Кроноцкий заповедник. Заповедное царство Плутона

  

Кроноцкий заповедник.  Заповедное царство Плутона
 
 
Непонятно почему некоторые регионы России обойдены вниманием природоохранных органов и почти лишены заповедных территорий. В огромной Якутии, территория которой лишь вдвое меньше Австралии, к примеру, всего два заповедника, тогда как на гораздо меньшей площади Хабаровского края их разместилось целых восемь! Особенно не повезло в этом отношении полуострову Камчатка, обладающему лишь одним заповедником на территории размером почти с Францию.
А ведь далекая Камчатка — подлинное собрание природных чудес. Удивительны не только вулканические горы красивейшего дальневосточного полуострова, но и животный и растительный мир этого уникального края.

И больше всего диковинок собрала природа у подножия одного из самых высоких и самого, наверное, красивого вулкана Камчатки — Кроноцкой сопки, вознесшей свою заснеженную главу на 3,5 км над уровнем моря. Недаром здесь еще в 1822 году по предложению ученого-зоолога Дыбова был устроен один из первых заказников России. А с 1934 года вся немалая прилегающая территория (размером с три острова Кипр) была объявлена заповедной.

Кроноцкий заповедник стоит особняком в ряду других российских охраняемых территорий. Пожалуй, ни в одном другом заповеднике нашей страны не найдешь такого собрания редкостных чудес живой и неживой природы. Да и за рубежом с ним могут сравниться разве что прославленные Йеллоустонский и Йосемитский национальные парки в США да заповедные уголки Новой Зеландии.

Одних только вулканов в заповеднике — 16, из них пять — действующие! Самый высокий — Кроноцкая сопка — до последнего времени считался потухшим. Но в 1922 году из его кратера поднялся столб черного дыма, которым вулкан напомнил о том, что его еще рано списывать со счета. Идеально правильный почти 4-километровый конус Кроноцкой сопки укрыт снежной шапкой, которая блестит на солнце, как драгоценный венец. Рядом, за речкой Кроноцкой, располагается вулкан Крашенинникова, названный по имени участника экспедиции Беринга, первого исследователя Камчатки Степана Крашенинникова.

Этот вулкан необычен по своему облику и строению. Когда-то здесь находился огромный щитовой вулкан, основание которого имело 30 км в поперечнике. Вершина его разрушилась, и в образовавшейся впадине-кальдере диаметром в 10 км выросли два новых вулканических конуса. Первый, южный, похож на большинство вулканов: на вершине его расположен кратер шириной в 800 м и глубиной в 80 м. А вот во втором, северном, конусе на дне кратера возник еще один небольшой вулкан стометровой высоты с широким основанием. В его шестисотметровом кратере находится в свою очередь еще один конус высотой в 60 м с пятнадцатиметровым кратером наверху. Таких «четырехэтажных» вулканов нет больше нигде на планете.
А у подножия соседнего вулкана Кихпиныч начинается тропа, ведущая к главному чуду полуострова — знаменитой Долине Гейзеров.

Гейзеры — эти периодически действующие природные фонтаны горячей воды — чрезвычайно редкое явление. На нашей планете они встречаются, кроме Камчатки, только в трех местах: в Исландии, на реке Йеллоустон в США и в новозеландской долине Роторуа.

Природа надежно спрятала камчатское чудо от людей. Лишь в апреле 1941 года геолог Устинова, обследуя незамерзающую речку Шумную, текущую из вулканической кальдеры Узона, случайно заметила на одном из ее притоков взметнувшийся фонтан парящей воды. Дальнейшее изучение притока показало, что в его долине находится еще 21 крупный гейзер и множество пульсирующих горячих источников, кипящих разноцветных озер, пароводяных струй и булькающих грязевых котлов. Приток этот получил название реки Гейзерной.
Трудно передать впечатление, которое производит на путешественника это удивительное место! Вся долина словно курится, испуская облака белого пара и струи кипящей воды, вокруг стоит неумолчный грохот, свист, шипение, бульканье и всплески, заставляющие невольно вспомнить о картине ада, описанной великим Данте в его «Божественной комедии».

Самый большой из гейзеров — Великан — извергается каждые пять часов. При этом метровой толщины струя кипятка взлетает на высоту в 40 м, а клубы пара поднимаются на 300 м! Осаждающаяся при остывании воды своеобразная «накипь» из минеральных солей образовала у основания гейзера конус диаметром в 30 м. Такие же конусы из свежеобразованной горной породы (ее называют гейзеритом) есть и у других гейзеров, а также пульсирующих источников. Гейзерит бывает желтым, коричневатым, розовым и даже зеленоватым в зависимости от состава осаждающихся солей. Один из гейзеров даже назвали Сахарным — так похож его гейзеритовый конус на груду жженого сахара.

Гейзер Фонтан самый активный: каждые 17 минут он выбрасывает на высоту семиэтажного дома свою мощную струю.

А гейзер Плачущий отличается своеобразным характером производимого бульканья: оно похоже на глухое всхлипывание. Очень эффектен гейзер Водопадный, ниже которого ручей из кипятка срывается со скалы 27-метровым водопадом.

Гейзер Щель можно назвать самым таинственным в долине: он спрятался в узкой щели на склоне, и невнимательный путешественник может пройти мимо, даже не заметив его. Лишь раз в полчаса из щели неожиданно вырывается горячая струя, но уже через минуту все стихает, и ничто вокруг не напоминает о спрятавшемся в укромном уголке красавце-фонтане. А чтобы добраться до гейзеров Конус и Скалистый, придется пройти через ту часть Долины Гейзеров, где она резко сужается и крутые обрывы вплотную подступают к руслу Гейзерной. Только особенно любознательные туристы, рискнувшие форсировать теснину по скользким камням, могут похвастаться тем, что видели эти труднодоступные шедевры природы.
Наиболее эффектное зрелище открывается путешественнику на крутом повороте долины, где у правого берега реки расположена просторная терраса — естественная смотровая площадка этого царства кипящих струй. Отсюда прекрасно виден похожий на амфитеатр крутой левобережный склон, расцвеченный отложениями желтого, розового, белого и серого гейзерита и украшенный клубящимися облаками пара.
 
Сразу три гейзера: Фонтан, Двойной и Непостоянный, демонстрируют здесь свою мощь и разнообразие.
А за поворотом туриста ожидает деревянный мостик, с которого хорошо просматривается горячий источник с красивым названием Малахитовый Грот. Это своеобразная пещера-козырек, нависающая над рекой и покрытая зеленовато-желтым гейзеритом и темно-зелеными прядями водорослей. Прихотливые узоры, образованные цветными отложениями и водными растениями, действительно напоминают поверхность малахитовой глыбы, что и послужило поводом для названия источника.

Но и перейдя через невысокий гребень в соседнее ущелье, путешественник продолжает ощущать близость раскаленных недр. Здесь, правда, уже нет бьющих высоко в небо фонтанов и облаков пара, но то и дело попадаются зловеще булькающие и хлюпающие грязевые котлы, наполненные жидкой горячей глиной, пульсирующие и спокойно льющиеся горячие источники и разноцветные пятна известковых отложений. Особенно живописен источник Факел, бьющий из отверстия в массивной каменной плите. Метровый водяной столб, поднимающийся над лавовым основанием, окружен эффектным цветным «воротником», образованным скоплениями оранжевых, белых и черных водорослей.

В горячей воде ручьев и озер Долины Гейзеров повсеместно бурно развиваются разноцветные теплолюбивые водоросли и бактерии. Поэтому склоны ее поражают неправдоподобным буйством красок. Особенно красив один из водопадов долины, за яркое много цвети е окраски получивший название Игрушка.

На теплой почве в долине реки Гейзерной трава начинает зеленеть раньше, чем в соседних районах, и вырастает до гигантских размеров, достигая порой четырехметровой высоты! Этот весенний «оазис» хорошо знаком всем окрестным медведям, которые, выйдя в апреле из берлог, собираются в Долине Гейзеров, чтобы лакомиться здесь сочными корешками и стеблями, пока растаял снег на побережье.

Когда наступает время покинуть волшебную долину, как-то сами собой тяжелеют ноги и замедляется шаг — так не хочется расставаться с этим удивительным уголком Земли. И уходя вниз по Шумной, долго еще видишь, оглядываясь на поворотах горной тропы, изумрудно-зеленое пятно Долины Гейзеров, увенчанное белыми облаками пара...

Еще одна жемчужина природы Кроноцкого заповедника — вулканическая кальдера Узона. Когда-то здесь находился могучий и высокий, до 3 км, вулкан. В результате взрывного извержения конус его был уничтожен, а поверхность земли на месте бывшего вулкана просела, образовав огромное «блюдце» диаметром в 12 км. По всему дну кальдеры рассыпано множество горячих источников, грязевых вулканчиков и парогазовых струй — фумарол. Из многочисленных отверстий в почве бьют здесь струи пара и кипятка. Отверстия окружены глиной самых различных цветов: белой, синей, красной, желтой и даже черной. Выходы некоторых струй, кроме того, оторочены ярко-желтыми венчиками отложений серы. В крупных источниках вода клокочет с такой силой, что шум ее заглушает человеческий голос. Когда проходишь по кальдере среди булькающих водяных котлов в клубах пара, кажется, что ты попал на другую планету — так непохож ее ландшафт на все, виденное до этого.

Вода в озерах и ручьях кальдеры Узона нагрета до 90 С. Зимой большая их часть не замерзает. Это способствует пышному развитию здесь растений и привлекает сюда множество водоплавающих птиц: уток, гусей, лебедей и прочих.

Извержениям вулканов обязано своим происхождением и самое большое озеро Камчатки — Кроноцкое. Потоки лавы, стекавшие со склонов Кроноцкой сопки и вулкана Крашенинникова, перекрыли долину протекавшей между ними древней реки, образовав двухсотметровую плотину. За ней разлилось обширное и глубокое озеро площадью в 200 кв. км, из которого вытекает в Кроноцкий залив бурная и быстрая река, тоже именуемая Кроноцкой.

Но не только вулканическими диковинами славится Кроноцкий заповедник. Немало здесь и поразительных явлений живой природы. Прежде всего, только на Камчатке сохранился единственный в своем роде осколок доледниковых хвойных лесов — роща пихты грациозной. Этот небольшой лесок — всего 19 га — уникален, так как пихта грациозная не растет больше нигде на нашей планете. С давних пор камчадалы охраняли рощу как священную, и не решались даже прикасаться к обожествленным деревьям.

Предание рассказывает о том, что на берегу возле рощи находился в давние времена казацкий острог, но, когда кто-то из казаков срубил пихту в заповедном лесу, в крепости началась эпидемия оспы и весь гарнизон вымер за один месяц. С тех пор камчадалы верят, что страшная болезнь затаилась в этих непохожих на другие деревьях, и, если срубить в роще хоть одно из них, оспа вновь выйдет наружу и примется за свое черное дело.

За исключением уникальной пихтовой рощи, остальная территория заповедника занята типичной для Камчатки растительностью. Нижний пояс гор покрывают леса из корявой каменной березы, а выше них расстилаются заросли кедрового стланика. Низменное побережье океана представляет собой богатую ягодами тундру, а у подножия хребтов и в долинах поднимаются высокие буйные травы. Особенно впечатляет размерами здешний шеломайник — зонтичное растение, похожее на знакомую всем «медвежью дудку». Это травянистое растение достигает на Камчатке высоты в 2—3 м, так что в зарослях шеломайника можно заблудиться, как в лесу.

Окрестности Долины Гейзеров и кальдеры Узона славятся обилием четвероногих и пернатых обитателей. Здесь водятся соболь и росомаха, ласка и горностай, выдра и рыжая лиса-огневка. На склонах гор пасутся снежные бараны, а в каменных осыпях обитает камчатский сурок — пищуха.

Интересно, что до последних лет на Камчатке не встречалось белок. Путь им на полуостров из сибирской тайги преграждал безлесный перешеек, соединяющий Камчатку с материком — Парапольский дол. Но в один особенно голодный год неисчислимые беличьи полчища двинулись пешком через тундру на юг, в необжитые ими леса полуострова. Значительная часть грызунов погибла в пути, утонув при переправах через реки или попав в зубы хищникам. Но часть белок все же добралась до хвойных боров благодатной долины реки Камчатки, и, обжившись здесь, они постепенно заселили весь полуостров. Теперь не редкость встретить этого грациозного зверька и на берегах Кроноцкого озера.

Но больше всего на Кроноцком полуострове медведей. Мало найдется у нас в стране мест, где на небольшой территории водилось бы столько этих крупных хищников. Идя по тундре, можно встретить летом по медведю на каждом километре маршрута. Медвежьи тропы, словно глубокие колеи, пересекают тундровые равнины, ныряя затем в заросли кедрача.

Весной, выйдя из берлоги, медведи питаются в основном сочными корневищами и стеблями трав, а с конца июня, когда начинается нерест горбуши, они уже до нового ухода в берлогу расстаются с вегетарианской диетой и переходят на «рыбный стол», который осенью разнообразят ягодами рябины и кедровыми орешками.

А вот птиц в лесах у подножия Кроноцкой сопки не слишком много. Кроме глухарей, куропаток и веселых вездесущих кедровок, здесь не увидишь, пожалуй, никого из привычных таежных обитателей. Зато теплые озера кальдеры Узона на всю зиму становятся родным домом для тысяч лебедей, гусей и уток, которые в холодное время находят здесь спасение от снега и мороза, а заодно и обильную пищу.

Таких многоснежных зим, как в этих местах, немного сыщется по России. Дома в усадьбе заповедника нередко заносит вместе с крышей. При этом обычно свирепствуют злые юго-восточные ветры, достигающие ураганной силы. Лишь к концу июня стаивают снежные сугробы в здешних березняках. А в Долине Гейзеров и на теплых водоемах гигантской вулканической кальдеры птицы находят в холодную пору приют, позволяющий им благополучно дожить до весны.

Путешественник, впервые попадающий в эти места, навсегда запоминает суровый вулканический ландшафт, открывшийся его взгляду уже с палубы теплохода. Бродя по берегу океана, где белеют гигантские кости выброшенных волнами китов, любуясь шумными водопадами, срывающимися с мрачных базальтовых скал, или идя узкой тропой между зелеными стенами камчатского высокотравья, он всеми органами чувств буквально впитывает в себя фантастический облик здешнего пейзажа. И это неизгладимое впечатление надолго остается в памяти после возвращения на материк из удивительного мира пышущих паром горячих фонтанов и клокочущих от жаркого дыхания недр грязевых котлов, увиденных в этом грозном, но таком прекрасном уголке тихоокеанского побережья.
 
 
Вагнер Б.Б. Энциклопедия заповедных мест России и ближнего зарубежья / Б.Б. Вагнер. - М.: Вече, 2008.