Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея 

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
     
    Лидия Ивановна Скокова
    кандидат филологических наук,
    с.н.с. музея-заповедника И.С. Тургенева "Спасское-Лутовиново"
     
     
    Иван Тургенев в борьбе за отмену крепостного права
     

    Главным событием тургеневской эпохи, несомненно, была отмена крепостного права в 1861 году, взорвавшая экономический фундамент, на котором почти два столетия держались экономические и социальные отношения в России. 1861 год был конечной и начальной датой одновременно. Закончилась одна эпоха, начиналась другая. Однако этому судьбоносному для России событию предшествовала долгая полувековая идеологическая борьба.

    Остановимся на одном из подвижников этой борьбы — Иване Сергеевиче Тургеневе.

    Александр II будто бы однажды заметил, что «Записки охотника» Тургенева были одним из главных двигателей отмены им крепостного права. Оставим на совести императора этот извинительный реверанс в сторону писателя, расплатившегося с его отцом за те же самые «Записки охотника» административной ссылкой. Но «Записки охотника», в которых Тургенев поставил вопрос о правовом равенстве крестьянина и дворянина, действительно «потрясли мир» и принесли писателю мировую славу. Однако еще за несколько лет до того, как Тургенев приступил к созданию своих рассказов, он написал удивительную служебную записку «Несколько замечаний о русском хозяйстве и о русском крестьянине». Он писал в ней: «.. .наши дворяне и наши крестьяне одного и того же племени; говорят одним языком, у тех и у других один и тот же склад лица; правда, много наших дворян происхождения иностранного — татарского, литовского и т.д., но они явились в Россию выходцами, не победителями, принимали нашу веру, наши обычаи, и уже дети их были чисто русские» (1 Тургенев И. С. Полн. собр. соч. и писем. 2 изд-е. Соч. Т. 1. — М., 1978. — С. 420. Выделено Тургеневым. Западноевропейское дворянство сформировалось в результате различного рода завоеваний.). Иными словами, русские дворяне и крестьяне от природы равны в правах человека. Было Тургеневу тогда 24 года.

    Считается, что поступить на службу заставила будущего писателя Варвара Петровна (его мать). Это неверно. Письма Варвары Петровны к сыну свидетельствуют о том, что она мечтала видеть его скорее доктором философии. Действительно, в мае 1842 года Тургенев, после того как прослушал курс лекций по философии в Берлинском университете и вернулся в Россию, сдал в Петербурге экзамены на магистра философии (иногда его письменные экзаменационные ответы принимают за докторскую диссертацию). Затем он отправился снова в Германию, чтобы писать диссертацию. Но диссертации он не написал, а, вернувшись в Россию, написал в декабре 1842 года упомянутую записку «Несколько замечаний о русском хозяйстве и о русском крестьянине» и подал прошение о зачислении на службу в Министерство внутренних дел в только что организованный комитет по крестьянским делам. Дело в том, что весной 1842 года Николай I издал указ об «обязанных крестьянах». Суть этого указа состояла в том, что помещики по желанию могли бы организовать свое хозяйство следующим образом: крестьяне получали личную свободу, но не землю, она оставалась собственностью помещика, однако часть земли помещик отдавал крестьянам в пожизненное пользование, за это они должны были, по договоренности с помещиком, исполнять определенные повинности. Указ оказался нежизненным. Тем не менее в обществе он был воспринят как попытка постепенной отмены крепостного права. А «все мыслящие русские» стали считать своей главной задачей «раскрепощение крестьян» (Герцен). Были и другие причины, побудившие И. Тургенева поступить на службу в надежде способствовать отмене крепостничества в России. Не его вина, что в реформаторской деятельности царя он вскоре разочаровался и в 1845 году подал прошение об отставке. Но сам этот факт свидетельствует о том, что уже в молодости Тургенев сделал решительный выбор своего жизненного пути, с которого не свернул ни на шаг в течение всей своей жизни, хотя родной брат его крестного отца, министр просвещения, долго не накладывал положительной резолюции на прошении будущего писателя о зачислении на службу, говоря, что ждет от него докторской диссертации, и мать впоследствии упрекала сына за то, что он отказался от ученой карьеры. Следует отметить и еще одно немаловажное обстоятельство: в упомянутой записке И. Тургенев опирается на реформаторские взгляды декабриста Н.И. Тургенева. Трудно сказать, знал ли молодой Иван Сергеевич «план реформ» Н. Тургенева или это были общие веяния эпохи, но факт остается фактом: будущий писатель следует за декабристом. При этом нужно отметить, что в своей записке И.С. Тургенев не останавливается на утверждении необходимости отмены крепостного права, он разворачивает в ней программу перехода России от натурального хозяйства к товарному.» (См.: там же. Вып. III. — С. 323-330.)

    Отмена крепостного права была главной общественной заботой И. Тургенева на протяжении многих лет. К моменту воцарения Александра II вопрос об уничтожении крепостничества требовал уже неотлагательного решения. И когда царь выступал перед московскими дворянами в 1856 году, говоря о необходимости крестьянской реформы, он был совершенно искренен: вопрос об экономическом и, следовательно, социальном переустройстве общества становился самым насущным вопросом времени.

    В ноябре и декабре 1857 года одно за другим следуют распоряжения Александра II и министра внутренних дел о создании губернских комитетов по подготовке отмены крепостного права. Известие о создании комитетов застало Тургенева за границей. СТ. Аксаков писал ему из Москвы 20 декабря 1857 года (2 января 1858 года): «...мне хочется убедить Вас, что Вы должны немедленно воротиться в Россию. Мы переживаем теперь великое время. Важность события требует, чтобы каждый русский, образованный и благонамеренный человек, был на своем месте, не в качестве помещика (что также весьма недурно), а в качестве члена общества. Несмотря на искреннее желание всех порядочных людей, перелом застал нас совершенно врасплох. У нас нет ничего готового: ни местных сведений, ни статистических описаний, ни экономических планов и, что всего хуже, нет согласия между собою, но мы еще и не думали о деле серьезно. Письменное же и еще более изустное слово имеют теперь большое значение; теперь надобно говорить направо и налево, объяснять трудный и запутанный предмет и по возможности упрощать его понимание. Если только здоровье Ваше позволяет, приезжайте к нам, любезнейший Иван Сергеевич. Нельзя жить на чужой стороне, когда решается судьба родины» (Переписка И.С. Тургенева. Т. 1. — М., 1986. — С. 346-347.). В этом письме удивительно тонкое понимание роли и места Тургенева в русской общественной жизни. Слово, как знамя, объединяет и ведет за собой. Слово объясняет и убеждает. И это слово способен сказать не кто иной, как Тургенев. Тургеневские «Записки охотника» действительно сыграли свою роль в формировании осознания обществом необходимости отмены государственного института крепостного права. В них писатель показал, что крестьянин — такой же человек, как и дворянин. Высветив человеческие качества крестьянина, он тем самым поставил вопрос о равенстве в правах человека дворянина и крестьянина и возмутился тем, что эти права крестьянина нещадно попираются. Но великое открытие писателя состояло и в том, что он впервые показал, как крепостное право губит самого дворянина и нравственно, и экономически (См.: Скокова Л.И. Тема дворянства в «Записках охотника» И. Тургенева // Проблемы истории и теории литературы и фольклора. (Восьмые международные Виноградовские чтения.)— М., 2004.). Это действительно была бомба, способная взорвать общество, чего и испугался Николай I. Воспользовавшись предлогом, что Тургенев опубликовал в Москве некролог на смерть Гоголя, обойдя запрет петербургской цензуры, он отправил писателя в административную ссылку под надзор полиции; предварительно Тургенева продержали месяц на съезжей под арестом. Но это не сломило духа писателя, и под арестом он написал не менее знаменитый, чем «Записки охотника», рассказ «Муму», а затем, уже в ссылке, повесть «Постоялый двор».

    В рассказе «Муму» резко подчеркнута бесчеловечность крепостнических отношений, уродливость барской прихоти и умение выдержать человеческое достоинство крепостного крестьянина, глухонемого Герасима. Герасим у Тургенева неслучайно глухонемой. С одной стороны, глухонемота героя подчеркивает его беспомощность в изуродованном крепостничеством социуме, но, с другой, оказалось, что, несмотря на эту беспомощность, Герасим не утратил человечности и умения оставаться достойным человеком в тяжких обстоятельствах. Повесть «Постоялый двор» потрясает глубиной антикрепостнической направленности. Аким, главный герой повести, — яркая, талантливая личность, как и Герасим. Но он, как и Герасим, крепостной. И перед лицом неправедного закона он не человек, он вещь, чья-то собственность. Единственным юридическим его «правом» является «право» быть собственностью барыни. Тургенев высказал потрясающую по глубине мысль: будучи крепостным, Аким, даже купив постоялый двор, став как будто «хозяином», юридически не владеет ничем. Вся его жизнь, все его тройки, когда он занялся извозом, его постоялый двор — все — это одна фикция собственности, ибо не определено законом в России положение крестьянина, кроме того, что он сам со всем своим скарбом является собственностью помещика. Оставаясь крепостным, не имея никаких юридических прав, Аким постоялый двор мог купить только на имя барыни. Поэтому Акимов постоялый двор, хотя и был куплен на его деньги, а тем более земля под ним, которая в стоимость постоялого двора не входила, юридически принадлежали барыне. И когда этой барыне показалось более выгодным продать постоялый двор Акима, она и продала его Науму, не задумываясь оставила Акима нищим. Барыня «просто» выбросила его из какой бы то ни было социальной среды, как выбрасывают ставшую ненужной вещь. Трагедия Акима усугубляется еще и его любовной драмой. Будучи «мужиком», как в отличие от дворовых называли крепостных на барщине и оброке, он имел несчастье полюбить «привилегированную» дворовую. Жизнь дворовых совсем не была «сладкой». Но считалось, что они находятся на особом положении по отношению к своим крестьянским собратьям. Близость к барскому дому, отрыв этих крестьян от земли, крестьянских работ и забот, нередко калечили их нравственность, как искалечена была душа и Акимовой Авдотьи. Тургенев показывает еще одно губительное порождение крепостничества — нравственное расслоение в крестьянской среде... Сидя в подвале после неудавшегося поджога, Аким понял свое юридическое бесправие. Ни поджог, ни бунт против барыни ничего не решат и не изменят. Нужен, справедливо утверждает своими произведениями Тургенев, закон, восстанавливающий права крестьянина-человека, т.е. уничтожение крепостного права. Это глубокое убеждение писателя не смогли поколебать ни арест, ни ссылка под надзор полиции. И в этом сказалась мощь духа великого нашего гуманиста.

    В январе 1857 года во Франции был опубликован очерк Луи Виардо (мужа знаменитой певицы и «по совместительству» республиканца) «История Дмитрия (этюд о положении крепостных в России)», значительную часть которого, как убедительно показано Т.П. Ден, «составляет записка Тургенева о крепостном праве» (Ден Т.П. Записка Тургенева о крепостном праве // Тургеневский сборник. Материалы к Полн. собр. соч. и писем И.С. Тургенева. IV — Л., 1968. — С. 107-120.). По цензурным условиям эта записка в России опубликована быть не могла. Л. Виардо заключает текст Тургенева в кавычки и указывает, что автором этого текста «является его русский друг, мысли которого записаны им по памяти» (Там же. — С. 108.). Разумеется, эта оговорка была сделана из цензурных соображений. Но эта часть очерка была написана, судя по всему, тоже для французского читателя, ибо Тургенев проводит исторические сравнения между Францией и Россией, чтобы показать как сходство, так и различие в исторических процессах этих двух стран и объяснить, почему во Франции крестьянин — это фермер-арендатор, а в России крестьянин все еще находится в кабале у помещика. О помещике в России не говорят, «что у него столько-то десятин пахотной земли, леса или лугов, но столько-то крестьян, душ. Это более краткий и верный способ обозначить его состояние и доход» (Тургенев И.С. Указ изд. Соч. Т. 12. — М., 1986. — С. 533. Выделено Тургеневым.). Такое положение вещей, считает Тургенев, является преступлением. Гневно обрушивается он на самодержавие. Главная беда России в том, что у нее в результате самодержавного правления нет ни законодательства, ни юриспруденции, ни среднего сословия. Чтобы Россия могла называться вполне цивилизованной страной, «прежде всего, — пишет Тургенев, — следует уничтожить крепостное право; рабство должно исчезнуть навсегда из того единственного края в Европе, где оно еще продолжает существовать» (Там же.— С. 532.). Если в неоконченной статье о дворянстве в 1858 году он писал, предполагая опубликовать статью в России, что крепостное право — явление случайное в русской истории, то не связанный русской цензурой причиной возникновения крепостного права писатель считает русское самодержавие. Он пишет: «...русский царь, ничем не ограниченный в своем самовластии, создавал одновременно и феодализм, и крепостное право» (Там же.— С. 536.).

    Но не так просто можно крепостное право отменить, потому что, продолжает Тургенев, крепостное право развращает как помещика, так и крестьянина, приучая одних к паразитизму, других к «иждивенчеству». Но если понятно, почему паразитирующий помещик не желает отмены крепостного права, то почему крестьянин весьма нередко не желает свободы? И Тургенев отвечает на этот вопрос. Во-первых, потому, что крестьянин искренне заблуждается, будто земельный клочок, политый его потом, принадлежит ему; что же он будет делать свободный, но без земли, уплатив помещику за аренду большую часть урожая (а в неурожайный год?). Во-вторых, и главное, нет законодательства, уравнивающего крестьянина с другими сословиями и определяющего правовые отношения между крестьянином и помещиком. Тургенев является противником общины: крестьянин лично должен стать собственником своего земельного надела — и не устает повторять: нужны законы.

    Что же делать, с чего начать?
    Через год, получив цитированное письмо С. Аксакова, Тургенев возвращается к декабристской мысли о необходимости просветительской работы. Возникает замысел журнала «Хозяйственный указатель». Тургенев пишет программу журнала и записку, обосновывающую необходимость издания такого журнала. В частности, он пишет: «Не станем себя обманывать: невежество — вот наша беда и горе; малая образованность нашего дворянского сословия будет едва ли не главным препятствием приведению в исполнение предполагаемых мер...» (Там же. — С. 354.). Потому и нужен журнал. Чтобы дать сведения дворянам по политической экономии, статистике, науке управления и хозяйствования, потому что эти сведения необходимы для разрешения такого важного вопроса, как крестьянский. Журнал даст ориентир и чиновникам, потому что в нем должны публиковаться и официальные распоряжения как правительственные, так и губернские. Программу и записку к ней Тургенев через Д.А.Оболенского передал А.В.Головнину, секретарю великого князя Константина Николаевича, сторонника крестьянской реформы. Судьба записки неизвестна. Ответа на нее не последовало. Только уже после смерти писателя Головнин опубликовал ее в 10-м номере «Русской старины» за 1883 год (через месяц после похорон Тургенева). Тем не менее эта программа журнала и записка к ней имеют первостепенное значение для определения общественной позиции писателя в период подготовки отмены крепостного права.

    Нельзя пройти мимо писем Тургенева конца 50-х годов, они свидетельствуют об общественной активности»писателя в период подготовки крестьянской реформы. В письмах семейству Виардо, например, затрагиваются два самых волнующих Тургенева вопроса: гласность и необходимость освобождения крестьян с земельным наделом. Тургенев констатирует непривычное для России состояние общества в условиях гласности; занимает твердую позицию по вопросу наделения крестьян землей; волнуется из-за сопротивления большой части дворянства готовящейся реформе; поддерживает императора в его стремлении отменить крепостное право. В письмах к Виардо прослеживается твердая, последовательная антикрепостническая позиция Тургенева и стремление как можно скорее снять с себя «клеймо владельца душ» (Тургенев И.С. Указ. изд. Письма. Т. 3. — М., 1987. — С. 403. Выделено Тургеневым.).

    Письма Тургенева свидетельствуют также о том, что уже в 1857 и 1858 годах он активно занимается в своих имениях подготовкой к крестьянской реформе. Другое дело, что результаты этой деятельности стали сказываться, очевидно, лишь в 1859 году. Не только дядя (Родной брат отца писателя Н.Н. Тургенев) -управляющий, но и сами крестьяне боялись перемен. О том, как тяжело далась Тургеневу ломка «старых порядков» в своих имениях и как настойчиво тем не менее он стремился к утверждению «новых порядков» свидетельствует его письмо к Д.Е. Колбасину от 8/20 апреля 1858 года. Он, в частности, просит приятеля приехать в Спасское и решительно заняться подготовкой решения крестьянского вопроса, так как дядя-управляющий все медлит. Заканчивает Тургенев свое письмо Колбасину замечательной, не требующей комментариев фразой: «Что касается до моих инструкций — в деле устройства крестьян, — то вот они, в двух словах: я готов на все жертвы» (Там же. — С. 317. Выделено Тургеневым.).

    В переписке этого времени с друзьями неизменно присутствует крестьянская тема. Но особо следует отметить два письма к Н.И. Тургеневу (декабристу): 5/17 декабря 1859 года и 10/22 февраля 1860 года. В декабрьском письме писатель выражает уверенность в том, что «Указ будет обнародован весной», так как «великое дело освобождения идет успешно» (Там же. Т. 4. — С. 425.)  Важно к тому же отметить: это небольшое письмо дает возможность утверждать, что писатель рассматривает крестьянскую реформу лишь как часть реформирования всего экономического и социального устройства России, поддерживая давний план реформ в России, составленный декабристом. Но Я.И. Ростовцев, председатель редакционной комиссии, неожиданно умер. В февральском письме следующего года И. Тургенев выражает сожаление по поводу его смерти, так как Ростовцев был последовательным сторонником отмены крепостного права. Обнародование реформы действительно задержалось на год. Тем не менее И. Тургенев и в этом письме выражает уверенность в том, что дело освобождения крестьян уже остановить нельзя. Письмо написано по-русски, и в нем прослеживается глубокое понимание писателем того, что за экономические преобразования грядут в России.

    И Тургенев к этим преобразованиям готов. Не случайно в письме к дяде-управляющему 17/29 мая 1859 года он свое любимое «дворянское гнездо» Спасское (Орловская губерния) называет уже фермой. Россия переходит к организации наемного труда. Это в корне меняет самый принцип хозяйствования. Больше того, для писателя неприемлема крестьянская община. При этом замечательно, что он понимает: и сами крестьяне в общинной организации хозяйственных отношений не заинтересованы. Он пишет декабристу Тургеневу: «Неизвестно, как мне будут платить оброк; на круговую поруку крестьяне соглашаются неохотно» (Там же.— С. 154.). Об этом же он писал И.С. Аксакову тремя месяцами раньше: «О мире, об общине, о мирской ответственности в наших околотках никто слышать не хочет <...>, т.е. они <крестьяне> дорожат миром, как самосудством, если можно так выразиться. Но никак иначе» (Там же. — С. 101. Выделено Тургеневым.). Иными словами, сами крестьяне понимают, что ведение общинного хозяйства, когда крестьянин снова не является полноправным собственником земли, экономически невыгодно.

    В 1874 году С.А. Венгеров, задумав написать биографию И.С. Тургенева, обратился к нему с письмом, в котором, в частности, писал: «Одно мне не объяснилось ни из печатных источников, ни из рассказов некоторых лиц, с Вами знакомых. Оно тесно связано с Вашими идеями о крепостном праве, с Вашей пропагандой его отмены и облегчения не только правительством, но и частными людьми. В связи с этим обстоятельством я хочу предложить Вам один вопрос. Вопрос этот принадлежит к категории, именуемой в общежитии «щекотливой» <...>

    ...Иван Сергеевич! Я не имею чести быть с Вами знакомым, ни разу даже не видел Вас. Все это не мешает мне, однако же, иметь о Вас очень определенное представление, чего таить, самое лучшее. Мне было бы поэтому больно узнать о Вас поступок, не гармонирующий с Вашей литературного деятельностью. Не подходящий под тот симпатичный ореол, которым окружен в моих глазах автор «Записок охотника». Вследствие этого-то высокого мнения о Вас, мне кажется, что Вы, как человек, так красноречиво и многозначительно восставший против крепостничества, должны были, сделавшись после смерти Вашего отца владельцем его имения, освободить доставшихся Вам крестьян. Сделали ли Вы это? А если не сделали, то какие уважительные причины заставили Вас не осуществить на деле то, что Вы таким искренним и убежденным тоном проповедовали в Ваших прекрасных повестях...» (Русская литература в ее современных представителях. Критико-биографические этюды Семена Венгерова. Иван Сергеевич Тургенев. Часть 1. — СПб., 1875. — С. 98-99.). Из этого письма следует, что юный Венгеров, родившийся в 1855 году, будучи человеком иной эпохи, чем Тургенев, еще не представляет себе, каким длинным и тернистым был путь России к отмене крепостного права, сколько лучших ее граждан поплатились жизнью либо свободой за право крестьянина считаться человеком. Тот же Тургенев находился полтора года под надзором полиции за те же «Записки охотника», которыми так восхищаются теперь ровесники Венгерова, а князь Львов (цензор) за разрешение их к печати был уволен в отставку без пенсии. Он не знает, что крестьянин мог по закону принадлежать к крестьянскому сословию только в крепостном состоянии, а выходя на «волю», он терял статус крестьянина и должен был определиться в другом сословии. Поэтому Тургенев считал, что нужно освобождать не отдельных крестьян, а отменять крепостное право законодательно, сохранив крестьянское сословие в России, придав ему статус, юридически равный с другими сословиями. Тем не менее с очевидностью из этого письма следует, что главной общественной заслугой Тургенева как писателя современники (как ровесники, так и младшие поколения) считали выраженный в его творчестве протест против крепостничества.

    Тургенев ответил Венгерову любезным письмом, объяснив, что «владельцем душ» он стал лишь после смерти матери в 1850 году. И тогда же, как пишет он, «я немедленно отпустил всех дворовых на волю, пожелавших крестьян перевел на оброк, всячески содействовал успеху общего освобождения, при выкупе везде уступил пятую часть (Практически все дворянские имения уже много лет были заложены и перезаложены. Реформа предполагала, что долг дворянина государству перекладывается на крестьян в качестве государственного кредита на 20 лет на выкуп земли. Кредит рассчитывался так, чтобы он составлял 4/5 стоимости выделяемого крестьянину земельного участка, а 1/5 стоимости этого участка крестьянин должен был сразу выплатить самому помещику. Тургенев эту 1/5 часть с крестьян не взял.)  — и в главном имении не взял ничего за усадебную землю, что составляло крупную сумму. Другой, быть может, на моем месте сделал бы больше и скорее; но я обещал сказать правду, и говорю ее, какова она ни есть. Хвастать ею нечего; но и бесчестья она, я полагаю, принести мне не может» (Тургенев И.С. Полн. собр. соч. и писем. 1 изд-е. Письма. Т. X. — M.; Л., 1965. — С. 98-99.). Процитировав этот отрывок из письма Тургенева, Венгеров замечает: «Да, действительно, бесчестья тут мало, а чести-то наберется довольно много» (Венгеров Семен. Указ. соч. — С. 100.).
    Лучше не скажешь: чести в делах и мыслях Ивана Сергеевича Тургенева было много.
     
     
    «Русский язык и литература для школьников» . – 2013 . - № 6 . – С. 51-59.
     
     




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование