Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
     
    Алевтина Дмитриевна Жижина
    кандидат филологических наук

    «Потерянное» поколение в «Думе» М.Ю. Лермонтова
     
     
    Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Дума» (1838 г.) справедливо считают программным. Внимание поэта поглощено не частной проблемой, а целым этапом развития общественного движения в России.
    Обличение, гнев и скорбь в произведениях М.Ю. Лермонтова звучат призывом к действию. И когда мы перечитываем стихотворение «Дума», представляя себе того, чей страстный голос раздается в ней с такой силой, призыв деятельно относиться к жизни доходит до нас.

    В «Думе» Лермонтов обратился к идеям века, отразившим развитие общественного движения в России. Поэт рассматривает свою эпоху в исторической перспективе, стремясь восстановить распавшуюся «связь времен», сообщить своим современникам новый заряд энергии, заставить застрявших на перепутье искать верный путь.

    Это стихотворение стало знаменательным явлением русской поэзии. Оно оставило заметный след и в истории русской общественной мысли, повлияв на становление социально значимого сознания читателей.
    Основные проблемы, мотивы и, соответственно, — выразительные средства — над этим размышляем, вникая в суть произведения, которому посвящено так много и литературоведческих, и методических работ. Проблематика его сначала представляется исследованной исчерпывающе; именно проблематика, т.е. сгусток проблем в пределах ведущей — масштабной.

    Попытаемся уловить основную тональность стихотворения. В.Г. Белинский определил ее однозначно: «громы негодования, гроза духа, оскорбленного позором общества».
    О «Думе» нередко отзываются так: «Обвинительный приговор своему поколению». Однако ограничиваться этим утверждением недопустимо. В стихотворении (главным образом, в пробуждаемых им ощущениях, эмоциональном отклике) присутствуют также и прошлое, и будущее, а общее его значение не исчерпывается итогом обращения всего лишь к одному поколению — бездействующему поколению 30-х годов девятнадцатого века.

    За постоянно возникающим в процессе восприятия произведения вопросом: «В чем обвиняет поэт свое поколение, против чего восстает так непримиримо?» — должен просматриваться и другой: «С каких позиций осуществляется отрицание, обвинение?».

    Обращаясь к «Думе», необходимо принять во внимание ее нравственный потенциал, ее воспитательные возможности и в то отдаленное время, и в нашу эпоху. Даже сейчас поэт воздействует на нас своим примером общественного поведения, своим гражданским мужеством.

    Потери, неизбежные при цитатном, беглом рассмотрении лирического произведения, в известной мере могут быть компенсированы, если вместо случайной, вырванной из контекста, цитаты учащимся для текстуального анализа будут предложены строки, выражающие общий замысел поэта. Этот способ отличается значительным преимуществом в сравнении с обычным цитированием, распространенным в течение долгого времени. Он особенно эффективен в отношении лирики Лермонтова, которая нередко строится на контрастах, на внутренней полемике. Подобный подход возможен даже при остром дефиците учебного времени.

    Обращаться к стихотворению «Дума» можно на том или другом этапе основных занятий: рассказывая о жизненном и творческом пути поэта, в заключительной беседе о его творчестве, при освещении обзорной темы и так далее.

    В зависимости от конкретных условий работы извлечения из текста произведения, предназначаемые для аналитического рассмотрения, могут быть разными по объему: например, первые двенадцать строк или последние четыре (возможно, восемь). В этом случае опускаются средние строфы, в которых описаны не причины и масштабы, а реальные следствия духовной катастрофы, изображаемой в стихотворении.

    В сущности, мы коснулись вопроса о композиции произведения, которая отличается не только стройностью, на что обычно указывают методисты, но также известным своеобразием.
    Уясняя, как построено стихотворение, мы тем самым облегчаем задачу акцентировать центральные мысли, что столь важно при изучении этого сложного произведения.
    Среди стихотворений Лермонтова «Дума» выделяется широтой авторского замысла.

    1. О ком размышляет автор в своей «Думе»?
    2. Кого клеймит?
    3. К кому обращает свой призыв?

    Обычно на эти вопросы исследователи отвечали вполне определенно. Например, размышляя над взаимодействием двух основных действующих (или «бездействующих») сил, представленных в стихотворении в лице самого автора и современного ему поколения, литературовед Д.Е.Максимов (в своем исследовании «Поэзия Лермонтова») уверенно заявлял: «К числу представителей поколения поэт относит и самого себя».

    Приведем еще пример: «Лермонтов не противопоставляет себя своему "поколению", как бы признавая и над собой власть истории или "судьбы"» (Б.М. Эйхенбаум, «Литературная позиция Лермонтова»).
    Развивая эти мысли, лермонтоведы нередко одобрительно утверждают: поэт настолько самокритичен, что обвинения в адрес современников относит и к себе самому, поскольку употребляет местоимение «мы». Подобная позиция, которой они наделяют поэта, воспринимается ими комплиментарно: вот как взыскательно он к себе относится!

    1. Сколько раз в «Думе» встречается слово «мы»?
    2. Какая роль отведена ему в стихотворении?

    «Богаты «мы...» «ошибками отцов»; «Мы вянем без борьбы...»; «И ненавидим мы и любим мы случайно...». И так до конца произведения. В самом значении слова «мы» действительно заложена некая общность, порой — единение. Попытаемся выяснить, каково это единение, в чем проявляется общность.
    Среди упреков, обращенных к современникам, находим и такой:
    Над миром мы пройдем без шума и следа,
    Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
    Ни гением начатого труда.
    Мог ли о себе сказать нечто подобное Лермонтов, ныне всемирно признанный, второй после Пушкина поэт Золотого века русской литературы? К тому же в то время в России жили и творили В.Г. Белинский, Н.В.Гоголь, да и А.С.Пушкин, погибший в 1837 году (а «Дума» датируется 1838).

    3. Как же объяснить такой слишком весомый упрек (если следовать принятому толкованию слова «мы», будто бы указывающему на адресата этого произведения и других выдающихся представителей русской литературы)? Как быть с обобщающим местоимением «мы»? Позицию Лермонтова невозможно объяснить повышенной требовательностью к самому себе: слишком уж тяжки обвинения, адресуемые тем, кто скрывается за этим местоимением.

    Но вот у самого Белинского находим такие слова о «Думе»: «Славная песенка» о «нашей общей участи». Он словно вторит поэту, произнося слова «нашей общей». Значит ли это, что он примыкает к поколению «Думы»?
    Однако следует вникнуть в последнее слово — «участь», т.е. «судьба». «Наша общая участь» — это доля всех, включая гениев; всех, живущих в России в тяжелое для нее время.
    Существенно не одно только обстоятельство, что Лермонтов творил в такое сложное время, важно, что он не впал в состояние отрешенности, бездействия, преодолевая власть судьбы. Он нашел в себе силы не только выстоять, но также и влиять на своих современников — своих читателей, сообщая им мощный заряд энергии для обретения утраченной гражданской позиции.

    Таким образом, вчитываясь в стихотворение, осмысливая мнения ученых, необходимо четко разграничивать два понятия: «участь» (или судьба) поколения того времени, общая для всех, и «позиция» этого поколения, не совпадавшая с той, которую занимали автор стихотворения «Дума» и его литературные единомышленники.

    А почему бы не согласиться с мнением тех лермонтоведов, которые считают, что поэт, критикуя своих современников, не щадит и себя вместе с ними?
    Однако обвинения в «Думе» (как нас убеждает внимательное прочтение ее текста) слишком серьезны. Они не соответствуют всему духовному облику поэта. Вот почему позицию, ему приписываемую, невозможно объяснить повышенной требовательностью к самому себе.
    Произнося «мы», он вовсе не причислял себя к обвиняемым. Сливаясь с их «толпой», почти перевоплощаясь в тех, кого обличает, поэт стремится проникнуть в их внутренний мир. С какой целью? Так легче обвинять, переубеждать?
    Как ведет он себя в этом, по существу, чуждом ему мире?
    Он вбирает в себя всю их душевную боль, всю немощь, с целью затем изнутри взорвать зло. Чтобы успешнее убеждать «постыдно равнодушных», поэт, смешиваясь с их толпой, принимает иное обличье: «я» + «они» = «мы». Оказавшись среди них, он начинает ощущать их боль как свою собственную и оттуда, из той среды, бросает свой вызов.
    Поэт словно готов взять на себя вину этого поколения: повторяя «мы», он как будто убеждает, что и себя не пощадил бы, что придает потрясающую силу его обвинениям.

    И все же, есть ли в собирательном образе «поколения» черты, не заслуживающие осуждения? Из текста «Думы» ясно, что автор взывает не к пустому светскому обществу прожигателей жизни, а к людям с превосходными задатками, большими интеллектуальными возможностями. Бесплодное существование тяготит их самих. Нет у них высокой жизненной цели. И даже на поиски путей, ведущих к ней, они так и не вышли.

    Понятен отзыв Белинского о стихотворении: «Эти стихи писаны кровью; они вышли из глубины оскорбленного духа: это вопль, это стон человека, для которого отсутствие внутренней жизни есть зло, в тысячу раз ужаснейшее физической смерти!..».
    Лермонтов с ними, но не заодно. Поэт-гражданин берется разбудить их, подвигнуть на преодоление «пустоты внутренней» самой «крепостью стиха, громовою силою бурного одушевления, исполинскою энергиею благородного негодования и глубокой грусти» (В.Г. Белинский) (См. статью В.Г.Белинского «Стихотворения М.Лермонтова», а также «Лермонтовскую энциклопедию» (М., 1981, с. 147-149) и другие исследования.).
    Автор «Думы» осуждает и призывает, однако высший приговор вынесет им суд потомков.

    «На все времена» — это один из главных признаков любого шедевра. А «Дума»? Она из века в век проносит как эстафету озабоченность судьбой каждого поколения, а значит, и судьбой России. Говоря о непреходящем значении стихотворения, приходится признать, что и при взгляде на особенности нашего времени проступают черты, сходные с теми, которые отличали ту далекую от нас эпоху, отраженную в «Думе», — и по состоянию социума, и по уровню общественного самосознания.

    Важно учитывать, с каких позиций осуществляется отрицание.
    Стихотворение построено на обвинениях, но каждое из них оборачивается призывом вырываться из плена унылого прозябания, искать выход из духовного кризиса, преодолевать в себе все, что пагубно и для тебя самого, и для твоей Родины, устремляясь на путь служения ее высшим интересам, ее возрождению.
    И в наше время, говоря современным языком, мы «испытываем дефицит» в таких думах-раздумьях, призывах и деяниях. И для нас оно актуально, это произведение позапрошлого века.
    «Думу» создал патриот Лермонтов. Его позицию вполне заслуженно можно назвать гражданственной. В финале звучит вера в грядущее обновление общества, в потомка-гражданина.
    Это поэт к нам обращается. А мы (увы!) сами страдаем все теми же болезнями. Сможем ли преодолеть? Оправдаем ли надежды?

    И просятся наружу слова, обращенные к юным: «Вы — смена. Не подведите и его, и своих современников, и грядущие поколения!». (Интересно, какими вы их себе представляете?)

    Поколение «Думы» значительно глубже в сравнении с предшественниками постигло несовершенство действительности. Познание заставило его усомниться в осуществимости прежних идеалов, утратить веру «отцов». Этим изверившимся юношам было бы легче принять готовое, но такая готовая вера оказалась уже пройденным этапом. История продвинулась вперед и заставила их видеть дальше и шире своих предшественников.

    Следовательно, в чем-то они действительно опередили декабристов, чему-то научились на их ошибках, однако сомнение обернулось для юношей тяжким бременем. И дело не в самом сомнении, которое, как принято считать, подтачивает силы, лишает воли.

    В лермонтовской лексике слову «сомнение» отведено почетное место. Нередко в стихах, проникнутых мужеством, Лермонтов вдруг рассказывает о том, как лелеет в себе спасительное сомнение, недовольство, без которых не может вспыхнуть желание иной, настоящей, содержательной жизни.
    И не только сам поэт, но также и его «герои времени», особенно Печорин, которому нередко адресуют «Думу» со всеми ее упреками. Этот главный герой романа приходит к выводу: «Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера — напротив...».

    Всмотримся в другую строку «Думы»:

    Мы иссушили ум наукою бесплодной...

    Упрек обращен не к науке вообще, будто бы мешающей живому делу.
    Наука привлекала Лермонтова. В его произведениях прослеживается знакомство автора с идеями ведущих теоретиков эпохи; процесс раздумья над их учениями он отражает в своей «поэзии мысли».
    Глазами философа, уже начинающего мыслить диалектически, поэт смотрел на мир, постигая сущность явлений, и находил жизнь лишь там, где встречал движение, борьбу, порой предсказанную отвлеченным разумом.

    Тяга Лермонтова к самой отвлеченной науке — философии — несомненна. Но тогда о чем же, о какой науке, иссушающей ум, упоминается в стихотворении «Дума»?
    В поисках ответа на возникший вопрос проследим развитие одного из ведущих мотивов произведения — желание действия. Этот мотив в различном словесном оформлении повторяется снова и снова, становясь упреком («в бездействии», «без цели», «без борьбы», «бесполезный клад», «ничем не жертвуя»).
    Такой же укор звучит и в строке: «Мы иссушили ум наукою бесплодной». С ней перекликаются стихи последней строфы: «Не бросивши векам ни мысли плодовитой, / Ни гением начатого труда».
    Оба упрека подсказаны убеждением: необходима наука (мысль, идея), указывающая путь, но не «ровный путь без цели», а путь к действию. Познать и действовать — вот постоянный девиз Лермонтова. А поколение «Думы» никак не способствует тому, чтобы новое восторжествовало.

    Бороться за лучшую жизнь — значит сначала бороться против того, что стоит на пути к ней, бороться с нынешним злом во имя грядущего добра. А это поколение не способно перейти от сомнения к отрицанию. И все от того, что утрачена цель, ради которой стоило бы отрицать, бороться, действовать. Отсюда и все остальные духовные немощи.

    Так все слова-понятия в стихотворении нерасторжимо связаны между собой. Одно вытекает из другого, каждое наполняется значением, предопределенным словарным окружением.
    Уяснив, какое содержание вмещают в себя слова «ошибки отцов», можно представить себе процесс познания этих ошибок. В свою очередь, познание влечет за собой сомнение, которое впоследствии становится бременем, не находя выхода, разрешения в борьбе ради высших идеалов.
    Необходимо осознать тесную связь включенного поэтом в «Думу» призыва сопротивляться застою с его требованием приобщаться к высокой жизненной цели.

    А вот строки, которые переходили из одного лермонтовского произведения в другое и, наконец, в «Думе» нашли свое истинное место:

    Так тощий плод, до времени созрелый,
    Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
    Висит между цветов, пришлец осиротелый,
    И час их красоты — его паденья час!
    Принято считать этот образ аллегорическим, и все же перед нами сравнение, поразительно верно передающее душевное, моральное, умственное состояние поколения того времени. Оно достигло зрелости и обрело прозрение. Но зрелость не влила в него новых сил, не напитала живительным соком. Прозрение оказалось преждевременным: эти люди не были к нему подготовлены. Их грядущее, как замечает Лермонтов, «иль пусто, иль темно».

    Сам же поэт верит в осуществление своих гражданских идеалов, верит в потомка, способного воспринять их «с строгостью судьи и гражданина» и осудить бездеятельных предшественников:

    И прах наш с строгостью судьи и гражданина
    Потомок оскорбит презрительным стихом...
    Лермонтову чужда безнадежность, но словами: «Печально я гляжу на наше поколенье!» он отдает себе отчет в том, что среди этих современников ему не найти единомышленника. Он опередил их в своем развитии.
    И вот, продвинувшись вперед, поэт оказался обреченным на духовное одиночество, а ему так нужно живое человеческое сочувствие и понимание его стремлений.

    Декабристы к этому времени сошли с исторической арены, а мыслители демократического склада и другие еще себя не проявили с достаточной определенностью. Всем им предстояло пройти сложный путь мировоззренческого становления.
    Поэт отчетливо осознает, что какого бы то ни было подвига ждать от тех, с кем он общается в «Думе», бесполезно. Они не возродятся для лучших свершений.

    При изучении стихотворения в школе легче всего бывает составить список обвинений в адрес «никчемного» поколения, лишенного высоких идеалов, не способного на действия, столь нужные Родине. Но нельзя ограничиться такой задачей.

    Рядом с вопросом: «В чем обвиняет поэт свое поколение, против чего восстает он так непримиримо?» должен проступать другой, за ним таящийся: «С каких позиций осуществляется обвинение, отрицание?».
    А в отдаленной перспективе намечается еще и такой вопрос, казалось бы, не связанный с содержанием гневного, бичующего стихотворения: «Что мог бы утверждать, отстаивать автор этих строк?».
    В тексте нет ответа. Однако он не просто отсутствует, а точнее — напрямую не прописан. Взгляните на оценочные эпитеты, на «слова-пощечины». Например: «пусто», «вянуть», «бесплодный», «угрюмый». Ничего утешительного, не так ли?

    Теперь подберем ко всем этим упрекам антонимы. Если автор не в силах мириться с тем, что есть, следовательно, он мечтает, чтобы стало наоборот, не правда ли?
    Но способны ли «герои» «Думы» к возрождению? Надежды нет.
    Тогда с какой же целью поэт обращает к ним свой упрек? Автору необходимо хотя бы в форме отрицания выразить положительную идею. Он осуждает свое поколение за то, что оно «в бездействии состарится», за то, что жизнь его — «ровный путь без цели».

    Необходимы активность, решительность и отвага — вот оборотная сторона и основной смысл упрека. И так каждое обвинение в «Думе» становится утверждением идеала, и все эти обвинения складываются в представление о настоящих деятелях, которые не могут прозябать в бездействии, жизнь которых не может быть бесцельна.

    Критика того времени обрушилась на слишком «невеселую» «Думу», стараясь приписать самому поэту те черты, которые он обличал в своих современниках. В противовес этой критике В.Г.Белинский в 1840 году, соглашаясь с поэтом, заявил о «поразительной верности идей» «Думы».

    4. В чем обвиняет поэт свое поколение? Против чего восстает он так непримиримо? Найдите оценочные эпитеты, подберите к ним антонимы.
    5. С каких позиций осуществляются обвинение, отрицание? Что мог бы утверждать, отстаивать автор этих строк?
    6. Что связывает людей обвиняемого поколения? Как вы представляете себе подобное единение, в чем может проявляться общность?
    7. «Ни мысли плодовитой, Ни гением начатого труда...». Мог ли поэт так сказать о себе, о таких своих современниках, как В.Г. Белинский, Н.В. Гоголь, А.С. Пушкин, только что ушедший из жизни?
    8. Обратитесь к высказываниям В.Г. Белинского об участи, или судьбе, современного Лермонтову поколения. Автор «Думы» и поколение, в ней изображенное, — одна ли у них судьба, одинаковы ли позиции?
    А можем ли мы по содержанию стихотворения судить о том, что отстаивает, утверждает поэт: о его позитивных устремлениях, идеалах?
    Поэт воздействует на молодежь своим примером, своим призывом и своей надеждой, которую он связывал с отдаленным для той поры будущим. Нам понятна и близка его позиция, его озабоченность судьбой каждого нового поколения.

    Хочется предостеречь от неоправданных параллелей. Встречались в практике школы попытки сближения «Думы» с другим стихотворением Лермонтова — «Как часто, пестрою толпою окружен...». Однако такой подход недопустим: «пестрая толпа» представляет собой ту часть светского общества, у которой нет «огня в крови», нет представления о «благородных страстях», а в «Думе» — иная часть дворянского общества. Как бы беспощадно ни бичевал поэт этих представителей современного ему молодого поколения, им была свойственна не пустота мелочной, бездумной части светского общества, а мучительная, осознаваемая ими опустошенность, подавившая в них все лучшие задатки. Осуждая этих своих современников, Лермонтов не возлагал надежд на тех, кого так гневно обличал в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен...».

    В «Думе» уже сквозит предчувствие того, что уходящая эпоха сменится новым этапом, а затем выражена вера в грядущее обновление, в потомка-гражданина.
    Создавая обличительное стихотворение, Лермонтов не был окружен многочисленными единомышленниками. Он шел дальше, мыслил глубже многих даже, прогрессивно настроенных современников. Его одиночество было не только вынужденным, но и героическим.
    Следует отметить также, что честность, определенность позиции автора-обвинителя, которую лучше всего будет назвать бескомпромиссностью, подчеркнута ораторской интонацией, особенностями строфического деления: каждая строфа «Думы» выражает законченную мысль.

    9. Найдите в стихотворении упоминание о людях будущего.
    10. Передал ли поэт в своем произведении желание действия?
    11. Какими средствами выражен в «Думе» призыв к действию?
    12. Сравните современное Лермонтову дворянское поколение с недавно действовавшим «декабристским».
     
    Вспомогательные вопросы:

    1. Новое поколение уступает предшествующему, проигрывает в сравнении с ним?
    2. Не считает ли поэт, что во всем надо следовать за декабристами, что их путь единственно правильный? Как говорит он об «отцах», о наследстве, оставленном ими?

    «Русский язык и литература для школьников» . – 2014 . - № 10 . – С. 11-19.
     
     




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование