Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо


    Главная

    Новости

    Методика 

    За страницами учебников 

    Библиотека 

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  



    Марина Владимировна Короткова,
    доктор исторических наук,
    профессор кафедры методики преподавания
    истории исторического факультета МПГУ

    ИЗ ЖИЗНИ ВОСПИТАННИКОВ КАДЕТСКИХ КОРПУСОВ  В XVIII-XIX вв.


    Сухопутный шляхетский корпус в XVIII в.

    В 1731 г. в России появилось первое привилегированное учебное заведение для дворян. Им стал созданный по инициативе фельдмаршала Б.-Х. Миниха «Корпус кадетов шляхетных детей», с 1752 г. называвшийся Сухопутным шляхетским корпусом. В 1766 г. занимавший в то время должность директора корпуса И.И. Бецкой составил устав этого учебного заведения, которое было призвано готовить юных дворян к военной и государственной службе.

    Сухопутный шляхетский корпус в Петербурге разместился во дворце, принадлежавшем могущественному фавориту Петра I А.Д. Меншикову, попавшему при Анне Иоанновне в опалу. В этом здании корпус (впоследствии он стал называться 1-м кадетским корпусом) оставался до 1917 г.

    Как и устав Смольного института благородных девиц, устав Сухопутного шляхетского корпуса ставил задачу воспитания «новой породы людей», поэтому в оба эти учреждения принимали только малолетних детей, еще «не испорченных» косным семейным воспитанием. Видеться с родными воспитанникам дозволялось редко и только в присутствии воспитателей.

    В кадеты принимали детей 5-6 лет, которые могли подтвердить свое дворянское происхождение, имели свидетельство о крещении и обладали крепким здоровьем. Воспитанники делились на пять «возрастов»: 5-9 лет, 9-12, 12-15, 15-18 и 18-21 год. Прием новых кадетов производился раз в три года.

    Для каждого «возраста» предусматривался особый костюм. Самые младшие воспитанники были одеты в кафтаны, камзолы и короткие штаны из кофейного или коричневого сукна; у мальчиков второго «возраста» кафтан, камзол и штаны были голубого цвета, кроме того, им полагалось повязывать на шею галстук. Костюм для третьего «возраста» был таким же, как для второго, но старших кадетов можно было отличить по напудренным прическам с косами и буклями. Четвертый и пятый «возрасты» носили зеленые кафтаны и треугольные шляпы с бантом и двумя белыми кистями. В парадных случаях кадеты надевали кафтаны с золотым галуном.

    О кадетах первого «возраста» заботились управительница и воспитательницы, которые неотлучно находились при детях. Как писал Сергей Николаевич Глинка, старший брат поэта-декабриста Федора Николаевича Глинки, «счастливый выбор Бецкого дал нам в надзирательницы наших вторых матерей. Без книг и перьев их ласковый голос научил нас обыкновенному разговору».

    Вторым и третьим «возрастами» занимались уже мужчины — инспектора и воспитатели. Их различали по цвету платья: начальники второго «возраста» одевались в голубое, а начальники третьего — в серое. Кадеты четвертого «возраста» в зависимости от того, какую дальнейшую карьеру они для себя избирали — гражданскую или военную, находились на попечении либо учителей и воспитателей (они носили платье зеленого цвета), либо подполковника, капитанов, поручиков и подпоручиков.

    Программа обучения кадетов была весьма обширной. Помимо истории, географии, физики, химии, математики, логики, красноречия они изучали латинский и французский языки, «нравоучение», естественное, всенародное (международное) и государственное право, воинское искусство, фортификацию и артиллерию и др. Кроме того, в Шляхетском корпусе преподавали живопись, ваяние, гравирование, музыку и пр. Как вспоминал Е.Ф. Комаровский, «кадеты получали воспитание моральное и гимнастическое, для сего последнего устроен был Манеж, который и теперь существует. Кадетов учили вольтижировать, верхом ездить, фехтовать и танцевать».

    Главным предметом для кадетов первого «возраста» был французский язык, на который отводилось 14 часов в неделю, при этом на русский язык выделялось только 6 часов — столько же, сколько и на обучение танцам. Всего дети занимались 34 часа в неделю. Кадеты второго «возраста» учились по 7 часов в день (42 часа в неделю). В последующем на занятия отводилось уже 45 часов в неделю. Воспитанники пятого «возраста» новые предметы не изучали, а повторяли самые важные разделы наук.

    Расписание занятий было построено так, что наиболее трудные дисциплины, требующие большого умственного напряжения, изучали утром, а более легкие и занимательные — вечером. Для контроля знаний проводились экзамены: кадеты первого и второго «возрастов» сдавали их каждые четыре месяца, кадеты третьего «возраста» — каждые шесть. Четвертый и пятый «возрасты» экзаменовались раз в год.
    По окончании курса отличившихся выпускников награждали золотыми медалями (всего их было шесть — две большие, две средние и две малые). При Екатерине II лучшие выпускники Сухопутного шляхетского корпуса получали чин поручика, остальные — прапорщика или корнета, а худшие — унтер-офицера.

    Многое в организации внутренней жизни корпуса зависело от личности его директора.
    Преемником И.И. Бецкого на посту директора Сухопутного шляхетского корпуса стал дальний родственник Екатерины II граф Ф.Е. Ангальт, который возглавлял это учебное заведение с 1787 по 1794 г. Он внес в атмосферу корпуса отношения товарищества и сотрудничества между кадетами и преподавателями. Пример подавал сам Ангальт, который продал пожалованный ему императрицей серебряный столовый прибор, а вырученные за него деньги отдал в помощь нуждающимся кадетам.

    В бытность его директором корпуса на особом столе в одном из залов всегда лежали свежие русские и европейские газеты и журналы, и любой воспитанник мог с ними ознакомиться. На специально установленных в зале досках воспитанники излагали свои мысли о прочитанном, а по воскресеньям устраивались коллективные обсуждения (напомним, что все это происходило в эпоху Великой французской революции).

    Другим удивительным нововведением Ф.Е. Ан-гальта была «говорящая стена». Вот как описывает ее мемуаристка М.Ф. Каменская:
    «Граф Ф.Е. Ангальт для облегчения маленьким кадетам будущего их учения придумал расписать каменную стену вокруг их сада фресками и изобразить на них известные исторические события, страны света, географические карты, светила, планеты небесные и все, что впоследствии должно было войти в их уроки. Стену расписали тогдашние мастера прекрасно, и граф назвал ее «говорящей стеной».

    В 1794 г. директором корпуса стал М.И. Кутузов, который немедленно приступил к пересмотру всей системы воспитания, решив приблизить ее к реальным условиям военной службы. Он ввел строгую дисциплину и потребовал соблюдения всеми воспитанниками армейского устава. Для кадетов были введены летние полевые лагеря. Особое внимание уделялось военным наукам, в частности тактике и военной истории, которую преподавал сам будущий великий полководец. Его занятия посещали не только кадеты, но и преподаватели.

    Кадетские корпуса в XIX в.


    Вслед за Сухопутным шляхетским корпусом в России были созданы и другие закрытые военно-учебные заведения для дворян. В 1752 г. по инициативе И.И. Шувалова был основан Морской шляхетский корпус, а в 1759 г. — Пажеский корпус, который стал готовить офицерские и гражданские кадры для высоких армейских и государственных постов. В правление Екатерины II Пажеский корпус превратился в элитарное учебное заведение, где учились отпрыски наиболее знатных дворянских родов (в число пажей включали лишь сыновей и внуков полных генералов от кавалерии, инфантерии и артиллерии). В первой трети XIX в. в Москве появился 1-й кадетский корпус, а в Петербурге — Александровский кадетский корпус для малолетних.

    В 1836 г. были установлены возрастные ограничения для приема в военно-учебные заведения: в Александровский кадетский корпус и 1-й Московский кадетский корпус принимали детей 6-8 лет, во все остальные корпуса — 9-11 лет. Были введены вступительные экзамены по Закону Божьему, русскому языку и арифметике.

    С 1810 г. корпус располагался во дворце канцлера М.И. Воронцова, построенном архитектором Б.-Ф. Растрелли в середине XVIII в. Строительство столь роскошного дворца поставило канцлера на грань разорения.
    Воронцов был вынужден отдать его в казну за долги, и спустя некоторое время здание было передано Пажескому корпусу

    Все воспитанники кадетских корпусов в XIX в. носили особую форму из темно-зеленого сукна. Отличить кадетов разных корпусов можно было по золотому галуну на погонах мундиров и курток. Согласно единому учебному плану, утвержденному в 1836 г., обучение делилось на три этапа: приготовительный (1 год), общий (5 лет) и специальный (3 года). Но жизнь вносила в этот план свои коррективы, и в ряде корпусов этапы обучения составляли соответственно 2, 4 и 2 года.

    Учебный год в кадетских корпусах продолжался с середины августа по середину июня. Помимо военных наук в них преподавали Закон Божий, русский язык и литературу, немецкий и французский языки, математику, естественные науки, географию, историю, статистику, законоведение, чистописание, рисование и черчение, алгебру, тригонометрию, геометрию, физику, химию.

    Из военных наук наиболее популярными были топография, фортификация, артиллерия, тактика, начертательное искусство. Немалое значение придавали строевой и кавалерийской подготовке кадетов, а также обучению их гимнастике, танцам, музыке, пению и т. п.   По всем предметам были разработаны программы и правила проведения экзаменов. Наибольшее количество часов выделялось на русский язык (25 часов в неделю), а также на французский и немецкий языки (по 24 часа), которые изучали с первого по последний класс.

    В 1841 г. во всех кадетских корпусах был введен единый распорядок дня. С 5.30 до 7.00 воспитанники занимались туалетом и гимнастикой, читали молитвы и завтракали, а с 7.00 до 8.00 готовили уроки. С 8.00 до 11.00 они слушали две лекции с 15-минутным перерывом, во время которого в любую погоду гуляли на свежем воздухе. С 11 до 12 часов дня проводились фронтовые учения. С 12.00 до 13.00 воспитанники занимались гимнастикой, фехтованием, танцами или пением. С 13.00 до 13.30 гуляли, после чего до 14.00 обедали.

    Затем с 14.00 до 15.00 кадеты отдыхали, с 15.00 до 18.00 у них опять было две лекции с 15-минутным перерывом-прогулкой. После короткого отдыха с 18.00 до 18.30 они до 20.00 готовили уроки, потом вновь отдыхали. С 20.30 до 21.00 было время ужина и молитвы. В 21.00 проводилось построение, а в 21.30 был отбой.

    При императоре Александре I была введена 100-балльная система оценивания успехов воспитанников кадетских корпусов: 100 баллов считалось наивысшей оценкой, 90-99 — весьма хорошей, 70-89 — хорошей, 30-69 — посредственной, 1-29 — худой, 0 баллов — безнадежной. Не по всем дисциплинам знания оценивались одинаково. Приоритетными предметами, по которым можно было получить наивысшие оценки, наряду с языками и Законом Божьим являлись военные науки и технические предметы. За успехи в рисовании ставили не выше 30 баллов, а в чистописании, верховой езде, фехтовании — не выше 15.

    В 1834 г. была введена новая система оценивания знаний, по которой успехи воспитанников делили на 6 степеней. 12 баллов (6-я степень) было лучшей оценкой, которую ставили за основательные знания, уверенность в ответах, четкое развитие мысли, разрешение вопросов, опровержение возражений. 10-11 баллов (5-я степень) можно было получить за основательные знания, разрешение важнейших вопросов, опровержение возражений, правильные выводы, ясное и связное выражение своих мыслей.

    Оценка в 8-9 баллов (4-я степень) предполагала прочные знания, но не совсем определенное и точное развитие мысли, заминку при возражениях, неплавную речь с повторами. 7-6 баллов (3-я степень) ставили тем, кто знал и понимал пройденное, но испытывал затруднения при ответе на вопросы и возражения, недостаточно ясно выражал свои мысли. 4-5 баллов (2-я степень) соответствовали нечеткому пониманию предмета, сбивчивому изложению, смешению разных понятий, ошибкам или воспроизведению заученного слово в слово учебного текста.

    Оценивались не только знания, но и поведение и «нравственное достоинство» кадетов: 12 баллов — отличное поведение, 10-11 — очень хорошее, 7-9 — хорошее, 4-6 — посредственное, 1-3 — дурное. Проявлением дурного поведения считались дерзость или невыполнение приказаний начальников и учителей; клевета; похищение чужой собственности; постоянная лень, ведущая к отставанию в знаниях от сверстников. Посредственную оценку за поведение можно было получить за грубое и дурное обращение с товарищами, обман, утаивание чужих вещей, грубость, «нескорое повиновение» начальству и лень.

    Воспитанники с хорошим поведением если и совершали проступки, то только по «рассеянности или неосмотрительности». Отличную оценку выставляли тем кадетам, которые выделялись основательным и благородным образом мыслей и любовью к наукам, «успели приобрести такое доверие начальства, что удостоены править частями, и такое уважение товарищей, что примером своим имеют на них полезное влияние».

    Для поощрения и наказания воспитанников были заведены красные и черные доски, на которые заносили имена соответственно лучших и худших учеников. В рекреационных залах устанавливали мраморные доски с именами отличников. В качестве поощрительных мер использовались устная похвала, благодарность, выдача похвальных листов и свидетельств, а также вручение книг в качестве памятных подарков.

    Имена награжденных заносили в специальную книгу. Отличившихся кадетов освобождали от дежурств в праздничные дни, отпускали домой, в театр и в город без сопровождения. Они могли удостоиться чести быть назначенными ординарцами или вестовыми в императорский дворец и т. п. 

    В качестве наказания можно было получить замечание или выговор. Провинившегося могли поставить в угол или на колени у доски, лишить его прогулки и игр. Во время обеда он должен был довольствоваться одним блюдом вместо трех (правда, за ужином блюд не лишали), нести караул в праздничные дни.
    За серьезные проступки грозило снятие погон, арест и заключение в карцер, порка розгами, перевод в низший класс, ношение старой куртки или куртки серого цвета, а в особо тяжких случаях — исключение из корпуса. Розги применяли за опоздания, самовольные отлучки, всякого рода насмешки. За драку с товарищами могли оставить на второй год.

    Баллы за поведение имели определяющее значение для дальнейшей карьеры кадета. При 7 баллах за поведение выпускник назначался офицером во внутреннюю стражу, а с 12-балльным поведением становился офицером гвардии. Лучшие выпускники кадетских корпусов поступали в гвардию; те, кто имел более низкие оценки, — подпоручиками в армию, прапорщиками в артиллерийские и инженерные войска. Остальные шли служить прапорщиками в армию.

    Поэт Ф.Н. Глинка, окончивший в 1803 г. 1-й кадетский корпус, писал: «Объехав несколько полков, я везде находил офицеров, которые принимали меня, как истинные друзья, как ближайшие родные. Кто же такие эти прекрасные люди? Кадеты! О! Как полезно общественное воспитание! Никакие уставы, никакие условия обществ не могут произвести таких твердых связей между людьми, как свычка ранних лет...» Выпускники, которые по состоянию здоровья не могли служить в армии, становились чиновниками X, XII или XIV класса — в зависимости от полученных баллов.

    Жизнь в кадетских корпусах подчинялась строгому распорядку: часы подъема и отбоя, приема пищи, аудиторных занятий и строевой подготовки, время досуга — все было регламентировано. Многие кадеты в своих мемуарах даже определяют жизнь в корпусе как «военно-монастырскую» . 

    Жилые покои воспитанников находились либо в каменном строении, либо во вновь построенных деревянных флигелях. В небольших комнатках в два-три окна стояло от трех до шести кроватей. В кадетских корпусах особо следили за тем, чтобы помещения хорошо проветривались и в них всегда был свежий воздух, а воспитанники выглядели опрятно.

    Качество пищи также тщательно проверялось. Кормили кадетов овсяной и гречневой кашей, хлебом, щами, говядиной (по воспоминаниям воспитанников, довольно жесткой), пирогами, булками. Питание пажей было налажено гораздо лучше. В отличие от кадетских корпусов, где кухней занимались экономы и повара, в Пажеском корпусе специально был нанят француз Бувье, который составлял списки горячих и холодных блюд для обеда и ужина. Меню пажей включало виноградное вино, пиво и хлеб. Камер-пажам еду приносили в комнаты, где они также пили чай.

    Строгую атмосферу жизни кадетских корпусов оживляли различные формы досуга: театральные постановки, в которых принимали участие воспитанники, музыкальные вечера, балы и экскурсии.

    Важной частью жизни кадетов было чтение книг, и потому пополнению библиотек в корпусах уделяли особое внимание. Так, в библиотеке 1-го кадетского корпуса имелись книги на русском, немецком и французском языках, в том числе сочинения М.М. Щербатова, В.Н. Татищева, Вольтера, Руссо, Мольера, Расина, Корнеля, Бомарше, Рейналя и др.

    Почти все кадетские корпуса имели не только библиотеки, но и типографии, где печатались журналы для воспитанников. У кадетов возник даже особый жанр — рукописные журналы. В Сухопутном корпусе, например, это были «Плоды учения господ кадетов», «Утро 1000 и одной недели», «Утро праздничных дней», которые раскрывают нам жизненные ценности кадетов.

    На страницах этих журналов можно встретить, например, такие изречения: «Мудрый позабывает обиды так, как неблагодарный благодетеля», «Надлежит уступить сильнейшему», «Человека познавать по его поведению так, как птицу по ее крыльям», «Если не можно быть всегда счастливым, то можно быть всегда довольным», «Льстецы свои слова отравой разметают, хотя наружу мед в устах, на сердце яд скрывают», «Золотая узда не делает лошадь лучше, нежели богатое платье дурака разумнее».

    В кадетских корпусах существовал дух сплоченности и братства, каждый кадет осознавал свою принадлежность к особой когорте людей. Кадеты разных возрастов, в том числе и уже закончившие курс обучения, устраивали товарищеские обеды. Каждый из них знал, что товарищи по корпусу не оставят его в беде. Но это чувство общности не распространялось на воспитанников других учебных заведений, по отношению к которым кадеты даже нередко испытывали враждебность (пажи, например, с пренебрежением относились к выпускникам других кадетских корпусов, называя их «бурбонами», а те, в свою очередь, отвечали им тем же).

    Закрытые военно-учебные заведения стали кузницей кадров для государства. Но именно в этих учебных заведениях для дворян чаще всего и возникал «дух неповиновения и якобинизма». Парадокс заключался в том, что из стен кадетских корпусов, имевших целью воспитать преданных царю и Отечеству подданных, выходили оппозиционно настроенные, свободомыслящие люди.

     

    Здание Сухопутного шляхетского корпуса в Санкт-Петербурге

    Здание Пажеского корпуса в Санкт-Петербурге

     

    Кадеты 3-го, 1-го и 2-го возраста Императорского сухопутного Шляхетского Кадетского корпуса в царствование Императрицы Екатерины II в 1762-1796 гг

    Знамя Императорского Сухопутного Шляхетского Кадетского корпуса в царствование Императрицы Екатерины II

    Группа ротных командиров и офицеров — воспитателей корпуса

    Группа пажей — воспитанников корпуса — во время занятий верховой ездой

     

    Группа пажей — воспитанников корпуса — у артиллерийского орудия

    Знаки об окончании Александровского кадетского корпуса; Пажеского корпуса Знак об окончании Александровского корпуса был утвержден в 1910 г. Он представляет собой золотой вензель Александра II с императорской короной сверху. В верхней части знака об окончании Пажеского корпуса видны вензели императоров Александра I и Николая II, а в нижней — даты «1802» (в этом году корпус стал военно-учебным заведением) и «1902» (год утверждения самого знака)

     


    «История и обществознание для школьников» . – 2010 . - № 2 . – С. 48-55.

     

     





    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование