Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо


    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека 

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     

    Ю.В. Трифонов — один из писателей XXвека, чьи произведения входят в список произведений для экзамена по литературе в формате ЕГЭ. Представляем вашему вниманию методические разработки по роману Трифонова «Старик» для подготовки к экзамену в XI классе.

    Э.М. Зобнина 
    Канд. филологических наук, преподаватель ИЮФ МГУ им. М.В. Ломоносова

    Ю.В.Трифонов. «Старик». Подготовка к ЕГЭ по литературе

    Ключевые слова: литература XX века, исторический роман, литературная традиция, подготовка к ЕГЭ, варианты ЕГЭ.


    Роман «Старик» Ю.В. Трифонова (1925-1981) выбран не случайно, именно это произведение позволяет выявить особый ракурс проблем — возможность понять, как отражалось время в творчестве писателя, чье творчество стало синонимом 1960-1970-х годов XX века. Во второй половине XX века в прозе нового поколения определились тенденции литературного процесса в целом: поворот к постановке нравственных, философских проблем, возросший интерес к простому человеку, фигуре негероической, усложнение изображения внутреннего мира личности, противоречивости ее характера, реализация всех этих тенденций на историческом материале. В романе «Старик» писатель синтезировал традиции литературы XIX-XX вв. (А.С. Пушкина, М.А. Шолохова и др.) в соответствии с теми художественными задачами, которые ставил перед собой, при этом следование русской традиции позволяло ему оставаться оригинальным и самостоятельным художником, создать свою уникальную художественную систему, отразившую литературные традиции века XIX, и увиденные веком XX.

    Часть 1

    Он спрашивает: «А почему вы, Павел Евграфович, так упорно занимаетесь судьбой Мигулина? Вы не родственник его? Какой-нибудь далекий? Со стороны жены, возможно?» Нет, говорю, не родственник. «В чем же дело?» Да ни в чем. Просто добиваюсь, и все. Вам непременно дело нужно. А вот у меня никакого дела нет, кроме того, что сердце болит. «Мы о том и беспокоимся, Павел Евграфович, что у вас сердце больное. Годы ваши не малые, а вы в Ростов приезжаете в третий раз, силы тратите, время. Удивляемся вашей настойчивости. Сколько вам лет, Павел Евграфович?» Отвечаю. А я, говорю, удивляюсь тому, что есть люди, которым совершенно не интересна история своего народа. Им что так, что эдак, что то, что это — все едино. Какой-то старичок, чахлый, надрывный, вскакивает со стула. «Тогда объясните, зачем вы неправду защищаете? Хорошо, пускай он успешный военачальник, с Красновым и Деникиным воевал, почетным оружием награжден, все так, но зачем из него революционера делать? Зачем такую ложь допускать?» Глаза у старичка горят, кулачки веснушчатые, сжимаются, но я спокойно отвечаю: неправды никогда не защищал и защищать не стану. И если что говорю, значит, имею факты. «Нету фактов! — трясется старичок. — Он трудовик был! Народный социалист. Я с его братом Атаманское училище заканчивал и хорошо это гнездо знаю. Они все были мракобесы, большевикам служили из-под палки...» Вот этого не понимаю: черные да белые, мракобесы да ангелы. И никого посередке. А посередке-то все. И от мрака, и от бесов, и от ангелов в каждом... Кто я такой в августе семнадцатого? Сейчас, вспоминая, не могу ни понять, ни представить себе отчетливо. Конечно, и мать, и дядя Шура, и какие-то новые друзья... Общий хмель... Но ведь достаточно было в январе, когда умерла мама, тронуться чуть в сторону, куда звал отец или еще куда-то, куда приглашали старики Пригоды, или, может быть, позвала бы с собой Ася, не знаю, кем бы я был теперь. Ничтожная малость, подобно легкому повороту стрелки, бросает локомотив с одного пути на другой, и вместо Ростова вы попадаете в Варшаву. Я был мальчишка, опьяненный могучим временем. Нет, не хочу врать, как другие старики, путь подсказан потоком — радостно быть в потоке — и случаем, и чутьем, но вовсе не суровой математической волей. Пусть не врут! С каждым могло быть иначе. Бог ты мой, зачем я вступаю в спор? У других стариков было, наверное, по-другому. Не следует никого обижать. Я был мальчишка, одинокий, мечтательный, живущий уличной жизнью и к тому же влюбленный без памяти... Человек, который отнял у меня Асю, едва не погиб тридцатого августа семнадцатого года в станице Усть-Медведицкой. Его едва не зарубил сотник Степан Герасимов.

    B 1. Какое главное историческое событие упоминается в романе:
    Ответ: Гражданская война.
    B 2. Какое средство художественной изобразительности использует автор в строчке: «Вот этого не понимаю: черные да белые, мракобесы да ангелы»?
    Ответ: антитеза.
    B 3. Посредством какого тропа автор передает ощущение героя от происходящих событий: «Ничтожная малость, подобно легкому повороту стрелки»?
    Ответ: сравнение.
    B 4. Какие жанровые признаки доминируют в романе Ю.Трифонова «Старик»:
    Ответ: нравственно-психологический.
    B 5. Как в литературоведении называют прием, заключающийся в прямом воспроизведении мыслей и переживаний персонажа?
    Ответ: монолог.
    B 6. Принципы какого литературного направления определяют особенности созданной Ю.Трифоновым картины мира?
    Ответ: реализм.
    B 7. Речь незнакомца характеризуется мнимым простодушием. Как называется скрытая насмешка в речи персонажа?
    Ответ: ирония.

    С1. Какие средства психологической характеристики и с какой целью использует Ю.Трифонов в данном фрагменте?
    В этом эпизоде автор использует такое средство психологизма, как внутренний монолог героя. Во внутреннем монологе Павла Евграфовича Летунов а раскрывается драматизм повествования о Мигунове и первых годах революции. Это обусловлено в первую очередь тем, что исторический процесс XX столетия обнаружил повышенную агрессивность не только по отношению к общей судьбе, но и судьбы отдельного человека. Именно поэтому автору нужна форма внутреннего монолога, в котором воплотилось и сознание эпохи ушедшей, и события настоящего. Погружаясь в прошлое, как в настоящее, текущее, изменчивое, а не отстоявшееся и стабильное, каким оно является сейчас для людей 70-х годов, Трифонов показывает реальную сложность повседневного нравственного поведения человека. Трагедия возрастает от страницы к странице — за каждым моментом истории стоит единичная человеческая судьба, решается вопрос о жизни или смерти. И оценка потомками ушедшего времени как «ненужного», «лишнего», желание поскорее забыть и не ворошить прошлое — сильно ранит главного героя. Для Летунова жизненно необходимо успеть разобраться в правде, пока он еще жив, найти истину, именно это, возможно, будет оправдание его жизни и малодушного поступка, совершенного им в молодости.

    С2. В чем особенность психологизма Ю.Трифонова и как автор наследует традицию изображения личности, заложенную русской классической литературой XIX века?
    Создавая образ Мигулина, Трифонов добился особого вида обобщения: создал тип деятеля революции, активно участвующего в историческом процессе, борющегося за благополучие народных масс, выступающего против губительной политики некоторых руководителей страны и партии. Конта-минируя в образе Мигулина судьбы двух исторических лиц, Трифонов показывает, что ложные обвинения использовались с единственной целью — уничтожить наиболее одаренных и самостоятельных полководцев. На примере судеб Ф.К. Миронова и Б.М.Думенко Трифонов выявляет закономерность гибели красных командиров, уничтожение которых началось в 20-е годы и достигло апогея в 30-е годы XX века. В этом отношении ряд прототипов Мигулина может быть продолжен именами М.В.Фрунзе, Г.И.Котовского, В.А. Трифонова и других видных революционных деятелей.

    Часть 2

    «Дорогой Павел! Пишу тебе наугад, на редакцию журнала, где прочитала твою заметку про С.К., к сожалению, с опозданием на пять лет и совершенно случайно. Недавно была в Бердянске у приятельницы и там среди старых журналов, которые мы собрались сдавать ребятишкам как макулатуру, наткнулась на этот журнал, номер 3 за 1968 год, с твоей заметкой и маленьким портретом С.К. Ты не представляешь, дорогой Павел, что я испытала в ту минуту. Ведь я совершенно ничего не знала, я не знала, что ты жив, что С.К. теперь считается чуть ли не героем гражданской войны. Ты, может быть, меня забыл, но я тебя отлично помню и навсегда сохранила к тебе теплое чувство, нас так много связывает. Я, Ася Игумнова, твоя соседка по Васильевскому острову, по Пятнадцатой линии, а ты, Павлик, очень дружил с Владимиром, он жил в нашей семье, мой двоюродный брат, его зарубили красновцы зимой девятнадцатого года в станице Михайлинской. Я едва выжила. Ты, наверное, помнишь. Меня спас Сергей Кириллович. Ты был писарем или ординарцем в ревкоме, где командовал какой-то твой родственник, а я была машинисткой в штабе корпуса Сергея Кирилловича. Мне было тогда восемнадцать, тебе столько же или немного меньше. Я помню, что мы все трое — ты, я и Владимир — ходили в пригодинскую школу в один класс, у меня был еще старший брат Алексей, студент, он воевал на стороне корниловцев, а я очень мучилась, не знала, как мне быть. Владимир был моим первым мужем. Мама прокляла его и меня после того, как Алексей был убит. Потом я стала женой Сергея Кирилловича Мигулина, очень его любила, он вернул мне жизнь, но это длилось всего несколько месяцев, и в мае случилась известная тебе трагедия. Милый Павел, в моей жизни было много страданий, но я сейчас не стану тебе писать, потому что не знаю, получишь ли ты письмо, жив ли ты и здоров и захочешь ли со мной переписываться. Я бы очень хотела тебя увидеть под конец жизни, никого не осталось от тех времен, братья погибли, отец умер в Ростове от тифа. А мама с сестрой Варей и Вариным мужем уехали в двадцать первом году в Болгарию, потом во Францию. О них ничего не знаю. Я счастлива, что с такого замечательного человека, как С.К. теперь снято позорное клеймо, которому я никогда не верила. Мне ничего не сообщали, потому что никто не знает, что я была его женой и родила от него сына. Даже мои родные не знали. Не понимаю, отчего я тебе так откровенно пишу? Твоя заметка меня расстроила. Я все годы была как каменная. Не понимаю, почему написал именно ты. Неужели никого нет? Я давно не Игумнова, не Мигулина, я Нестеренко, по мужу, Нестеренко Георгию Федоровичу, с 1924 года, когда вышла за него замуж. Георгий Федорович был военным инженером, мы без конца ездили по стране, были на Дальнем Востоке, в Монголии, он погиб в Ленинграде, в блокаду. Сына моего любил, как родного. Сьш умер три года назад от болезни крови. Я живу недалеко от Москвы, в поселке городского типа Клюквино, здесь большой институт, где мой внук работает. И его мать работает здесь же. Ехать из Москвы несложно: поездом до Серпухова, потом минут сорок автобусом. Я бы мечтала тебя увидеть, дорогой Павел! Когда-то не могла тебя видеть. Но это было недолго. Дай бог, чтоб ты был жив и здоров. Иногда по ночам — особенно в последнее время, когда стала старухой — вижу во сне нашу улицу на Васильевском острове, наш трехэтажный дом с граненым выступом, где было что-то вроде чердака и где мы прятались иногда от взрослых. На жизнь я не жалуюсь, хотя было много тяжелого. Павел, ответь, пускай двумя строчками. Обнимаю тебя. Твой старый друг Ася. Анна Константиновна Нестеренко.
    P.S. Мне семьдесят три года, я совершенно седая, тощая и, конечно, больная. Хожу с трудом, но по дому делаю всю работу, потому что найти помощницу очень трудно. Посылаю на всякий случай фотографию внука и его жены Светланы, которая выглядит здесь гораздо наивнее и юнее, чем на самом деле. Они женаты полтора года. Павел, я навсегда запомнила, что ты был первый, кто подошел ко мне тогда, в Михайлинской, запомнила твои слова, твое лицо — все думали, что я без сознания, но я видела и слышала, только ничего не чувствовала, конечно. Павел, прости меня, старуху, и откликнись».

    B 1. К какому роду литературы относится произведение Ю.Трифонова «Старик»?
    Ответ: эпическому.
    B 2. К кому из героев написала свое письмо Анна Константиновна Нестеренко? (Ф.И.О. героя запишите полностью.)
    Ответ: Павел Евграфович Летунов.
    B 3. Какое место занимает этот эпизод в произведении?
    Ответ: является вставным элементом.
    B 4. Сколько лет прошло с тех пор, как Анна Константиновна (Ася) в последний раз видела героя?
    Ответ: 55.
    B 5. Кто скрывается за инициалами С.К.? (Ф.И.О. героя запишите полностью.)
    Ответ: Сергей Кириллович Мигулин.
    B6. Укажите название сюжетно-композиционного элемента художественного произведения, представляющего собой описание внешности героини («Мне семьдесят три года, я совершенно седая, тощая и, конечно, больная. Хожу с трудом, но по дому делаю всю работу...»).
    Ответ: портрет.
    B 7. Укажите термин, которым в литературоведении называется значимая для героев подробность («дом с граненым выступом, где было что-то вроде чердака и где мы прятались иногда от взрослых»)?
    Ответ: деталь.

    С1. Какую роль играет письмо Аси в судьбе главного героя?
    С2. Какова идейно-композиционная роль письма героини в сюжете романа Ю.Трифонова «Старик»? Объясните, как Вы понимаете сюжетно-композиционную роль писем в текстах художественных произведений.

    Оба вопроса тесно связаны. Письмо Аси Игумновой имеет важное сюжетно-композиционное значение в романе «Старик», поскольку именно получение этого письма героем провоцирует его на дальнейшие размышления о прошлом («Не понимаю, почему написал именно ты. Неужели никого нет?»). Основным композиционным принципом романа стал прием антитезы, проявившийся в противопоставлении событий прошлого и настоящего. Прошлое в воспоминаниях героя представлено как идеальный образ жизни. Несмотря на то что порой события прошедших лет — это кровавые страницы русской истории, но именно в эти годы жизнь текла «вулканической лавой», «затопляя, погребая огнем». В те годы создавалась история, каждый был ее активным участником.

    Со времени Гражданской войны прошло 55 лет, а события тех времен в мельчайших подробностях всплывают в сознании Павла Евграфовича Летунова, мешают спать, заставляют искать правду. Все, что происходило в годы Гражданской войны, было значимо, имело смысл, необходимость. Поэтому письмо от человека из прошлого — Аси Игумновой — стало одним из важнейших внесюжетных элементов романа (наряду с эпилогом и авторскими отступлениями). Письмо связано с содержанием романа и его проблематикой. События прошлого так важны, что затмевают порой для старика события сегодняшнего дня. Малодушие, проявленное в юности, не дает ему принять спокойную старость и простить себя. Но парадокс конфликта состоит в том, что правду о Мигулине и о расказачивании восстанавливает Павел Евграфович Летунов, один из непосредственных участников событий. В этом образе слились воедино два постоянных трифоновских персонажа — старый революционер и историк. Летунов собирает материалы о Мигулине ради того, чтобы все узнали истину, думая, что знание исторической правды будет благотворно для потомков. Одновременно это и его личная история, возможно, станут оправданием всей его жизни.

    В эпилоге романа — уже после смерти Летунова — появляется некий аспирант — историк, который пишет диссертацию о Мигулине. Показательно, о чем он думает, отвечая на вопросы об истине, которые в романе Летунов постоянно адресовал истории: «Истина в том, что добрейший Павел Евграфович в двадцать первом на вопрос следователя, допускает ли он возможность участия в контрреволюционном восстании, ответил искренне: "Допускаю", но, конечно, забыл об этом, ничего удивительного, тогда так думали все или почти все...»


    Часть 3

    И однажды в конце августа как будто лопнула струна — жара прекратилась. Но не все дотянули благополучно до этого чудесного времени. Одни ужасно похудели, другие подорвали здоровье инфарктом, иные вовсе не дождались прохлады, но те, что остались живы, испытали необычайную бодрость и как бы наслаждение жизнью: они теперь иначе относились к городу, иначе относились к воде, иначе относились к солнцу, к деревьям, к дождю. Впрочем, эта пора наслаждения продолжалась недолго, дня два. А на третий день все забыли о недавних мучениях — чему помог зарядивший с утра мелкий, сеявший осеннюю скуку дождь — и стали заниматься делами. Валентина с Гариком переехали в город, надо было готовиться к школе, искать по магазинам форму, учебники, то да се. Люда и Виктор тоже исчезли. Виктора послали на картошку в колхоз. Верочка затеяла переклейку обоев в городской квартире, а Эрастович уехал в Кисловодск. Опустели дачи, затихли детские голоса. Когда Павел Евграфович шел в санаторий с судками, он не встречал на берегу людей, пляжи были пустынны, у причала теснились никому не нужные лодки. Слегка одичавшие собаки бегали по шоссе, хозяева их, пропали. Павел Евграфович закончил письмо Гроздову из Майкопа. А Руслан гулял по участку с палочкой. У него был бюллетень до середины сентября. Руслан любил тишину и исчезновение людей — конец августа, начало сентября, — но в жизни этой сладости было так мало! Было раз в юности, потом как-то в середине пятидесятых, когда ушел с завода и еще не устроился никуда, и вот теперь. Он гулял по участку, где все так тихо дичало, и сохло, и ждало осени, и думал: можно начать сначала. Ничего страшного. Вот старик, он начинал много раз. Он только и делал, что начинал все сначала.
    Руслан первый увидел черную «Волгу», которая вкатилась во двор, встала на повороте каменистой дорожки, и из машины вылезли три человека. Вылезши, стали закуривать и не спеша оглядываться по сторонам. Один держал красную папку. Руслан подошел, не особенно торопясь, и спросил, кого ищут. Те ответили, что никого не ищут. Разговаривая, они пошли в глубь участка. Тот, что нес красную папку, шел посередине, держал папку двумя руками сзади и слегка постукивал ею по спине. Руслану не понравилось, как он постукивает папкой по спине. Была какая-то нагловатость. Они шли медленно, прогулочным шагом и ничем не интересовались вокруг, разговаривали между собой. Как будто все им было известно.
    Руслан подошел к черной «Волге», в которой сидел шофер в замшевой куртке, и спросил, откуда машина.
    — А вы не знаете? — спросил шофер.
    — Нет.
    — Ну да!
    — Не знаю.
    — Машина из управления. Здесь пансионат будут строить. Для младшего персонала...
    — А наши дома? — удивился Руслан. Вопрос был глуп. Он задал его только потому, что после жары, болезни, больницы как-то ослаб душой.
    — Дома! — Шофер усмехнулся, покачав головой. Выглянув из окошка, посмотрел на нищую деревянную да-
    чу из потемневших бревен, где прошла вся Русланова жизнь, и опять усмехнулся, на этот раз несколько насильственно, как плохой шутке. — Дома...

    B1. Какое средство художественной образности использует автор в следующих строках: «...в конце августа как будто лопнула струна — жара прекратилась...»?
    Ответ: сравнение.
    B 2. К какому жанру относится произведение?
    Ответ: роман.
    B 3. Какой троп использован в следующей строчке: «Виктора послали на картошку...»?
    Ответ: метонимия.
    B 4. С помощью какой подробности, наделенной значимой смысловой нагрузкой, автор показывает новых посетителей дачного кооператива? (Тот, что нес красную папку, шел посередине, держал папку двумя руками сзади и слегка постукивал ею по спине. Руслану не понравилось, как он постукивает папкой по спине. Была какая-то нагловатость.)
    Ответ: художественная деталь.
    B 5. Кем приходится Руслан главному герою романа Павлу Евграфовичу?
    Ответ: сыном.
    B 6. Приведенная сцена передает разговор героев между собой. Каким термином обозначается данная форма общения персонажей в художественном произведении?
    Ответ: диалог.
    87. Как называется острое столкновение идей и характеров, изображенное Ю.Трифоновым в романе?
    Ответ: конфликт.
    С1. Как этот эпизод связан с проблематикой романа?

    Одной из проблем, волновавших Трифонова, стало соотношение целей и путей их достижения. Эта проблема сформулирована и выдвинута на первый план уже на первых страницах «Старика». Идея вседозволенности наиболее ярко воплощена в образе Олега Кандаурова. На его примере Трифонов показывает, что ориентировка на результат как самоцель, лишает личность способности к сопереживанию, сочувствию, порождает бесчеловечное отношение к людям. Жизнь героев «Старика» рассматривается как драма разобщенности, ослабляющей незыблемость нравственных требований, основанных на признании единства человеческих интересов, глубинного родства людей. Сцена с Русланом Летуновым можно соотнести с сценой суда над бесправным Слабосердовым в период Гражданской войны, когда мнение классово чуждого меньшинства не брали в расчет.

    Искренне и героическое прошлое отца Руслана, его вера в то, что им удастся построить справедливую страну, — это своеобразный упрек настоящему, с его искусственностью, неискренностью, отсутствием цели в жизни. Именно поэтому Руслан Летунов спивается: проявив себя во время Великой Отечественной войны, он не может реализоваться в мирной, повседневной жизни.

    С2. В чем главные причины противостояния «отцов» и «детей» в романе Ю.Трифонова и как проблематика романа связана с названием произведения?
    В романе «Старик» Трифонов находит новое воплощение традиционного для русской литературы конфликта «отцов и детей». Уже первые страницы произведения отражают столкновение «отцов» (Павел Евграфович Летунов) и «детей» (сын и дочь Летунова). Трифонов показывает непонимание и пренебрежительное отношение Руслана и Веры к своему отцу, в их сознании материальные блага преобладают над духовными. Отношения Павла Евграфовича Летунова с детьми складываются напряженно, они не считаются с его мнением, никого из молодых не волнует тот мир, в котором живет Летунов. Его поиски истины принимаются за сумасшествие. «Непонимание» и «нечувствие» — такими словами можно охарактеризовать отношения между «отцами» и «детьми» в семье Летуновых.

    Конфликт «отцов и детей» намечен также в сюжетной линии, связанной с Кандауровым, только предстает в другом аспекте. Если в случае с Павлом Евграфовичем Летуновым показана любовь отца к детям, то у Кандаурова эта любовь отсутствует.

    Ю.Трифонов не случайно дает своему роману название «Старик», в нем реализуются все лексические значения данного слова, которые непосредственно связаны с основным содержанием романа. Старик — это и Павел Евграфович Летунов, и Сергей Кириллович Мигулин. Старик — человек, стоящий на грани жизни и смерти, название наполняет наполнено не только историческим, но и философским смыслом. Таким образом, смысл заглавия романа связан, с одной стороны, с образом Мигулина, с сюжетной линией о революции и гражданской войне, а с другой стороны — с образом Летунова и с сюжетной линией о современности.

     

    «Русская словесность» . – 2011 . - № 3 . – С. 41-48.

     





    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование