Базанов С. Юденич: непобедимый генерал

 
 
С. Н. БАЗАНОВ
доктор исторических наук
 
 
ЮДЕНИЧ: НЕПОБЕДИМЫЙ ГЕНЕРАЛ
 
 
Н.Н.Юденич, полководец, провоевавший всю Первую мировую войну на Кавказском фронте, не проиграл противнику ни одного сражения, как и его великий предшественник — А.В. Суворов. Однако в историю нашей Родины он вошел лишь как белый генерал, безуспешно пытавшийся в 1919 г. взять Петроград. 

 
Почти 80 лет прошло со дня смерти одного из выдающихся полководцев Первой мировой войны — генерала от инфантерии Николая Николаевича Юденича. Однако в историю нашей Родины он вошел лишь как белый генерал, безуспешно пытавшийся в 1919 г. взять Петроград.

Дополнительную «славу» ему принес вышедший на экраны страны в 1936 г. и ставший очень популярным художественный фильм «Мы из Кронштадта» (хотя сам Юденич на экране не появляется), посвященный Гражданской войне на северо-западе России. Успех ленты был настолько велик, что она получила главный приз на Международной выставке в Париже в 1937 г., а в 1941 г. — Государственную премию СССР. Вот, пожалуй, и все, что известно о генерале людям старшего поколения, да и то потому, что картину по нескольку раз в год показывали по телевидению вплоть до 1980-х гг. Молодежь же о нем вообще не знает.

А между тем полководец, провоевавший всю Первую мировую войну на Кавказском фронте, не проиграл противнику ни одного сражения, как и его великий предшественник — А.В. Суворов. Но обо всем по порядку.
 
 
Начало службы

Родился будущий полководец в Москве 18 июля 1862 г. Его отец происходил из дворян Минской губернии и служил кол
лежским советником. Первоначальное образование Юденич получил в кадетском корпусе, затем продолжил обучение в 3-м Александровском военном училище в Москве. Каждый год он с нетерпением ожидал выхода на Ходынское поле, где располагался летний лагерь училища. Молодой юнкер любил тактические учения, стрельбы, топографические съемки и другие практические занятия.
Окончив в 1881 г. училище в чине подпоручика армейской пехоты, Юденич был направлен для прохождения службы в столице в лейб-гвардии Литовский полк.

Юденич отказался от спокойной службы и отбыл вместе с дивизией на театр военных действий. Он считал, что пример начальника является лучшим воспитательным средством для подчиненных и старался следовать этому принципу как в мирное, так и в военное время потом он служил в средней Азии в 1-м Туркестанском, а затем во 2-м Ходжент-ском резервном стрелковом батальоне. После производстве в поручики гвардии в 1884 г. он поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. Закончил ее Юденич в 1887 г. по первому разряду с присвоением звания штабс-капитана гвардии. Он был причислен к Генеральному штабу и назначен старшим адъютантом штаба 14-го армейского корпуса, дислоцировавшегося в Варшавском военном округе. В дальнейшем Юденич служил на штабных должностях (с 1892 г. — подполковником, а с 1896 г. — полковником) Туркестанского военного округа, командовал батальоном, был начальником штаба Туркестанской стрелковой бригады.

По воспоминаниям его сослуживца Д.В. Филатьева, в те годы молодого полковника отличали «прямота и даже резкость суждений, определенность решений и твердость в отстаивании своего мнения и полное отсутствие склонности к каким-либо компромиссам». К этому следует добавить немногословность. Другой сослуживец, А.В. Геруа, говорил о Юдениче: «Молчание — господствующее свойство моего тогдашнего начальника».
Обрел молодой офицер и семейное счастье, женившись на Александре Николаевне Жемчужниковой.
 
 
 
В действующей армии

В 1902 г. Юденич вступил в командование 18-м стрелковым полком, входившим в состав 5-й стрелковой бригады 6-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии. С началом Русско-японской войны 1904-1905 гг. часть, в которой он служил, отправилась в действующую армию. В это же время в штабе Туркестанского военного округа ему предложили занять вакантную должность дежурного генерала. Но Юденич отказался от спокойной службы и отбыл вместе с дивизией на театр военных действий. Он считал, что пример начальника является лучшим воспитательным средством для подчиненных и старался следовать этому принципу как в мирное, так и в военное время.
 
В сражении при Сандепу (в 60 км к юго-западу от Мукдена, Китай) в январе 1905 г. при нерешительности со стороны некоторых военачальников он проявил смелость и инициативу, возглавив атаку вверенного ему полка, и обратил противника в бегство. Инициативу храброго полковника отметил даже скупой на похвалу командующий Маньчжурской армией генерал от инфантерии А.Н. Куропаткин.

В Мукденском сражении в феврале 1905 г. Юденич во главе полка лично участвовал в штыковой атаке, получил два ранения и был отправлен в госпиталь. За героизм, проявленный на полях сражений, он был награжден золотым оружием с надписью «За храбрость», а также орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами, Святого Станислава 1-й степени с мечами, а в июне 1905 г. произведен в генерал-майоры.

В 1906 г. Юденич был назначен командиром 2-й стрелковой дивизии, в следующем году получил должность генерал-квартирмейстера штаба Казанского военного округа. В 1912 г. произведен в генерал-лейтенанты и назначен начальником штаба того же военного округа, а в 1913 г. переведен на ту же должность в Кавказский военный округ.
 
 
 
Радушие и требовательность

На новом месте генерал быстро завоевал симпатии сослуживцев. Как вспоминал впоследствии генерал Веселозеров, «в самый краткий срок он стал и близким, и понятным для кавказцев. Точно он всегда был с нами. Удивительно простой, в котором отсутствовал яд под названием «гене-ралин», снисходительный, он быстро завоевал сердца. Всегда радушный, он был широко гостеприимен. Его уютная квартира видела многочисленных сотоварищей по службе... Пойти к Юденичу — это не являлось отбыванием номера, а стало искренним удовольствием для всех, сердечно его полюбивших».

Радушие и приветливость вовсе не означали, что он попустительствовал в вопросах службы. Здесь он проявлял требовательность как к себе, так и к другим, стремясь подавать пример в исполнении служебного долга. «Работая с таким начальником, — отмечал далее Веселозеров, — каждый был уверен, что в случае какой-либо порухи он не выдаст головой подчиненного, защитит, а потом сам расправится как строгий, но справедливый начальник».

В работе с офицерами Юденич был выдержан и немногословен, не допускал мелочной опеки. Другой его сослуживец, генерал Драценко, писал: «Он всегда и все спокойно выслушивал, хотя бы то было противно намеченной им программе. Никогда генерал Юденич не вмешивался в работу подчиненных начальников, никогда не критиковал их приказы, доклады, но скупо бросаемые им слова были обдуманны, полны смысла и являлись программой для тех, кто их слушал».
 
 
 
Планирование военных операций

В полную силу полководческий талант Юденича раскрылся на полях сражений Первой мировой войны. 20 октября 1914 г. в ответ на артиллерийский обстрел турецкими военными кораблями ряда русских портов на Черном море Россия объявила войну Турции. Из частей Кавказского военного округа была сформирована Кавказская армия. Главнокомандующим Кавказским фронтом стал наместник на Кавказе генерал от кавалерии И.И. Воронцов-Дашков, его помощником — генерал от инфантерии А.З. Мышлаевский, начальником штаба — генерал-лейтенант Н.Н. Юденич.

Кавказский фронт занимал полосу протяженностью 720 км — от Черного моря до озера Урия. Военные действия Кавказской армии начались встречным сражением на Эрзерумском направлении, где ей противостояла 3-я турецкая армия. 9 декабря 1914 г. турецкие войска перешли в наступление и вскоре вышли в тыл главным силам Кавказской армии. Юденич был назначен командующим Сарыкамыш-ским отрядом. Благодаря тщательно разработанному им плану Сарыкамышской операции русские войска не только отразили наступление противника, но и перешли в контрнаступление, окружив и пленив главные силы 3-й турецкой армии.

Неукротимая воля к победе и твердое управление войсками, личный пример генерала, все эти дни напряженного сражения находившегося на передовой, в сочетании со стойкостью и мужеством русских солдат и офицеров принесли полную победу Сарыкамышскому отряду. К 5 января 1915 г. турецкие войска были отброшены в исходное положение. Их потери составили 90 тыс. убитыми, ранеными и пленными.
Следует сказать, что уже в этой, первой планировавшейся Юденичем боевой операции явственно обнаружилась одна из главных черт его полководческого дарования — способность идти на разумный риск, принимать смелые решения, основанные на знании обстановки. Оценив по достоинству заслуги Юденича в Сарыка-мышской операции, император Николай II произвел его в чин генерала от инфантерии, наградил самым высоким военным орденом России — Святого Георгия (4-й степени), а 24 января назначил командующим Кавказской армией. Именно на этом высоком посту началось становление Юденича как одного из выдающихся полководцев Первой мировой войны.

В июне — июле 1915 г. под руководством Н.Н. Юденича была проведена Алаш-кертская операция, в результате которой был сорван план турецкого командования прорвать оборону Кавказской армии на Карском направлении. За ее успешное проведение командующий был удостоен ордена Святого Георгия 3-й степени.

Осенью того же года резко ухудшилась обстановка в Персии (Иране): в результате целенаправленной деятельности многочисленных германо-турецких агентов, сформированных ими диверсионных отрядов Персия оказалась под угрозой быть втянутой в войну на стороне германского блока. Антироссийские элементы имели здесь большое влияние. Чтобы не допустить втягивания Персии в войну, главнокомандующий Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич (сменивший на этом посту И.И. Воронцова-Дашкова) добился от Ставки Верховного главнокомандующего разрешения на проведение операции, получившей название Ха-маданской. Ее разработку поручили Юденичу.

Для проведения операции был создан экспедиционный корпус, командование которым командарм возложил на хорошо зарекомендовавшего себя в боях генерал-лейтенанта Н.Н. Баратова. Корпус был переброшен из Тифлиса (Тбилиси) в Баку, погружен на корабли и переправлен к персидскому берегу. 30 октября 1915 г. его части внезапно для противника высадились в персидском порту Энзели и, совершая военные экспедиции в глубь страны, в течение месяца разгромили несколько диверсионных отрядов.
 
Русские взяли города Хамадан, Кум, ряд населенных пунктов на подступах к столице Персии Тегерану и одновременно пресекли попытки проникновения вражеских вооруженных формирований в ее восточную часть и в Афганистан. В результате удалось обезопасить левый фланг Кавказского фронта и устранить угрозу вступления Персии в войну. Немалая заслуга в успешном проведении операции принадлежала ее главному разработчику — Юденичу.
 
 
 
Успех  Эрзерумской операции

На исходе осени 1915 г. турецкое командование сочло, что зимой в горной местности, малодоступной для активных крупномасштабных военных действий, русское наступление невозможно. Однако Юденич все больше склонялся к переходу в наступление к концу декабря, делая упор на внезапности и тщательности подготовки войск. Основная идея предстоящей Эрзерумской операции, сформулированная им на совещании штаба Кавказской армии 18 декабря, заключалась в прорыве обороны противника на трех направлениях — Эрзерумском, Ольтынском и Битлисском.

Главный же удар командарм предлагал нанести в направлении Кёприкёй, а конечной целью ставил разгром 3-й турецкой армии и овладение ее базой, важным узлом коммуникаций — сильно укрепленной крепостью Эрзерум. Окруженная горами и мощными фортификационными сооружениями, особенно зимой, когда горы покрыты льдом и снегом, она казалась неприступной. Юденич, добившись разрешения на проведение операции, взял на себя ответственность за ее последствия, что являлось смелым решением: это был риск, но полководца, а не авантюриста.

Служивший в разведке штаба Кавказской армии подполковник Б.А. Штейфон отмечал: «В действительности каждый смелый маневр генерала Юденича являлся следствием глубоко продуманной и совершенно точно угаданной обстановки. И главным образом духовной обстановки. Риск генерала Юденича — это смелость творческой фантазии, та смелость, какая присуща только большим полководцам».

Командарму понадобилось всего три недели для того, чтобы провести перегруппировку войск. За это время для непосредственного участия в штурме Эр-зерума он сосредоточил две трети сил Кавказской армии. Подготовка операции проводилась с максимальной секретностью, отличалась продуманностью, точным распределением сил и средств, хорошим материально-техническим обеспечением.

Начавшееся 26 декабря 1915 г. наступление стало для турецкого командования полной неожиданностью. Прорвав оборону 3-й турецкой армии на участке Маслахат — Кёприкёй, войска под командованием Юденича штурмом с севера, востока и юга 3 февраля 1916 г. овладели крепостью Эрзерум и отбросили противника на 70-100 км на запад. В самой крепости было пленено около 8 тыс. солдат и 137 офицеров противника. Результатом операции стала вторичная утрата (после Сарыкамышской операции 1914 г.) боеспособности 3-й турецкой армии, лишившейся более половины личного состава — 60 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными.
«Этот успех, — отмечал начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал от инфантерии М.В. Алексеев, — приобрел на ближневосточном театре особую значимость на фоне неудач Дарда-нелльской операции и наступления англичан в Месопотамии».

Оценивая действия Юденича в Сарыкамышской и Эрзерумской операциях, генерал-квартирмейстер Кавказской армии генерал-майор Е.В. Масловский особенно подчеркивал, что «Юденич обладал необычайным гражданским мужеством, хладнокровием в самые тяжелые минуты и решительностью. Он всегда находил в себе мужество принять нужное решение, беря на себя и всю ответственность за него, как это было в Сарыкамышских боях и при штурме Эрзерума. Обладал несокрушимой волей. Решительностью победить во что бы то ни стало, волею к победе весь проникнут был генерал Юденич, и эта его воля в соединении со свойствами его ума и характера являли в нем истинные черты полководца».
 
 
 
Высочайшая награда

За блестяще проведенную Эрзерумскую операцию командарм был удостоен ордена Святого Георгия 2-й степени. В приказе о награждении говорилось: «В воздаяние отличного выполнения, при исключительной обстановке, блестящей боевой операции, завершившейся взятием штурмом Деве-Бойнской позиции и крепости Эрзерума 2 февраля 1916 г.».

Этой высочайшей награды за все годы Первой мировой войны помимо Юденича были удостоены только три полководца: Верховный главнокомандующий, а затем главнокомандующий войсками Кавказского фронта генерал от кавалерии великий князь Николай Николаевич, главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал от артиллерии Н.И. Иванов и главнокомандующий армиями Северо-Западного, а затем Северного фронта генерал от инфантерии Н.В. Рузский. Как видим из приведенного списка, только Юденич был командармом.

Небезынтересно, что эту победу Юденич одержал в трудной борьбе и с собственным начальством. Так, после взятия Кёприкёйской позиции главнокомандующий войсками Кавказского фронта великий князь Николай Николаевич предписал отвести армию от Эрзерума и стать на зимние квартиры, полагая, что штурм сильнейшей крепости в жестокую стужу, по грудь в снегу и без осадной артиллерии будет невозможным. Но командарм не сомневался в успехе, так как видел ежечасно, сколь высок боевой дух воинов Кавказской армии, и взял на себя смелость напрямую обратиться к Верховному главнокомандующему Николаю П. Ставка, не без поддержки со стороны ее начальника штаба генерала от инфантерии М.В. Алексеева, дала добро.

Вскоре после взятия Эрзерума главнокомандующий войсками Кавказского фронта великий князь Николай Николаевич отправил в Ставку телеграмму: «Господь Бог оказал сверхдоблестным войскам Кавказской армии столь великую помощь, что Эрзерум после пятидневного беспримерного штурма взят».

Этот успех, сравнимый разве что с Измаильским штурмом А.В.Суворова в 1790 г., произвел сильное впечатление как на союзников, так и на противников России. Перед русской армией с овладением Эрзерумом открывался путь через Эрзинджан в Анатолию — центральную область Турции. И не случайно спустя всего месяц, 4 марта 1916 г., было заключено англо-франко-русское соглашение о целях войны Антанты в Малой Азии. России были обещаны Константинополь (Стамбул), черноморские проливы и северная часть турецкой Армении.

 
Герой Эрзерума и Трапезунда

В конце января 1916 г. началась разработанная Юденичем Трапезундская операция, целью которой было взятие города и порта Трапезунд (Трабзон). В ходе операции войска Кавказской армии при поддержке Батумского отряда Черноморского флота вновь нанесли серьезное поражение 3-й турецкой армии на Трапезундском направлении.

В первых числах марта из Петрограда возвратился главнокомандующий войсками Кавказского фронта великий князь Николай Николаевич. Первым делом он прибыл в поверженный Эрзерум. Увидев, какие мощные укрепления сокрушила и преодолела Кавказская армия, он вышел на площадь к построенным на ней солдатам и снял перед ними папаху. А потом повернулся к командарму и низко поклонился ему, провозгласив: «Герою Эрзерума, генералу Юденичу, ура!» Затем передал командарму глубокую благодарность Николая II, а также его пожелание дополнить достигнутый успех наступлением на Трапезунд.

«Думаю, справимся, — однозначно ответил Юденич. — Приморский отряд во взаимодействии с кораблями Батумской базы... в состоянии разбить турок на побережье». Генерал свое слово, как всегда, сдержал. Уже в начале апреля русские войска овладели турецкими позициями на реке Карадере и взяли Трапезунд, который стал важной базой снабжения Кавказской армии и части сил Черноморского флота.

В следующей, Огнотской операции (июль — август 1916 г.), разработанной под непосредственным руководством Юденича, был сорван план турецкого наступления на Огнот и Битлис. В тяжелых встречных боях русские войска, тесня противника, вышли к концу августа на рубеж Огнот, Эрзинджан, озеро Ван. Здесь командарм создал сильную линию обороны. В результате успешного завершения Огнотской операции на Кавказском фронте была достигнута стратегическая пауза.
Не теряя времени, Юденич приступил к разработке плана предстоящей кампании 1917 г. На весну он подготовил наступательные операции — на Мосульском направлении и на левом фланге армии. На остальных направлениях предполагал вести активную оборону. Этот план в полной мере одобрил главнокомандующий войсками Кавказского фронта великий князь Николай Николаевич.

В конце января 1917 г. в штаб фронта в Тифлис прибыл представитель английского командования. Он высказал великому князю Николаю Николаевичу и Юденичу пожелание своего командования в ближайшее время оказать давление на фланг и тыл 6-й турецкой армии, находящейся в Персии. Идя навстречу союзникам, русские войска в феврале перешли в наступление на Багдадском и Пенджвинском направлениях. 1-й Кавказский армейский корпус вышел к границам Месопотамии (Ирак), а 7-й Кавказский — к Пенджвину. Используя успех русских войск, английские части 11 марта заняли Багдад.
 
 

Не проиграл ни одного сражения

За время боев на Кавказском фронте, в 1914-1917 гг., войска под командованием Юденича не проиграли ни одного сражения и заняли территорию, по площади превышающую современные Грузию, Армению и Азербайджан вместе взятые. Подводя итог кавказскому периоду деятельности полководца, генерал-квартирмейстер штаба Кавказского фронта генерал-майор Е.В. Масловский отмечал:
«Армия малочисленная, всегда численно слабейшая противника, армия с ничтожными техническими средствами и имевшая перед собой противника с превосходными боевыми качествами, непрерывно одерживает победы над врагом...
Тот, кто внимательно будет исследовать последнюю русско-турецкую войну, подметит, что все операции Кавказской армии, руководимой генералом Юденичем, всегда покоились на основных принципах военного искусства... Этот же исследователь отметит то громадное значение, которое придавалось на Кавказе духовному элементу в бою. Вот почему всегда сражение начинается поражением воображения противника неожиданностью удара, и всегда длительным напряжением до предела сил бойцов в чрезвычайно упорных и непрерывных атаках создавалось нарастание впечатления, которое потрясало противника, и он сдавал...
Весь проникнутый активностью, только в проявлении крайней степени ее видя решение, генерал Юденич признает лучшим способом ведения войны — наступление, а выгоднейшим средством последнего — маневр. В соответствии с духом активности генерал Юденич обладал необычайным гражданским мужеством, хладнокровием в самые тяжелые минуты и решительностью».

 
Завершение кавказского периода деятельности

Утром 2 марта 1917 г. штаб Кавказского фронта получил манифест Николая II об отречении от престола и его приказ о возвращении на пост Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича (впоследствии так и не утвержденного в этой должности Временным правительством). В тот же день великий князь покинул штаб фронта в Тифлисе и выехал в Ставку в Могилев. Вместо него главнокомандующим войсками Кавказского фронта был назначен Юденич. Официально он продолжал оставаться также на должности командующего Кавказской армией до 4 апреля.

Уже на следующий день после назначения Юденичу пришлось принимать срочные меры по рапорту командира экспедиционного корпуса генерала от кавалерии Н.Н. Баратова. Дело заключалось в том, что части корпуса, выдвинувшиеся в долину реки Дияла, испытывали острые затруднения с продовольствием. К тому же приближался сезон тропической жары. Настроение в частях корпуса становилось неустойчивым.

Главнокомандующий фронтом принял решение прекратить наступление и с 6 марта перейти к позиционной обороне. Одновременно с корпусом Баратова прекращали наступление 1-й и 7-й Кавказские армейские корпуса. По приказу Юденича их отводили в районы с лучшим базированием.

Такие действия главнокомандующего войсками Кавказского фронта негативно встретило Временное правительство. Из Петрограда последовало несколько телеграмм с требованием возобновить наступление на Багдадском направлении. Глубоко убежденный в обоснованности принятого решения, генерал отправил Временному правительству аргументированный рапорт о положении дел на Кавказском фронте и возможных перспективах вверенных ему войск. Незамедлительно последовала негативная реакция. Его обвиняли в том, что он «игнорировал требования момента» и ничего не предпринимал для «решительного наступления революционной армии». Побыв в должности главкома два месяца, Юденич 25 апреля был отстранен от нее как «сопротивляющийся указаниям Временного правительства» и вызван в Петроград.
Сдавая должность преемнику — генералу от инфантерии М.А. Пржевальскому, Юденич знал, что совесть его чиста: войска под его командованием сражались достойно и долг исполнили до конца. Подтверждение этому привел известный военный историк, эмигрировавший во Францию в годы Гражданской войны, профессор, генерал-лейтенант Н.Н. Головин в изданной в Париже в 1939 г. работе «Военные усилия России в Мировой войне». Оперируя таким показателем военной социологии, как «моральная упругость» (потери убитыми и ранеными по отношению к потерям пленными), автор показал: на Кавказском фронте этот показатель был наилучшим даже в критический, завершающий период Первой мировой войны. Итоги же ее на Кавказском фронте говорят сами за себя. Турецкая армия лишилась 350 тыс. человек (100 тыс. пленными), а русская — 22 тыс. убитыми, 71 тыс. ранеными и только 6 тыс. пленными. Русские войска утратили в боях 8 (!) орудий, зато трофейных приобрели 650.
 
 
 
Создание русских добровольческих частей

В Петроград Юденич приехал во второй половине мая. Военное министерство поручило ему «ознакомиться с настроениями» в казачьих областях. Затем он выехал в Москву, а потом посетил Ставку в Могилеве. Полностью выполнить порученное задание Юденич не смог, да и, скорее всего, не очень стремился. Видимо, к этому времени относится начало приобщения генерала к политической жизни страны. Поддержка им выступления Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Л.Г. Корнилова показала, что его симпатии полностью на стороне тех, кто считает возможным восстановить русскую государственность и армию при помощи военной диктатуры.
 
В конце октября 1917 г., уже после свержения Временного правительства, Юденич снова оказался в Петрограде. Сразу же перейдя на нелегальное положение, он, используя сохранившиеся связи в гвардейской среде и штабе Петроградского военного округа, много времени посвятил антибольшевистскому подполью — создал из преданных ему офицеров боевую организацию. После года такой деятельности, разуверившись в возможности антибольшевистского вооруженного восстания в Петрограде, в ноябре 1918 г. он вместе с женой по фальшивым документам поездом прибыл в Финляндию.

Здесь Юденич хотел определить перспективы создания русских добровольческих частей и выяснить отношение финляндского правительства к этому вопросу. Он начал переговоры с регентом Финляндской республики, бывшим генерал-лейтенантом русской армии, хорошим его знакомым еще по Николаевской академии Генерального штаба К.Г. Маннергеймом. Неоднократные беседы с ним окончательно убедили Юденича в том, что необходимо создать здесь, за границей, вооруженные формирования для борьбы с большевиками. Костяком будущей армии должны были стать русские военные эмигранты. В то время в Финляндии их насчитывалось более 20 тыс., в том числе около 2,5 тыс. офицеров.

В конце ноября 1918 г. в Хельсинки группой видных белоэмигрантов при поддержке Маннергейма был создан Русский политический комитет. В январе следующего года его руководство поддержало идею Юденича о формировании белой армии и выдвинуло его лидером антибольшевистского движения на Северо-Западе России. Вскоре генерал получил разрешение Маннергейма на комплектование на территории Финляндии белогвардейских частей.

Большие надежды Юденич возлагал на обосновавшийся в Эстонии Северный корпус, представлявший собой части бывшей Северной белой армии, разгромленной красными в конце 1918 г. под Себежем и Псковом. Но пока шли приготовления к боевым действиям, Северный корпус под командованием генерал-майора А.П. Родзянко (родственника последнего председателя Государственной думы М.В. Родзянко) 13 мая 1919 г. самостоятельно перешел в наступление на Петроград и вскоре потерпел поражение.
 
 
 
Лидер антибольшевистского движения

Изменение военно-политической обстановки в антибольшевистском стане этого региона ускорило приход Юденича к власти. Однако не карьеристские, честолюбивые мечты его влекли. Ведь надежд на успех было мало. Но отступить, бросить начатое — не в характере генерала. 24 мая он создал в Хельсинки (с 29 мая — в Таллине) Политическое совещание, базой которому послужил Русский политический комитет. Оно было активно поддержано руководством Антанты. Как глава этой организации, Юденич в июне 1919 г. вел переговоры с Маннергеймом об условиях военного сотрудничества финляндского правительства в борьбе против большевиков.

10 июля Юденич был назначен А.В. Колчаком «Главнокомандующим всеми российскими сухопутными и морскими вооруженными силами, действующими против большевиков на Северо-Западном фронте». Таким образом, ему формально подчинялись подразделения Северного корпуса во главе с А.П.Родзянко, отряды полковника ОН. Булак-Балаховича, дислоцировавшиеся в Псковской губернии, и части Западной добровольческой армии под командованием генерал-майора П.М.Бер-монта-Авалова. Вскоре Юденич отправился в инспекционную поездку, познакомился с командирами частей и соединений. 19 июня все они были переименованы в Северную, а 1 июля — в Северо-Западную добровольческую армию.
 
 
 
Наступление на Петроград

В конце августа Юденич с супругой переехал из Финляндии в Эстонию. Он жил то в Нарве, то в Таллине, руководя войсками, сосредоточенными на нарвском направлении, и участвуя в работе Политического совещания в эстонской столице. В начале сентября генерал вплотную приступил к разработке наступательной операции на Петроградском направлении. Перед ним стоял вопрос о линии главного удара. Отвергнув все предложенные на военном совете варианты, Юденич твердо заявил, что наступать надо на «кратчайшем направлении»: только стремительность, неожиданность удара может обеспечить победу.

Правильность этого решения подтвердили впоследствии и советские военные историки. Действительно, иного выбора в условиях малочисленности армии и необходимости оперативного взятия Петрограда и не могло быть. Это полностью соответствовало стратегическому стилю генерала, столь ярко проявившемуся в боевых операциях на Кавказском фронте в 1914-1916 гг. Только в данном случае целью типичного для него быстрого и непрерывного наступления было взятие северной столицы. Ставка была слишком высока, и любая, даже самая малая ошибка могла привести армию к катастрофе. «Белый меч» — под таким названием вошла в историю Гражданской войны операция Северо-Западной добровольческой армии осенью 1919 г.

Принимая свое решение, генерал учитывал настроение в частях и соединениях армии. Офицеры и солдаты, получившие хорошее вооружение и обмундирование, в большинстве своем верили в успех наступления. Боевой дух армии был достаточно высоким, тем более что официальные сводки постоянно сообщали об успехах деникинцев и колчаковцев под Тулой и на реке Тобол. Если бы наступление задержалось, в армии мог наступить перелом настроения, причем не в пользу продолжения борьбы с советской властью.

28 сентября Северо-Западная добровольческая армия начала наступление на Петроград, а 2 октября Юденич стал ее командующим (вместо Родзянко). Только вперед, с максимально возможной скоростью — таким стал основной лейтмотив этой операции. Генерал отказался от обозов. Но за Лугой застряли бронепоезда (были взорваны мосты), отстали танки.

Однако наступление успешно продолжалось: части 7-й Красной Армии отступали. 13 октября белые заняли узловую станцию Лугу. Во второй половине октября красные оставили Гатчину, Красное Село, Детское Село (Пушкин), Павловск, Ямбург (Кингисепп), Лигово. Передовые части Северо-Западной армии вышли к Пулковским высотам, а разъезды разведчиков доходили даже до Нарвской заставы Петрограда. Юденич перевел свой штаб ближе к передовой — в Детское Село. Командарму докладывали, что «противник расходует последние резервы — роты курсантов. Они лезут на танки со штыками наперевес, шеренгами падают от губительного огня, но не отходят».

Белогвардейская газета «Свобода России» писала в те дни: «Мы исчисляем теперь время не месяцами и даже не неделями, как раньше, а днями, часами... Мелькают названия разных городов и селений, а напряженный слух ловит каждый звук, каждый шорох, ища в них заветные слова: «Петроград взят». Уже был назначен губернатор Петрограда — генерал-майор П.В. Глазенап, в русских типографиях в Финляндии печатали листовки-воззвания к жителям Петрограда с призывами «встречать доблестных освободителей колокольным звоном».
 
 
 
Конец Белого движения на Северо-Западе России

Но в ожесточенных боях красные остановили натиск белых и, получив свежее подкрепление (15-я Красная Армия), готовились к контрнаступлению. Его стратегический план сводился к следующему: нанести два удара — из Тосно и Луги, соединиться в Ямбурге и полностью окружить Северо-Западную добровольческую армию, скованную в боях под Пулковом.

21 октября 7-я Красная Армия при поддержке Балтийского флота перешла в контрнаступление и уже 23 октября заняла Павловск и Детское Село, а 26-го и Красное Село. Через пять дней после 7-й армии развернула наступление 15-я Красная Армия и уже 31 октября выбила белых из Луги и стала продвигаться к Ям-бургу. Оказавшись под угрозой глубокого охвата с юга, армия Юденича стала отступать. Преследуя белых, 15-я армия 7 ноября взяла Гдов, 14-го — Ямбург, а в конце ноября — начале декабря остатки Северо-Западной добровольческой армии отступили в Эстонию.

28 ноября Юденич сдал командование ею генералу Глазенапу, а 31 декабря 1919 г. Эстония подписала мирный договор с РСФСР. Таким образом, советское правительство признало независимость республики, однако отдельным пунктом оговаривалось, что она не предоставляет свою территорию антибольшевистским правительствам и белым армиям, что означало конец Белого движения на Северо-Западе России. По приказу эстонского правительства солдат и офицеров Северо-Западной добровольческой армии разоружали, направляли на специальные сборные пункты, где формировали временные бригады для отправки на лесозаготовки и торфоразработки.
 
 
 
В эмиграции

В такой политической ситуации Юденичу ничего другого не оставалось, кроме как покинуть пределы Эстонии. 24 февраля 1920 г. он выехал из Таллина в Ригу, затем в Англию, а вскоре перебрался во Францию. Некоторое время жил в Париже, затем поселился в Ницце. От политической и военной борьбы с большевизмом он отказался: как член Общества ревнителей русской истории и ряда других просветительских организаций, оказывал материальную помощь инвалидам Северо-Западной добровольческой армии и их семьям.

Выступал генерал и с лекциями о Первой мировой войне на Кавказском фронте, причем, как подчеркивали современники, никогда не преувеличивал свою роль в происходивших там событиях. Надо добавить: благодаря его своевременной помощи генерал-майор Е.В. Масловский, проведший год у своего боевого товарища в Ницце, завершил и издал в 1933 г. книгу «Мировая война на Кавказском фронте».

Умер Юденич 5 октября 1933 г. в небольшом местечке Сен-Лоран дю Вар и был похоронен в Каннах в усыпальнице православного храма Святого Михаила Архангела, недалеко от могилы великого князя Николая Николаевича (впоследствии его останки были перенесены в Ниццу на кладбище Кокад).

Александра Николаевна намного пережила своего мужа, дожив до 1962 г. Она сохранила и передала в США, в Гуверовский институт войны, революции и мира семейный архив, содержащий немало документов по истории Белого движения на Северо-Западе России. После смерти супруги Юденича в эмигрантском журнале «Часовой» была опубликована часть ее воспоминаний, отражающих в основном боевую деятельность генерала в Первую мировую и начальный период Гражданской войны.

"История и обществознание для школьников" . - 2013-2014 (№ 1, № 1).