друга дышать не можем, а воля жестоких родителей препятствует нашему благополучию, то нельзя ли нам будет обойтись без неё? (А.П. Чехов.)

    Вводные / вставные предложения могут выделяться также с помощью скобок или двойного тире. Каких-либо конкретных условий предпочтения одного из возможных пунктуационных знаков не сформулировано, хотя психологически тире «ближе» к его содержанию, чем скобки.

    Если вводное / вставное предложение семантически и позиционно относится к одному из членов предложения, оно, как правило, не оформляется в качестве отдельного, т. е. начальная прописная буква не используется. Когда вводится предложение повествовательное, точку в конце его не ставят, а при вопросительном и восклицательном применяют вопросительный / восклицательный знак:

    Прасковьи Ивановнин муж — и что это за человек! — только и ищет, чем бы жене своей угодить / Купец вон Кля-кин — слышали? — даром что мужик, а поди-кася какую штуку того... / Раз — это было уже перед вечером — он поднял голову, чтобы попросить пить / Взять хоть этот ваш — как его? — странноприимный дом для безродных старух / Например, вы являетесь однажды в нашу земскую управу, — не знаю, какое было у вас там дело, — и на вопрос председателя, отчего вас не стало видно у Калининых, вы сказали... / Так он — поверишь ли? — не то что послал, а сам прискакал. (А.П. Чехов.) / Но, несмотря на то, что его любовь была известна всему городу, — все более или менее верно догадывались об его отношении к Карениной — большинство молодых людей завидовали ему (Л.Н. Толстой.)

    И сыты, и одеты, и... можем даже другого кого осчастливить... (извозчик покосился на Пелагею), ежели им по сердцу / Фельдшер Михаил Захарыч (это был он) тихо кашлянул и несмело вошёл в кабинет / Мы даём (даром, заметьте!) целый трактат советов рыболовам / Но стоит мне только оглядеть аудиторию (она построена у меня амфитеатром) и произнести стереотипное. .. /Ноя не ушёл... Мне помешала (стыдно сознаться!) простая физическая лень... /В номерке было прибрано, светло, уютно и пахло о. Христофором, который всегда издавал запах кипариса и сухих васильков (дома он делал из васильков кропила и украшения для киотов, отчего и пропах ими насквозь) / Маркел Иванович лениво поднялся с дивана, вздохнул и стал натягивать на себя панталоны (когда он сидит дома, Пелагея Петровна из экономии держит его вводном нижнем) / Магнетизёр (не робкий человек!) вытянул мою правую руку и начал производить над ней свои манипуляции: потрёт, подует, похлопает. (А. П. Чехов.)

    Оказывается незадействованным, «выпавшим» из ряда классический конечный знак препинания — точка, которая в пунктуации никогда не употребляется в иных целях. Этот %факт свидетельствует о том, что и два других знака — вопросительный и восклицательный — в рассматриваемых вводных / вставных предложениях не выполняют функции конечного. Здесь они используются только для обозначения вопроса или восклицания, а разделительную функцию конечных пунктуационных знаков при этом выполняют двойное тире или скобки.

    Если вставное предложение достаточно распространено и (или) более отстранено от основного высказывания с точки зрения содержания, то оно выделяется скобками, но оформляется как отдельное, т.е. с начальной прописной буквой и с конечным знаком препинания:

    До усадьбы, куда он был вызван для межевания, оставалось еще проехать на лошадях верст тридцать — сорок. (Ежели возница не пьян и лошади не клячи, то и тридцати верст не будет, а коли возница с мухой да кони наморены, то целых пятьдесят наберется.) / Эта умерла по ошибке: выпила нечаянно яд, приготовленный мною для тещи. (Тёщ отравляю я нашатырным спиртом.) Не случись такого казуса, она, быть может, была бы жива и доселе... / «Пе-еснъ моя-я-я... лети-ит с молъбо-о-о-ю...» (Голос обрывается судорожным кашлем.) / Что ни говорите, а тяжёл наш писательский труд! (Величественный вздох.) (А.П. Чехов.) / — Он все не хочет давать мне развода! Ну что мне делать? (Он был муж ее.) Я теперь хочу процесс начинать / Но какая гувернантка! (Он живо вспомнил черные плутовские глаза m-lle Roland и ее улыбку.) / — Ну, так можешь за меня и проиграть, — сказал Вронский смеясь. (Яшвин держал большое пари за Вронского.) (Л.Н. Толстой.)

    Во многих предложениях вариант выделения вставных предложений не представляется безусловным. Решающим оказывается мнение автора — оформлять их как отдельные или ограничиться заключением в скобки / тире:

    — Вы и теперь без места? — спросила поповна из соседнего села. (Она приехала на станцию попросить «по знакомству» для мамаши бесплатного проезда к тете.) (А.П. Чехов.) Ах, брат Чичиков, если бы ты только увидал... вот уж точно была бы пища твоему сатирическому уму (почему у Чичикова был сатирический ум, это тоже неизвестно) (Н.В. Гоголь.) / Наш милый самовар будет в восторге. (Самоваром он называл знаменитую графиню Лидию Ивановну за то, что она всегда и обо всем волновалась и горячилась.) Она о тебе спрашивала. (Л.Н. Толстой.)

    Вставные предложения, содержащие прямую речь, всегда заключаются в скобки, а знаки препинания, принятые при прямой речи, полностью сохраняются:
    Статью эту писал сам редактор... («К чему я, скотина, это говорю?» — подумал Кокин.) Но он хороший... честный человек / А оставаться нам тут вдвоем нельзя... Кто-нибудь из нас, я или вы, должен выйти! («Боже мой! Я не то ему говорю! —ужаснулся доктор. —Как глупо, как глупо!») Одним словом, подавайте прошение! (А.П. Чехов.)

    Ошибки, допускаемые в постановке знаков препинания при вводных / вставных предложениях, разнотипны. Во-первых, это неопознание их как таковых, а, во-вторых, незнание необходимых пунктуационных правил:

    Он спросил позволения надеть туфли Сергея Сергеича и, странное дело, в туфлях почувствовал себя своим человеком, родным («Точно зять...» — мелькнуло у него в мыслях), и ему стало ещё веселей (следует поставить точку перед закрывающей скобкой) / Но вот наконец лодки пристали к острову «Доброй Надежды». Так назывался полуостров, образовавшийся вследствие загиба реки под острым углом, покрытый старою рощей из березы, дуба, вербы и тополя. Под деревьями уже стояли столы, дымили самовары, и около посуды уже хлопотали Василий и Григорий (следует выделить скобками вставное предложение Так... тополя, сохранив при этом начальную прописную букву и точку в конце предложения, до скобки). (А.П.Чехов.) Вместо того чтоб оскорбиться, отрекаться, оправдываться, просить прощения, оставаться даже равнодушным — все было бы лучше того, что он сделал! — его лицо совершенно невольно («рефлексы головного мозга», — подумал Степан Аркадъич, который любил физиологию), совершенно невольно вдруг улыбнулось привычною, доброю и потому глупою улыбкой (следует написать с прописной буквы Рефлексы и перед закрывающей скобкой поставить точку). (Л.Н.Толстой.)

    4. Вопросительный / восклицательный знак при употреблении междометий, обращений и закавыченных частей предложения

    Междометия — это не только особая часть речи, но и неоднозначное понятие в аспектах синтаксиса. У междометий не обозначен собственный синтаксический статус, и в то же время они могут быть разными членами предложения в зависимости от того, какую часть речи замещают:

    Но вдруг сугроб зашевелился. И кто ж из-под него явился? Большой взъерошенный медведь; Татьяна «ах!» (сказуемое) — а он реветь / Усердно помолившись Богу, лицею прокричав ура (дополнение), прощайте, братцы: мне в дорогу, а вам в постель уже пора / Далече грянуло ура (подлежащее): полки увидели Петра /. Кони снова понеслися; колокольчик дин-дин-дин (сказуемое) / Вся столица содрогнулась; а девица — хи-хи-хи да ха-ха-ха (однородные сказуемые)/ Не боится, знать, греха.

    Чаще всего междометия не являются частью предложения, но в связи с его содержанием выражают разнообразные чувства, побуждение к действию либо звуковое проявление человека, животного или предмета:
    Ах (чувство радости, наконец достигли мы ворот Мадрида! / Верный сторож, как со сна, шевельнётся, встрепенётся, к той сторонке обернётся и кричит: «Кири-ку-ку! (призыв к вниманию). Царствуй, лёжа на боку!» / О (боль), кто б немых её страданий в сей быстрый миг не прочитал! / О (страстное желание), если б смог от взоров недостойных я скрыть подвал!

    Междометия традиционно включают в состав синтаксических конструкций, грамматически не связанных с предложением, наряду с вводными / вставными конструкциями и обращением. Правда, понятие междометие относится к морфологическим — часть речи, и оно, безусловно, нарушает предложенную классификацию. Есть необходимость перейти на язык синтаксических категорий.

    Полагаем, что все случаи употребления междометий, которые попадают в указанные типологические рамки, представляют две ипостаси: отдельное предложение; вводная / вставная конструкция. Как отдельные используются восклицательные междометные предложения, выражающие ту или иную эмоцию: Ага! Увидел ты! А мне хотелось тебя нежданной шуткой угостить / Ах! Чувствую, ничто не может нас среди мирских печалей успокоить / Гм! Гм! Читатель благородный* здорова ль ваша вся родня?

    В качестве вводной / вставной конструкции междометие должно быть выделено с помощью парных знаков препинания, т. е. запятых, тире или скобок; может употребляться с вопросительным / восклицательным знаком либо их сочетанием лишь при условии, что одновременно поставлены тире или скобки, т. е выполнено первое условие — обособление:

    Ему хочется есть и пить, но рябчиков и бургонского — увы — нет .. / На пути я думал о своих странных отношениях к графу. Интересно мне было дать себе в них отчет, регулировать их, но —увы! — этот отчет оказался непосильной задачей / Настоящего ума в вас — ни боже мой, меньше, чем у скворца, зато хитрости бесовской — у-у-у! — спаси, царица небесная! (А.П.Чехов.)

    Обращение, как и все другие конструкции, грамматически не связанные с предложением, может оформляться отдельно от него, подобно междометным предложениям. Есть основание видеть в нём и определённые черты предложения, поскольку обращение может вне какого-либо контекста выполнять собственные коммуникативные функции — призывную (апеллятивную) и оценочно-характеризующую (экспрессивную).

    Если обращение не предваряет предложения, а является его составляющей, то вопросительный или восклицательный знак после обращения нормативен в единственной позиции — в конце предложения:

    Подруга дней моих суровых, голубка дряхлая моя! Одна в глуши лесов сосновых, давно, давно ты ждёшь меня / Выпьем, добрая подружка бедной юности моей, выпьем с горя. Где же кружка? Сердцу будет веселей / «Нет, дерзкий хищник, нет, губитель!» — скрежеща, мыслит Кочубей / Цветы, любовь, деревня, праздность, поля, я предан вам душой / Как часто в горестной разлуке, в моей блуждающей судьбе, Москва, я думал о тебе! / Таков ли был я, расцветая, скажи, фонтан Бахчисарая! / Летите прочь, воспоминанья! Засни, несчастная любовь!

    Закавыченные части предложения структурно совпадают с теми, которые выделяются тире и скобками. Независимо от того, что это — слово, словосочетание, реплика диалога, та или иная разновидность имени собственного, — при наличии вопросительного / восклицательного компонента перед закрывающими кавычками ставится соответствующий знак препинания:

    Ужас и изумление сменяются пронзительным, радостным «ах!» и закатыванием глаз / А вы знаете, что значит «пожить» в лучшем смысле этого слова? / То, как мы вместе когда-то ходили на каток и как ветер доносил до неё слова «Я вас люблю, Наденька!», не забыто: для неё теперь это самое счастливое, самое трогательное и прекрасное воспоминание в жизни... / «Неужели, — подумал я, — эта пришибленная, приплюснутая фигурка умеет говорить такие слова, как «филистер» и «свобода»? А? Неужели? Да, умеет. Это невероятно, но верно... Ах ты дрянь этакая!» / Всё замирало в первом, глубоком сне; лишь какая-то неизвестная мне ночная птица протяжно и лениво произносила в роще длинный членораздельный звук, похожий на фразу «Ты Никиту видел?» (А.П.Чехов.) / Видно было, что это «ну, что?» относилось ко многому такому, что, не называя, они понимали оба (Л.Н.Толстой).
    А также: «Что делать?», «Кто виноват?», «Время, вперёд!» и т. п.

    5. Ошибки в употреблении прописной буквы как следствие пунктуационных ошибок

    Рассмотрим уже цитированное предложение с факультативным восклицательным знаком: А ныне, ах! за весь его любовный жар готовился несносный столь удар. (М.Ю.Лермонтов.) В какой степени соответствует пунктуационной системе языка представленный здесь вариант знаков препинания? Ограничимся тремя аспектами анализа: во-первых, синтаксический статус выделенной части предложения; во-вторых, наличие правил применительно к данному статусу; в-третьих, соответствие функции использованных знаков препинания их применению. Ни один из системных факторов не должен быть нарушен, иначе так называемые факультативные разновидности нормы могут привести к её разрушению.

    Междометие ах — это вводное предложение (значение иронии). Следовательно, оно должно быть обособлено, т. е. выделено парными пунктуационными знаками — запятыми, тире или скобками. В силу того, что вводное предложение имеет восклицательную окраску, запятые исключаются, а из двух возможных выделительных пунктуационных знаков здесь предпочтительнее не скобки, а тире. В анализируемом виде всё иначе: восклицательному знаку, который не является здесь конечным, вменена не свойственная ему функция, так как он совместно с запятой якобы служит парным средством обособления вводного предложения. Но восклицательный знак — одиночный, а два разных пунктуационных знака — запятая и восклицательный знак — в русском языке не используются в качестве парных. Поэтому правильной является иная расстановка знаков препинания: А ныне — ах! — за весь его любовный жар готовился несносный столь удар.

    Таким образом, факультативное употребление восклицательного знака по всем трём параметрам не отвечает требованиям, предъявляемым к нормативам. Кроме того, получает развитие и ненормативное следствие нарушений пунктуации — употребление строчной буквы в позиции после восклицательного знака:

    Ах! я забыл ей имя дать. Муж просто звал её Наташа. / Сравните: Увы! печальна и бледна, похвал не слушает она / Ах! я, было, и забыл благодарить тебя за лошадь и тулуп / «Эхе, хе! двенадцать часов!» — сказал наконец Чичиков, взглянув на часы. (Н.В. Гоголь) / Ах! ведь нужно ехать камелий достать... / Фу! чёрт возьми! — сказал, вскочив с постели, Обломов. (И.А.Гончаров.) (Выделенные буквы должны быть прописными.)

    По тем же причинам асистемна и пунктуационная ситуация с восклицательным знаком и строчной буквой в предложениях, содержащих обращение, а также в утвердительных / отрицательных с опорными словами да и нет:

    Алеко! ты убьёшь его! / — Ах, батька! и мы хотели зазвать весь околоток, да Владимир Андреевич не захотел / Наташа! там у огорода мы затравили русака. / «Не плачь: и я гоним судьбою и муки сердца испытал. Нет! я не знал любви взаимной / «Прощай, Марья Ивановна, моя голубушка! прощайте, Петр Андреич, сокол наш ясный!» — говорила добрая попадья. — «Счашпливый путь, и дай бог вам обоим счастия!» (А.С.Пушкин.) / «А! так ты не можешь, подлец! когда увидел, что не твоя берёт, так и не можешь! / «Убить ты меня собрался?
    А? зарезать меня хочешь? На большой дороге меня собрался зарезать, разбойник, чушка ты проклятый, страшилище морское! а? а? / Прошка! не нужно самовара! / «Что, Мшсеич! нужно бы нам с тобою доиграть когда-нибудь в горку». (Н.В. Гоголь.)

    Нередко восклицательный знак употребляется в качестве неконечного уже не после междометия или обращения, но совершенно вольным образом, и после него предложение продолжается опять-таки со строчной буквы:

    Прости! любви благословенья с тобою будут каждый час / — Куда! дедушка бунтовал. Нет, да и только! Бабушка не знала, что делать / — Ну что? ведь не до свету же тебе здесь оставаться, дом мой не харчевня / — Все пришли в ужас. «Как! не почитать церковь божию! прочь, хамово племя!» Потом, обратясъ к Кирилу Петровичу: «Слыхано дело, ваше превосходительство, — продолжал он, — псари вводят собак в божию церковь! собаки бегают по церкви. Я вас ужо проучу...» (А.С.Пушкин.) / Экий ты, право, такой! с тобой, как я вижу, нельзя, как водится между хорошими друзьями и товарищами, такой, право! / «Как что ? гусь ты! как ты едешь ? Ну же, потрогивай!» / Никакой неизвестности! будь только на твоей стороне счастие, ты можешь выиграть чёртову пропасть. Вон она! Экое счастье! / Прошу смотреть на него, когда он сидит среди своих подчиненных, — да просто от страха и слова не выговоришь! гордость и благородство, и уж чего не выражает лицо его? просто бери кисть да и рисуй: Прометей, решительный Прометей! / «Эх, Павлуша! вот как переменяется человек! ведь какой был благонравный, ничего буйного, шёлк! — надул, сильно надул...» / Смотри, мол, говорит, если что не так, так я на тебя сейчас выпушу эту собаку! и вот теперь они, может быть, и выпустили его с острова Елены, и вот он теперь и пробирается в Россию, будто бы Чичиков, а в самом деле вовсе не Чичиков. (Н.В. Гоголь.)

    Вследствие тех же тенденций ошибочные знаки препинания используются и при оформлении прямой речи (параллельно даны исправленные варианты) :

    — Как! — сказал Нарумов, —у тебя есть бабушка, которая угадывает три карты сряду, а ты до сих пор не перенял у ней ее кабалистики? / — Как?! — сказал Нарумов. — У тебя есть бабушка, которая угадывает три карты сряду, а ты до сих пор не перенял у ней ее кабалистики?!
    — Пожалуйста, душенька! — сказала Лизавета Ивановна, вспыхнув от ее замечания, — вперед ко мне записок не носите / — Пожалуйста, душенька, — сказала Лизавета Ивановна, вспыхнув от ее замечания, — вперед ко мне записок не носите.
    — Стойте, — крикнул Дубровский. — Дураки! что вы это? вы губите и себя, и меня / — Стойте, — крикнул Дубровский. — Дураки! Что вы это? Вы губите и себя, и меня.
    — Что? что? — сказал Троекуров, — угрозы! мне угрозы, — дерзкая девчонка! (А.С.Пушкин.) / — Что? Что? — сказал Троекуров. — Угрозы! Мне угрозы?! Дерзкая девчонка!

    Немалую роль в нарушении нормативов играет факультативная сегментация вопросительных и восклицательных предложений. В практике письма она имеет неограниченное толкование:

    А Шарлотта Кордэ? а наша Марфа Посадница? а княгиня Дашкова? чем я ниже их? Уж, верно, не смелостию души и решителъностию / — «Что? каков?» — произнес шёпотом голос, от которого я затрепетал / — Где я? кто здесь? — сказал я с усилием. Маръя Ивановна подошла к моей кровати и наклонилась ко мне. «Что? как вы себя чувствуете?» — сказала она / «Ах, Петр Андреич!» — сказала она, сплеснув руками. — «Какой денёк! какие страсти!..» / — Наконец, мать моя! — сказала графиня. — Что за наряды! Зачем это?., кого прельщать?.. А какова погода? кажется, ветер. (А.С. Пушкин.) / Туда я их всех и переселю! в Херсонскую их! пусть их там живут! / С тобой никак нельзя говорить, как с человеком близким... никакого прямодушия, ни искренности! совершенный Собакевич, такой подлец!». (Н.В. Гоголь.)

    Единственная позиция, в которой сегментация действительно является синтаксической мотивацией сегментированного вопросительного / восклицательного знака, так это в бессоюзных сложных предложениях с изъяснительными отношениями между частями. Вторая из них, находящаяся за двоеточием, может быть и вопросительным предложением, и восклицательным, и здесь употребляется должный конечный знак препинания. Но она может включать и несколько разных, отдельных вопросов или восклицаний, и тогда следует определиться, как именно надо применить вопросительный / восклицательный знак и следует ли прибегнуть к прописной букве. Речь идёт о конечном знаке препинания, и, казалось бы, логично оформить каждый из вопросов как отдельное вопросительное предложение. Но в этом случае нарушится графическая целостность единооформленного предложения, что недопустимо.

    В бессоюзном сложном предложении с двоеточием на месте бессоюзной связи все вопросительные / восклицательные предложения после двоеточия, представляющие некий однородный ряд, требуется писать со строчной буквы и с вопросительным или восклицательным знаком:

    Графиня имела обыкновение поминутно делать в карете вопросы: кто это с нами встретился? как зовут этот мост? что там написано на вывеске? (А.С. Пушкин.) / И разговор стал самый интересный для Дарьи Александровны: как рожала? чем был болен? где муж? часто ли бывает? (Л.Н.Толстой.) / Посыпались на мою несчастную голову вопросы: кто эта Катенька? да как? да почему? / В самом деле: что Дымов? почему Дымов? какое ей дело до Дымова? да существует ли он в природе, и не сон ли он только? (А.П. Чехов.)

    Что касается сложноподчинённых предложений с косвенным вопросом, то они были подробно рассмотрены ранее в связи с более общей темой. (См.: Л.Б.Селезнёва. Разделительные знаки препинания в простом и сложном предложении (синтаксис и пунктуация русского языка). «Русская словесность», 2009, № 4, с. 65-3.)

    Существует и ещё одна сторона проблемы: нужной актуализации можно достичь за счёт более точных нормативных знаков, не прибегая к факультативным. Сравните возможные варианты пунктуации к предложениям, приведённым в качестве иллюстрации Б. С. Шварцкопфом:

    Кто же он: парламентёр? посредник? / Кто же он? Парламентёр? Посредник? / Кто же он — парламентёр, посредник?
    Он тревожился, не обскачут, не обштопают ли? / Он тревожился: не обскачут, не обштопают ли?

    Необходимо учитывать и соотнесённость знаков препинания с интонацией. Так, в ряду однородных членов предложения каждый произносится с интонацией конечного знака препинания, и нет смысла этот знак сегментировать. Также бесполезно ставить восклицательный знак после обращения, если оно находится в середине предложения, ибо произнести его с восклицательной окраской в этой позиции невозможно. И если обращение произносится восклицательно, то это означает, что оно либо предшествует предложению, не будучи его частью, либо стоит в конце предложения.

    6. Понятия конечного и неконечного вопросительного / восклицательного знака

    Формулируя сущность вопросительного / восклицательного знака, нельзя игнорировать тот факт, что они не монофункциональны, потому что необходимо различать функцию знака препинания в конце отдельно оформленного предложения и в конце его внутренней части. В то же время, имея в виду тождество самого пунктуационного знака, целесообразно дать единое определение понятия:

    Вопросительный знак (?) — одиночный знак препинания, обозначающий вопросительный характер предложения и употребляющийся в двух функциях: как конечный разделительный знак, который, наряду с прописной буквой, отделяет предложение от соположенных, и как неконечный, который относится к части предложения и не выполняет разделительной функции.

    Восклицательный знак (!) — одиночный знак препинания, обозначающий восклицательный характер предложения и употребляющийся в двух функциях: как конечный разделительный знак, который, наряду с прописной буквой, отделяет предложение от соположенных, и как неконечный, который относится к части предложения и не выполняет разделительной функции.

    Применение конечного вопросительного и восклицательного знака в простых и сложных предложениях регулируется многими правилами (см. статью Б.С. Шварцкопфа, на которую выше дана ссылка), а неконечный весьма ограничен в употреблении. И острота проблемы не в том, чтобы ставить неконечный вопросительный / восклицательный знак в соответствии с требованиями нормы, а в том, чтобы не ставить его во всех остальных случаях и не писать последующее слово со строчной буквы, если это не слова автора в позиции после прямой речи.

    Неконечный вопросительный / восклицательный знак нормативен только в конце вводного / вставного предложения, если оно выделено двойным тире или скобками, и перед закрывающими кавычками любых закавыченных частей предложения, включая прямую речь и имена собственные всех типов.


    «Русская словесность» . – 2011 . - № 4 . – С. 23-33.

     

     





    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование