Базанов С. Россия в огне (Первая мировая война)

 
 
РОССИЯ В ОГНЕ
 
Доктор исторических наук Сергей БАЗАНОВ,
Институт российской истории РАН (Москва)
 
 
Согласно Федеральному закону, подписанному в 2012 г. Президентом РФ Владимиром Путиным, 1 августа мы отмечаем День памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914-1918 гг. В нынешнем 2014 г., когда исполняется 100 лет с ее начала, по всей стране проходит множество мероприятий, посвященных знаменательной дате, — научных форумов и выставок, открытие монумента героям и павшим воинам в Москве на Поклонной горе, музея «Россия в Великой войне» в Санкт-Петербурге. Цель этих акций — напомнить нашему обществу о тех страницах истории.

Пятнадцатого июня 1914 г. в боснийском городе Сараево член националистической группировки «Млада Босна» Таврило Принцип смертельно ранил из бельгийского полуавтоматического пистолета наследника венского престола эрцгерцоге Франца Фердинанда, прибывшего туда на маневры. Правительство Австро-Венгрии (под давлением Германии) направило Сербии, чьим подданным являлся террорист, ультиматум, унизительные условия которого та не приняла, а через месяц после «сараевского убийства» объявило ей войну.
Реакцией Р
оссии на такой поворот событий стало объявление мобилизации. Берлинское руководство (заранее начавшее тайную подготовку к войне и сосредоточение войск вдоль своих границ) в жесткой форме потребовало ее прекратить, что было попыткой грубого вмешательства во внутренние дела великой державы. Не получив ответа на свой ультиматум, Германия 19 июля (а спустя четыре дня, не без ее нажима, и Австро-Венгрия) объявила войну России, 21 июля — Франции, затем Бельгии. Тогда на нашей стороне выступила Англия и вслед за ней Черногория. Всего впервые в истории в противоборство было вовлечено беспрецедентное число государств — 38. Главными же его «движущими силами» стали две группировки: Антанта (Россия, Франция, Великобритания, США и др.) и Четверной союз (Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария).

Будучи инициатором войны, Германия стремилась отторгнуть входившие в состав России часть Польши, Украину, Прибалтику и совместно с Австро-Венгрией утвердиться на Балканах. Идейное же обоснование участия нашей страны в европейском вооруженном конфликте отражено в манифестах императора Николая II от 20 и 26 июля 1914 г.: защита территории, чести, достоинства Родины, ее положения среди великих держав, коренных интересов народа и национальных святынь от посягательств других государств, помощь братьям-славянам.

Народ России встретил войну, официально названную Великой, с единодушным патриотическим порывом. Повсюду проходили молебны «о даровании победы над вероломным и коварным врагом», шествия и манифестации, особенно мощные в Санкт-Петербурге и Москве. К тому же на страницах газет и журналов в те дни очень часто проводилась параллель с Отечественной войной 1812 года, 100-летний юбилей победы в которой с большим размахом отметили двумя годами ранее, в 1912 г.

Всплеск патриотизма осенью 1914 г. выражался не только в словах, но и в готовности к самопожертвованию. Достаточно напомнить, что первая из 19 мобилизаций военного времени не просто прошла успешно, быстро и планомерно (явка призывников была почти 100%-ной), но и породила мощное добровольческое движение, охватившее даже часть молодежи, получившей отсрочку от призыва. Записывались в армию и рабочие, имевшие бронь на оборонных заводах, и студенты, представители интеллигенции. Среди них были, например, писатели Александр Куприн, Викентий Вересаев, поэт Николай Гумилев. Находившиеся в ссылке революционеры также подавали прошения местным властям о желании вступить в ряды защитников Родины.
В разных уголках страны развернулось и женское добровольческое движение. Яркий пример тому —история сибирской крестьянки Марии Бочкаревой, решившей уйти солдатом на фронт. Прибыв на сборный пункт, она попросила зачислить ее вольноопределяющимся, но получила отказ, так как представительниц слабого пола в армию не брали. Тогда храбрая девушка послала телеграмму (поскольку не умела писать) самому Николаю II и вскоре получила высочайшее разрешение вступить в ряды защитников Отечества. Она прошла всю войну, была четыре раза ранена, стала полным Георгиевским кавалером и дослужилась до чина поручика, а в 1917 г. стала организатором женских ударных батальонов.

Еще одна женщина, о которой тогда узнала вся Россия, — повторившая подвиг героини Отечественной войны 1812 года Надежды Дуровой вятская крестьянка Антонина Пальшина. С 1914 г. она доблестно воевала под видом мужчины, стала Георгиевским кавалером, получила звание младшего унтер-офицера и только летом 1917 г., после очередного тяжелого ранения, покинула действующую армию. 

Императрица Александра Федоровна, ее четыре дочери работали медицинскими сестрами в Царскосельском госпитале. Великая княжна Ольга Александровна на свои средства оборудовала госпиталь, где служила сестрой милосердия. Их патриотическому примеру последовали другие представительницы знатных родов, а также прочих сословий, поступившие в полевые госпитали медицинскими сестрами, сиделками, санитарками.

Активно действовало Российское общество Красного Креста, занимавшееся организацией в действующей армии полевых госпиталей. Кроме того, в первые дни войны был образован Всероссийский союз помощи раненым, затем Всероссийский городской союз, в июле 1915 г. слившиеся в Союз земств и городов. В короткий срок развернулась деятельность добровольного Общества помощи жертвам войны, Союза Георгиевских кавалеров, Комитета по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну, Комитета «Книга — солдату» и многих других общественных организаций. Благотворительные мероприятия проводили также работники почты, телеграфа, пожарные, художники, артисты и др.

Возможность помочь ближнему, убедить его в исторической неизбежности происходящего, вселить уверенность в победе над врагом привлекла внимание крупнейших отечественных живописцев и графиков (в их числе были Аполлинарий и Виктор Васнецовы, Константин Коровин, Леонид Пастернак) к массовым видам искусства — журнальной графике, карикатуре, лубку, плакату, художественной почтовой открытке. Не отставали от них театр и кинематограф, в репертуаре которых стала преобладать патриотическая тематика. Словом, все слои российского общества встретили грозную годину с решимостью встать на защиту Родины.

Однако вооруженные силы и экономика страны в целом не были готовы к столь стремительно начавшейся войне. Лишь героизм, самопожертвование солдат и офицеров в значительной степени свели к минимуму фактор внезапности. Впрочем, печальный опыт Русско-японской войны 1904—1905 гг. (закончившейся не в нашу пользу), в том числе осознание необходимости в мирное время тщательно готовиться к возможным вооруженным конфликтам, заставил царское правительство принять ряд мер по улучшению комплектования, боевой подготовки, централизации высшего управления армии и улучшения ее технического оснащения. Например, в 1909—1912 гг. ввели усовершенствованные программы для военных училищ, новые уставы и наставления, что значительно улучшило обучение войск, в 1912 г. — новый закон о воинской повинности, позволивший призывать большее число новобранцев. Но многие намеченные мероприятия осуществить не удалось, так как темпы этой работы были весьма низкими. По расчетам Генерального штаба, наша страна смогла бы успешно вести крупномасштабные боевые действия в лучшем случае в 1917—1919 гг. Однако уже в 1914 г. ей было суждено играть одну из главных ролей на европейском театре военных действий.

Россия сформировала из своих вооруженных сил два фронта. Северо-Западный (против Германии) в августе 1914 г. развернул Восточно-Прусскую операцию, начавшуюся вполне благополучно, но из-за ошибок высшего командования и ряда других причин закончившуюся неудачей. Значительная часть задействованных в ней корпусов понесла большие потери, а командующий 2-й армией генерал Александр Самсонов, по версии большинства исследователей, застрелился. Тем не менее нельзя преуменьшать стратегический итог этого неудавшегося наступления: противник вынужден был перебросить сюда войска с Западного (французского) фронта, что ослабило там его группировку и позволило союзникам сдержать удар немцев в битве на реке Марне.

Почти одновременно с боями в Восточной Пруссии началась Галицийская битва войск Юго-Западного фронта (против Австро-Венгрии), одна из крупнейших в Первой мировой войне, закончившаяся 8 сентября 1914 г. блестящей победой русского оружия. А осенью Верховное главнокомандование создало третий — Кавказский — фронт: турецкие корабли подвергли артиллерийскому обстрелу ряд наших черноморских портов, и в ответ государства Антанты объявили Османской империи войну. Таким образом, в 1914 г. наша страна успешно противостояла трем державам, оттягивая на себя около половины сил германского блока, и развеяла его надежды на молниеносную победоносную войну.

Между тем к концу первого года войны стала сказываться проблема кадрового состава действующей армии. Дело в том, что сначала боевые действия вели профессиональные, хорошо обученные полки и дивизии, но кампания 1914 г. была маневренная и состояла из множества крупных сражений, в связи с чем потери, особенно среди офицеров и унтер-офицеров, оказались немалыми. Конечно, на фронт еженедельно прибывали все новые маршевые роты, однако они состояли из неподготовленных запасников. К этой проблеме добавился снарядный и патронный «голод», не хватало артиллерии, особенно тяжелой, авиапарк также сильно износился, остро встал вопрос с амуницией, продовольствием, а железнодорожный транспорт едва справлялся с перевозками.

В кампании 1915 г. немецкое командование, несмотря на провал стратегии блицкрига, все еще лелеяло надежды на быструю победу. Поскольку на Западном (французском) фронте наблюдалось временное затишье, противник решил перейти там к стратегической обороне, а главный удар обрушить на Восточный (русский). Целью такого плана было вывести нашу страну из войны, заставить заключить выгодный для Германии мир, а затем всеми силами обрушиться на ее союзников.

Между тем русское командование подготовило масштабное наступление с целью вторжения на Венгерскую равнину. Ведя встречные сражения с противником, армии Юго-Западного фронта медленно продвигались вперед и после 4-месячной осады 9 марта 1915 г. овладели мощной австро-венгерской крепостью Перемышль (ныне Пшемысль, Польша). Однако после дальнейших тяжелых безрезультатных боев, сопровождавшихся огромными потерями и выявивших острую нехватку боеприпасов, наше военное руководство отдало приказ войскам закрепиться на достигнутом рубеже. Надо отметить, что эта операция, получившая название Карпатской, стала тогда одной из самых кровопролитных в Восточной Европе, но ни одна из противоборствующих сторон не достигла желаемых результатов.

Следующими шагами Германии, по-прежнему стремившейся вывести Россию из войны, стал Горлицкий прорыв (Горлицкий прорыв — наступательная операция австро-германских войск в Южной Польше в 1915 г.), а затем наступление в районе Варшавы, что вынудило наши войска оставить Галицию (ныне Украина) и Польшу. В итоге они закрепились на линии Рига—Двинск—Дубно, однако не были уничтожены, как того добивался противник. Сосредоточив 54% своих сил в Восточной Европе, он овладел здесь значительными территориями, разгромил Сербию и в целом одержал победу в кампании 1915 г. Но основной ход войны не изменился, она затягивалась, что было не в пользу неприятеля, поскольку его ресурсы значительно уступали имевшимся у стран Антанты. К тому же в тот год расширилась география европейского вооруженного конфликта: в его орбиту были вовлечены Болгария на стороне Четверного союза и Италия — на противоборствующей.

В 1916 г., как и в предыдущих, германский блок продолжал боевые действия на обоих фронтах — Западном и Восточном, что означало для него войну на истощение. Относительное затишье, установившееся на первом, Англия и Франция использовали для наращивания своего военно-экономического потенциала. В России, несмотря на трудную для нее кампанию 1915 г., оборонная отрасль также достигла значительных успехов, чему немало способствовали военно-промышленные комитеты — общественные организации, созданные для поддержки усилий правительства по мобилизации производственных мощностей в интересах действующей армии под лозунгом «Все для фронта, все для победы!». В результате снабжение наших войск вооружением, боеприпасами и снаряжением заметно улучшилось.

1916 г. стал для России победоносным: в мае—сентябре ее войска провели одну из крупнейших операций Первой мировой войны — Наступление Юго-Западного фронта, иначе Брусиловский прорыв (по имени возглавившего его выдающегося полководца), ставший крупным достижением военного искусства. В отличие от принятых тогда методов, диктовавших начинать атаку в одном пункте, сосредоточив там максимальное количество войск и артиллерии, главнокомандующий фронтом Алексей Брусилов решил нанести удар одновременно в четырех (на Луцк, Золочев, Станислав и Коломыю; ныне Западная Украина). Цель такого плана — рассредоточить внимание, силы и средства неприятеля, не дать ему сманеврировать резервами (а его части, оказавшиеся в зонах между указанными направлениями, неминуемо отступят под угрозой попасть в окружение или сдадутся в плен). В результате австро-венгерский фронт, противостоящий нашим армиям, по замыслу генерала, полностью «рухнет». Расчет оказался верным.

Еще в ходе сражений Верховное главнокомандование, высоко оценив заслуги талантливого военачальника, наградило его Георгиевским оружием — шашкой, украшенной бриллиантами, с надписью «За поражение австро-венгерских армий и взятие их сильно укрепленных позиций на Волыни, в Галиции и Буковине». Можно предположить, что своевременная поддержка Наступления Юго-Западного фронта другими русскими оперативно-стратегическими объединениями и всеми силами союзников вполне могла создать условия для успешного окончания войны против стран Четверного союза уже к концу 1916 г. Однако, к сожалению, этого сделано не было. Между тем Брусиловский прорыв открыл для стран Антанты перспективу на победоносное окончание войны.

В том же году произошло знаменательное событие в регионе нашей страны, чрезвычайно важном для связи с дружественными государствами, — на мурманском побережье Кольского полуострова: здесь был заложен город Романов-на-Мурмане (с апреля 1917 г. — Мурманск), а вскоре закончилось строительство железной дороги, соединявшей его с Центральной Россией. Дело в том, что масштабы межсоюзнических морских перевозок военных контингентов и грузов через Архангельск в то время резко возросли и был крайне необходим новый порт. Тем более что построенный на берегу незамерзающего Кольского залива Баренцева моря, он мог функционировать круглогодично. Для обеспечения безопасности транспортировки тогда же была сформирована флотилия Северного Ледовитого океана, корабли которой, в частности, сопровождали пароходы с нашими войсками, посылаемыми во Францию. Только в 1916 г. за 36 таких рейсов было отправлено около 36 тыс. солдат и офицеров, причем без потерь, благодаря хорошей организации конвоев.

Третий год войны не привел ни одну, ни другую воюющую сторону к выполнению их стратегических планов. Тем не менее во всех крупных сражениях 1916 г. — под Верденом во Франции, в Трентино в Италии, в Восточной Галиции — Антанта одержала победу, к тому же все более превосходила противника по численности армий и оснащенности вооружением. Именно в кампанию 1916 г. стратегическая инициатива перешла в ее руки и была окончательно подорвана военная мощь германского блока.

В России же к концу 1916 г. как в тылу, так и на фронте начали проявляться антиправительственные настроения, чему способствовали «министерская чехарда», «распутинщина» (Распутинщина — принятое в литературе название одного из проявлений кризиса власти на рубеже 1916—1917 гг., выражавшегося в распространении влияния авантюриста Григория Распутина в качестве «прорицателя» и «целителя» на Николая II и его семью (прим. ред.)), перебои с продовольственным снабжением населения, инфляция и многие другие явления, связанные с затяжным характером войны. Да и для обеих противоборствующих коалиций кампания 1917 г. проходила в сложной обстановке, особенно в сфере экономики. И хуже всего в этом смысле, а также в отношении финансовых и людских ресурсов, обстояло дело у германского блока.
Основные положения плана кампании 1917 г. представители стран Антанты разработали в ноябре 1916 г. на межсоюзнической конференции в Шантийи (Франция). Они решили развернуть совместные согласованные наступательные операции, при этом главную роль отвели Западному фронту, а Восточный должен был сковать противостоящие ему австро-германские силы и тем самым содействовать успеху действий союзников.

Надо признать, к кампании 1917 г. Россия была готова гораздо лучше, чем к предыдущим. Так, пользуясь зимней передышкой, начальник штаба Ставки Верховного главнокомандующего генерал Василий Гурко провел реорганизацию армии: полки стали не четырех-, а трехбатальонными, что позволяло уменьшить накопление солдат на передовой и тем самым снизить боевые потери. Винтовок теперь было достаточно, а боеприпасов для предстоящей кампании заготовили столько, что даже при полной остановке оборонного производства их хватило бы на три месяца непрерывных боевых действий. К тому же вовсю шли поставки от союзников. Словом, многим в то время казалось, что победа уже не за горами.

Но этим вполне реалистичным прогнозам не суждено было сбыться. Наступил февраль 1917 г. — в России произошла революция, общей причиной которой были замедление и приостановка важных политических и социально-экономических реформ. Если в начале войны патриотизм сближал народ с царской властью, то теперь значительная часть общества поверила, что страну спасет свержение самодержавия. К власти пришло Временное правительство, подтвердившее верность союзническому долгу и готовность сражаться с врагом до победного конца. Однако вышедшие из подполья члены большевистской партии развернули широкую антивоенную пропаганду, нацеленную прежде всего на армию (организация митингов, братаний с противником* и т.д.), что привело к резкому падению дисциплины на фронте. В такой сложной политической обстановке наше командование провело Июньское наступление 1917 г. (последнее на Восточном фронте), закономерно окончившееся поражением.

Захватившая в стране власть в октябре 1917 г. партия большевиков взяла курс на выход России из войны. В своем первом правовом акте — Декрете о мире — новое правительство призвало государства обоих противоборствующих лагерей прекратить боевые действия, но не встретило поддержки, в связи с чем, нарушив союзнические обязательства, заключило перемирие с Германией и приступило к переговорам с ее представителями. В итоге 3 марта 1918 г. был заключен сепаратный Брестский мир, по которому от России отторгались обширные территории ее европейской части и Кавказа. Но германский блок уже был обречен.

В заключение отметим: за годы Первой мировой войны в России было мобилизовано около 16 млн человек, а когда боевые действия подошли к концу (осень 1917 г.), в наших 14 армиях, сражавшихся на 5 фронтах, находилось свыше 7 млн солдат и офицеров, а также около 45 тыс. — в составе экспедиционных корпусов, действовавших во Франции и на Балканах. При этом потери нашей страны составили около 2 млн человек: более 775 тыс. убитых непосредственно на фронте, почти 240 тыс. умерших в плену, приблизительно 900 тыс. скончавшихся от ран и болезней и т.д. Такую цену она заплатила за победу, одержанную Антантой в противоборстве с германским блоком. Тем не менее нельзя не согласиться с поэтессой Зинаидой Гиппиус, писавшей в 1916 г.: «Нет оправдания войне, и никогда не будет».

 
 
"Наука в России" . - 2014  - № 4 . - С. 72-78.