Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика 

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     

    О.С. Ильченко (Санкт-Петербург)

    Подали устрицы. Или устриц?

    Категория одушевленности / неодушевленности в обозначениях морепродуктов


    Ключевые слова: переносное значение, «эластичность» нормы, абстрактность / конкретность, речевая экспрессия.


    Несоответствие наших представлений о живом / неживом и принадлежности существительного к категории одушевленности / неодушевленности обнаруживается при употреблении не только в прямом, но и в переносном значении (1): одушевленные существительные стремятся к сохранению всех признаков склонения даже в том случае, когда они обозначают предметы неживые. Эту тенденцию отмечал еще Л.А.Булаховский: «Надо констатировать... что современный литературный язык решительно склоняется в сторону сохранения за словом с основным значением одушевленности, независимо от его переносного употребления, первоначальных морфологических особенностей» (2).

    Так, обозначения блюд, кушаний по названиям животных, птиц, рыб и ракообразных в большинстве случаев выступают как одушевленные существительные (В.п. = Р.п.), например: Жареных карасей уложить на сковороду (Кулинарные рецепты); Вареную или жареную дичь (рябчика, фазана, тетерева, куропатку) нарезать тонкими продолговатыми ломтиками (Кулинария); Обжаренного и охлажденного кролика нарубить с костями по 2-3 куска на порцию (там же). Ср. во множ. ч.: Для варки отобрать только живых раков... Живых раков положить в котел... опустить промытых: раков и Для подачи в горячем виде вареных раков вынуть из воды... На эту салфетку положить вареных раков... (там же).

    Показательное исключение составляют названия мелких морских рыб, которые в значении блюда обычно склоняются как неодушевленные (В.п. = И.п.): Сельди крепкого посола предварительно замочить в холодной воде... Хранить сельди нужно в холодильнике (Кулинария); Шпроты, скумбрию или сардины положить на блюдо или в салатник и оформить листьями салата (там же); Шпроты выложить из банок на сито (там же); Уложить кильки на тесто по 1-2 шт. на порцию (там же). Смысл такого употребления помогают понять толковые словари, отражающие специфику восприятия указанных объектов носителями языка, например:
    Сардина. Небольшая морская рыбка из семейства сельдей, употр. обычно в консервированном виде.
    Сельдь. Небольшая морская рыба, обычно употр. в пищу в засоленном виде.
    Шпроты. Небольшие копченые рыбки, консервированные в масле (3).

    Таким образом, у слов сардины и шпроты два значения: 1) «род мелкой промысловой рыбы семейства сельдевых»; 2) «консервы из этой или другой мелкой рыбы, приготовленной особым способом (провяленной / прокопченной соответственно и выдержанной в растительном масле)». Но решающим фактором стало то, что как названия «шпроты», «кильки», так и название «сардины» стали обозначением не столько рыбы, сколько рецептуры, способа приготовления (Книга о вкусной и здоровой пище). Такое понимание, судя по приведенной выше словарной статье, характерно и для названия «сельди». Вообще при акценте на способе приготовления форму В.п. = И.п. могут получить и другие существительные: Трепанг относится к беспозвоночным иглокожим животным. Сушеные трепанги промывают в теплой воде (Кулинария).

    Особый интерес вызывает склонение существительных, называющих морских моллюсков и ракообразных, употребляемых в пищу в качестве блюда, например: На блюдо с мелко наколотым льдом, накрытым салфеткой, положить устрицы в раковинах. Отдельно подать лимон (Кулинария); Консервированные крабы замариновать в течение нескольких минут в салатной заправке (там же); Крабы можно подавать и под маринадом (там же); «Я так люблю крабы» (х/ф «Ирония судьбы, или С легким паром!»).
    Склонение таких существительных как неодушевленных В.А.Ицкович справедливо объясняет тем, что некоторые виды обитателей моря, употребляемых в пищу, стали известны сначала как экзотическое блюдо и лишь позднее — как живые существа. Ср.: Левин ел устрицы (Л.Н.Толстой. Анна Каренина) и Дама поливает устриц лимонным соком (Неделя, 1976, IV, 4). Если же речь идет не об экзотической пище, а о живущих в море существах, то названные слова принимают форму одушевленных существительных: ловить крабов, омаров (4). За неимением других средств однозначного определения семантики форма В.п. выполняет дифференцирующую функцию: люблю крабы (кушанье) — люблю крабов (живущих в море существ). Но ср. обычное: есть раков и ловить раков (так как они хорошо известны в живом виде).

    Слово креветки в значении блюда также в основном склоняется как неодушевленное: Свежемороженые креветки варить 15 минут, снимая пену (В.С.Михайлов. Кулинария для всех); Креветки разрезать на пластинки (там же); Креветки смешать с яичным белком (там же); Жареные креветки положить в котел (там же); Добавить размороженные креветки (Ю.Р.Васильев. Микроволновая кухня каждый день). Сайт Интернета «Магаданская рыбная биржа. — Рецепты» дает только примеры неодушевленных существительных: Креветки отварите, сваренные креветки очистите от панциря и т.д. (всего 11 примеров). Таким образом, из 24 найденных нами примеров только в трех (взятых из одного и того же источника) слово креветки имеет форму В.п. = Р.п.: Морского гребешка, креветок отварить. Креветок очистить от панциря и отделить мясо (Лакомства Нептуна, с.78); Отварных креветок, очищенных от панциря, нарезать на кусочки (там же, с. 82).

    Несмотря на преимущественную грамматическую неодушевленность морепродуктов (есть устрицы; покупать омары, отварить креветки, перемешать мидии), предписываемую языковой нормой, в речевой практике тем не менее наблюдаются колебания в выборе формы В.п., которые лишний раз свидетельствуют о том, что факт языка и факт речи — понятия далеко не тождественные. Как замечает О.А.Лаптева, «различия кодифицированной и узуальной норм опираются на различия объективной и субъективной нормы. Оба типа обеспечивают эластичность нормы, ее стремление к увеличению числа допустимых вариантов» (5).

    Попробуем выявить семантический компонент в содержании существительных, обусловливающий их отнесенность к одушевленным или неодушевленным в речевой практике говорящих (пишущих). Ведь «при любом типе процесса любой сдвиг — и формальный, и семантический — начинается в узусе, в живом употреблении» (6).

    Подавляющее большинство примеров с формой В.п. = Р.п. названий амфибий в кулинарных рецептах (в том числе и упомянутые выше случаи «одушевления» слова креветки) зафиксировано в книге «Лакомства Нептуна. (Рыбная кулинария)». Можно предположить, что, во-первых, книга издана в приморском городе, где жители имеют более точное представление о внешнем виде морских обитателей, чем, например, в центральной России. Во-вторых, вероятно, не последнюю роль играет и образность стиля, о чем свидетельствует выразительное название книги.

    Однако заслуживает пристального внимания тот факт, что даже в одном тексте могут сосуществовать разные формы В.п. Приведем несколько таких примеров, а в скобках укажем вероятный пошаговый ход рассуждений автора текстов, могущий, как представляется, отразить логику употребления той или иной формы: Припущенных мидий (мы сразу «видим» их в отдельности, они еще сохраняют форму, позволяющую их узнать) разрезать пополам (т.е. каждую отдельно), обжарить вместе с мелко нарезанным луком, положить на сковороду, рядом с ними уложить ломтики вареного картофеля, полить соусом, посыпать сыром и запечь в жарочном шкафу. При подаче полить мидии (т.е. не отдельных особей, а получившееся в результате кулинарной обработки готовое блюдо из кусочков мидий) растопленным сливочным маслом и посыпать зеленью» (с. 86); Подготов-ленныхмидий положить в неглубокую кастрюлю, добавить бульон, рубленый лук, посолить и припустить на слабом нагреве. Готовых мидий выложить на блюдо. В бульон, оставшийся после припускания, налить молочный соус, выпарить на одну треть, заправить маслом, солью, перцем и полить им мидии (готовое блюдо)» (с. 76); Вареных креветок /мы сразу «видим» их в отдельности, они еще сохраняют форму, позволяющую их узнать/ очистить от панциря /т.е. каждую отдельно/ и нарезать. На середину порционной сковороды положить кусочки креветок, вокруг — ломтики жареного картофеля. Можно вначале положить картофель, а на него креветки (т.е. не отдельных особей, а измельченные кусочки креветок, их мясо)» (с. 84-85). В обоих контекстах использование формы В.п. = Р.п. представляет конкретные, единичные объекты, позволяет «увидеть» их поштучно, с присущими им свойствами, цельной формой, панцирем — таким образом, объекты ассоциируются (пусть даже в вареном виде) с живыми обитателями моря. Вот еще несколько подобных примеров: Морского гребешка нарезать на кружочки (с.83); Кальмаров и огурцы нарезать соломкой, отварные свеклу и картофель — тонкими ломтиками. Смешать все и заправить (с. 78). Форма же В.п.=И.п. используется в том случае, когда речь идет о готовом блюде: мидии и креветки уже измельчены, в результате кулинарной обработки они потеряли свою прежнюю форму (см. таблицу 1).

    И.Б. Голуб пишет о том, что грамматические категории существительного (род, число, падеж) способны получать особые стилистические значения. «Развитие русского склонения представляет собой живой, активный процесс. Это приводит к появлению вариантных окончаний, получающих определенную экспрессивную окраску и дающих возможность стилистического отбора. <...>

    Таблица 1

    Распределение семантических ролей разных форм В.п. у слова «мидии» (примеры извлечены из книги: Лакомства Нептуна. (Рыбная кулинария). —Л., 1990)



    Маркированные падежные окончания нередко становятся источником речевой экспрессии» (8). Тем не менее, судя по просмотренной нами лингвистической литературе, критерии выбора той или иной формы В.п. для существительных с колеблющимся показателем одушевленности / неодушевленности в аспекте культуры речи и стилистики до сих пор не получили подробного обоснования. Поэтому представленные выше наблюдения следует рассматривать как попытку отметить возможные основания для выбора той или иной падежной формы объекта, обозначающего кушанье по названиям птиц, рыб, моллюсков, ракообразных в аспекте одушевленности / неодушевленности.

    Анализ приведенных выше примеров подтверждает вывод, сделанный нами ранее на основе наблюдений за склонением наименований микроорганизмов (9). Каждая разновидность В.п. выполняет свою семантическую функцию в представлении объекта: форма В.п. = И.п. используется для обозначения абстрактных, неопределенных объектов со слабой степенью индивидности, т.е. объектов вообще, как класса каких-либо предметов; форма В.п. = Р.п. — для обозначения конкретных, определенных, существующих в данный момент, непосредственно наблюдаемых, с высокой степенью индивидности объектов. Важны размер живого организма, который соотносится со степенью его индивидности, а также доступность объекта непосредственному наблюдению и изучению (крупные рыбы — моллюски, ср. микроб — вирус). Показательно в этом смысле отсутствие в ранее изданных словарях обобщающего названия «морепродукты» (переиздания словаря С.И.Ожегова представляют состояние словарного состава до 1960 г., переиздания MAC (10) — 1960-1970 гг.). Можно полагать, что причина кроется в былой недоступности и неизвестности некоторых морепродуктов широким слоям населения, особенно в центральной России. Пожалуй, только к самому концу XX века морепродукты, считавшиеся прежде экзотическими, заполнили прилавки магазинов в разных частях нашей страны. Хотя в словаре (11), представляющем новую лексику 1985-1997 гг., данная лексема еще отсутствует, словарь, изданный в 1998 г., уже дает нам ее толкование:

    Морепродукты. Пищевые продукты (рыба, водоросли и т.п.), добываемые в море (12).  
    Таким образом, бесспорная связь современной языковой категории одушевленности / неодушевленности с разделением человеком окружающего мира на живое и неживое обусловливается не научными понятиями о живом / неживом, а обыденными представлениями людей, которые формируются в результате повседневного опыта, основанного, прежде всего, на непосредственном наблюдении объектов окружающего мира.

    Исследование категории одушевленности в синхроническом и диахроническом аспектах позволяет поставить вопрос о едином языковом механизме, действующем как в исторический, так и в современный период развития русского языка и связанном с отличительной особенностью человека — врожденной склонностью к ассоциативному мышлению. Поле одушевленности постепенно расширяется во многом благодаря персонификации и метафоре; колебания, первоначально вызванные неопределенностью статуса некоторых объектов в языковом сознании говорящих, получают семантическую мотивировку в контексте: за каждой формой В.п. язык стремится закрепить определенную семантическую функцию. Похоже, что процесс семантизации падежных форм прямого (по аналогии и косвенного) объекта идет по прежнему руслу, повторяя механизм развития категории одушевленности, наблюдаемый с древнейших времен (с XI в.). Синтаксическая категория определенности / неопределенности, послужившая некогда исходным моментом развития категории одушевленности в русском языке (13), и сейчас оказывает влияние на предпочтение той или иной формы винительного падежа имен существительных, имеющих неопределенный статус в сознании говорящих. В точках неустойчивости возникает спонтанность, движимая сиюминутными потребностями говорящего в сложившейся речевой ситуации. По мере накопления частных видоизменений идет переосмысление относительных характеристик, обусловленных ситуативно, в абсолютные, не зависящие от конкретных условий употребления. Видимо, это общая закономерность изменений в языке.


    1 Подробнее см.: Ильченко О. С. Знакомство с одушевленными и неодушевленными существительными на уроках // Русская словесность. — 2004. — № 2. — С. 55— 58.
    2БулаховскийЛ. А. Курс русского литературного языка. — Киев, 1952. — Т. 1. — С. 199.
    3 Ожегов СИ. Словарь русского языка. — Екатеринбург, 1994. [4-е изд., 1960]. —- С. 606, 617, 781.
    4 Ицкович В. А. Существительные одушевленные и неодушевленные в современном русском языке (норма и тенденция) // Вопросы языкознания. — 1980. — № 4. — С. 86.
    5ЛаптеваО. А. Самоорганизация движения языка: внутренние источники преобразований (статья первая) // Вопросы языкознания. — 2003. — № 6. — С. 17.
    6ЛаптеваО. А. Самоорганизация движения языка: внутренние источники преобразований (статья первая) // Вопросы языкознания. — 2003. — № 6. — С. 16.
    7 Отклонения от наблюдаемой тенденции редки и обычно контекстно мотивированы: отступления не нарушают, а скорее подтверждают общую тенденцию.
    8 «Лакомствах Нептуна» зафиксирован всего один пример В=И от существительного морской гребешок: Морской гребешок положить в салатник, полить майонезом и посыпать зеленью (с. 76). Причем на этой же странице в следующем рецепте в таком же контексте употребляется уже В=Р: Морского гребешка положить в салатник, залить маринадом и посыпать мелко нарезанной зеленью (с. 76). Там же зафиксировано два случая В=Р у существительных, обозначающих нарезанных мидий, однако со значением определенности: Вареных мидий, нарезанных тонкими ломтиками, обжарить на растительном масле вместе с морковью, петрушкой и луком, также нарезанными ломтиками (с. 80); Нарезанных тонкими ломтиками мидий обжарить на масле вместе с луком и морковью, нарезанными соломкой (с. 81). В следующем примере, по всей вероятности, Genitivus partitivus: Приготовить фарш, в пассерованный лук добавить измельченных вареных мидий (т.е. какую-то часть) и продолжать пассерование 3-5 мин» (с. 86). Найдены 2 случая с В=И слова мидии, называющего предмет до кулинарной обработки: Вареные свеклу, картофель, морковь, а также мидии, грибы и лук нарезать тонкими ломтиками, смешать и заправить (с. 78); Нарезанные морковь и лук пассеровать на масле. Мидии и картофель, нарезанный кубиками или дольками, обжарить отдельно. Все соединить... (с. 81). Нетрудно заметить, что в двух последних примерах слово употребляется в перечислительных рядах вместе с другими неодушевленными существительными. В такой позиции даже название рыбы может склоняться как неодушевленное: Хек, отварные картофель и морковь, огурцы нарезать ломтиками или кубиками, смешать и заправить (с. 24).
    8 Голуб И. Б. Стилистика русского языка. — М., 2003. — С. 232.
    9 Ильченко О. С. Знакомство с одушевленными и неодушевленными существительными на уроках // Русская словесность. — 2004. — № 2. — С. 57.
    10 Словарь русского языка: В 4-х т. — 4-е изд., стер. — М, 1999 [2-е изд., испр. И доп. —1981-1984].
    11 Толковый словарь русского языка конца XX века. Языковые изменения. — СПб., 1998.
    12 Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С.А.Кузнецов. — СПб., 1998.
    13 См.: Коле сов В. В. История русского языка. — СПб., 2005. — С. 304-305.


    «Русская словесность» . – 2011 . - № 5 . – С. 29-34.








    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование