Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо


    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Интерпретации 

    Школьная библиотека

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  



    Э. Галимов, М. Назаров
     
    СТОЛЕТИЕ ТУНГУССКОГО СОБЫТИЯ
     
     
     
     
     
    30 июня 1908 г. произошло событие, до сих пор вызывающее дискуссии: речь идет о падении в Восточной Сибири космического тела.
     
     

    Очевидцы, опрошенные много лет спустя, едины в том, что была сильная световая вспышка, акустические явления напоминали пушечную канонаду или звук падающих с неба камней. Некоторые говорят о последовательных взрывах. Ударная волна причинила повреждения на 100 км от эпицентра. Районом падения считается участок в 70-90 км к северу от фактории Ванавара, вблизи реки Подкаменная Тунгуска. Траектория падения по наблюдениям свидетелей катастрофы была с юго-востока на северо-запад. Иркутская магнитная и метеорологическая обсерватория отметила сейсмоколебания, что позволило установить время падения: 0 ч 17 мин (по Гринвичу) 30 июня и координаты - 60°16' с.ш. и 103°06' в.д. Эти данные были своевременно представлены в Сейсмическую комиссию Российской АН, но опубликованы директором упомянутой обсерватории Аркадием Вознесенским только в 1925 г. в журнале «Мироведение». Расстояние от источника до этой обсерватории 893 км, воздушная волна дошла до нее спустя 45 мин. Кроме того, ее зарегистрировали барографы ряда других станций, находившихся на расстояниях от 450 до 1680 км от эпицентра. Обработав барограммы, Игорь Астапович установил время падения, близкое к определенному по сейсмическим данным, и координаты источника 60°20'3" с.ш. и 102°17'1" в.д. Он также впервые оценил выделившуюся энергию порядка 10 эрг. Более поздние подсчеты дали величину до 1024 эрг, т.е. 10-40 Мт в тротиловом эквиваленте. При такой величине и массе тела (от 0,1 до 1 млн т) в случае падения должен был образоваться кратер диаметром 1000 м и глубиной 100 м. Однако подобного образования обнаружено не было.

    На значительной площади, свыше 2000 км, наблюдался массовый вывал леса, в том числе радиальный в окрестностях так называемого Южного болота. Деревья на значительной площади несли следы лучевого ожога. Пожар распространился на огромной площади, но был кратковременным и возник одновременно по всей площади.

    Помимо падения тела в Сибири, на большой территории, включая всю Европу, наблюдалось явление, которое специалисты не сразу связали с Тунгусским событием. Вечером и в ночь с 30 июня на 1 июля были отмечены необычно светлые ночи и светящиеся облака. Особенно ярко это проявилось в южных широтах, где в то время года после 10 вечера обычно темно. Похожее наблюдалось после взрыва вулкана Кракатау (1883 г.). Тогда в Индонезии небывалые зори продолжались несколько месяцев. Правда, в Восточной Сибири такое свечение продолжалось всего несколько дней.
    К сожалению и удивлению, до 1921 г. у нас в стране не организовали специальные экспедиции для изучения произошедшего.

    Первопроходцем в исследовании Тунгусской катастрофы стал Леонид Кулик (1883-1942), сотрудник Минералогического музея АН.
    В 1921 г. по его инициативе, поддержанной академиком Владимиром Вернадским, АН РСФСР снарядила экспедицию с целью проверки поступавших сведений о падениях и находках метеоритов. Надо отдать должное молодому советскому правительству, которое в условиях едва завершившейся Гражданской войны пыталось находить средства и, главное, способно было уделять внимание подобным научным изысканиям.

    В этой экспедиции Кулику удалось собрать первые научные факты о Тунгусском метеорите. Он доложил о них в 1922 г. на собрании Русского общества любителей мироведения и опубликовал в «Докладах Академии наук» в 1927 г. К этому времени на ту же тему были опубликованы работы Сергея Обручева (впоследствии члена-корреспондента АН СССР), Аркадия Вознесенского и Иннокентия Суслова. В 1927 г. Кулик организовал еще одну экспедицию в район предполагаемого события. Идею экспедиции также поддержал Вернадский, который в записке, направленной в АН СССР, писал: «... Я считаю в высшей степени важным возможно быстрое нахождение метеорита в районе Подкаменной Тунгуски, выяснение его размеров, состава и строения. Посылка экспедиции, предполагаемая музеем, возможно, окажется делом очень большого научного значения...». Кулик обследовал интересующую территорию, обнаружил радиальный вывал леса и оконтурил тем самым, как он сам полагал, район метеоритного дождя в то время.

    Метеоритными фрагментами ученый считал многочисленные округлые образования в торфяниках. Однако предпринятые им попытки обнаружить в них метеоритный материал были безуспешными. А сами округлые образования, по-видимому, являются локальными проталинами в вечной мерзлоте, многочисленными не только в этом районе. Евгений Кринов, участвовавший в экспедициях Кулика, предположил, что местом падения было Южное болото. Его обследовали в ходе 4-й экспедиции Кулика в 1939 г. Однако и эти, и последующие исследования не привели к находкам метеоритов. Вообще каких-либо вещественных остатков внедрившегося в земную атмосферу космического тела не нашли.

    Еще при первом знакомстве с фактом Тунгусского события Кулик предположил, что оно может быть связано с прохождением кометы Понс-Виннеке. И хотя с астрономической точки зрения эта идея оказалась несостоятельной, сама мысль вела в правильном направлении.

    Любопытно, что не знавший о падении Тунгусского метеорита астроном, директор Гейдельбергской обсерватории Макс Вольф (иностранный член АН СССР с 1924 г.) пытался объяснить феномен белых ночей и в 1908 г. писал, что 30 июня 1908 г. Земля вошла в соприкосновение с кометным веществом. Этой гипотезы придерживались позже и наш соотечественник Игорь Астапович (1935 г.), и англичанин Фрэнсис Уипл (1934 г.), связавшие ее уже с Тунгусским событием. Их подходы поддерживал и разрабатывал также академик Василий Фесенков.

    В 1949 г. Кринов, возглавивший спустя некоторое время Комитет по метеоритам, выпустил книгу «Тунгусский метеорит», в которой подвел итоги предвоенных исследований события.

    Неудачи поиска фрагментов предполагаемого огромного метеорита склонили ученых к мысли, что падение завершилось надземным взрывом и искать следует не фрагменты, а рассеянный материал в виде металлических и силикатных шариков и капель. В 1958, 1961, 1962 гг. сотрудники Комитета по метеоритам АН СССР и нашего Института под руководством старшего научного сотрудника Кирилла Флоренского предприняли экспедицию с целью поиска метеоритного материала. Во многих проба» они обнаружили магнетитовые и силикатные шарики, химический состав которых указывал на космическое происхождение. Однако к тому времени уже было известно: на землю выпадает значительное количество пылевого космического материала. Например, в удаленных от берегов районах дна Мирового океана в красных глинах наблюдается его заметное скопление. Поэтому природа космических шариков на территории Тунгусского события могла быть вовсе не связанной с ним. В 1968 г. старший научный сотрудник Томского университета Юрий Львов предложил выделять распыленные продукты из хорошо стратифицированных таежных сфанговых мхов. И позднее в слое 1908 г. была обнаружена повышенная концентрация таких частиц. Однако и в этом случае нельзя однозначно идентифицировать их происхождение.

    Тайна сибирской суперкатастрофы привлекала внимание не только специалистов, но и широкого круга заинтересованных этим явлением людей. Так, во второй половине XX в. была организована Комплексная самодеятельная экспедиция. Это научно-общественное движение объединило профессионалов разной специальности, туристов, романтиков, энтузиастов и просто любителей приключений, главным образом из Томска и Новосибирска. Лидером первых экспедиций (1959-1962 гг.) был инженер Томского медицинского института Геннадий Плеханов, затем ими руководил академик АМН СССР Николай Васильев. За сорок лет в них приняли участие около 800 человек, чья деятельность обстоятельно описана в монографии самого Васильева (2004 г.). Трудами их участников было завершено детальное картирование вывала леса. Проведены тщательные поиски тонкодисперсного космического материала, магнитометрические работы, измерение радиоактивности, показано наличие мутационных изменений растительности. По инициативе Комплексной самостоятельной экспедиции 1995 г. район падения был объявлен Тунгусским государственным заповедником.

    Как часто бывает, когда недостаточно фактов для объяснения сложного явления, возникают экзотические гипотезы. В частности, обсуждалось представление, что Тунгусское событие вызвано катастрофой межпланетного корабля (писатель-фантаст Александр Казанцев, 1946 г.). Геофизик Алексей Золотев, выдвинувший гипотезу ядерного взрыва, предпринял ряд экспедиций (1959, 1961 гг.) в район падения и способствовал расширению фактической базы знаний о произошедшем, хотя и не добыл доказательств в пользу своего предположения.

    Установленная к настоящему времени совокупность фактов удовлетворительнее всего отвечает представлению о том, что изучаемое событие вызвано внедрением в атмосферу Земли неплотного (< 1 г/см ) тела, сопровождаемого пылевой оболочкой и шлейфом, т.е. близкого по строению к небольшой комете. Ядра комет, как сегодня известно, представлены веществом, похожим на «грязный лед». При вхождении в атмосферу он должен дробиться. При этом свечение, вызываемое плавлением минеральных частиц, проникает в глубь полупрозрачного ледового материала, приводит к внутреннему испарению льда и, как следствие, к взрыву. Отсюда, как отмечали очевидцы, продолжительный и дробный акустический эффект, мощное свечение и почти полное испарение в атмосфере ледового и тонкодисперсного минерального материала, практически не достигшего поверхности Земли. Вопросы, связанные с физикой этих явлений, обсуждались в работах Кирилла Станюковича и Валерия Шалимова (1961 г.), Георгия Покровского (1966 г.), Самвела Григоряна (1976, 1979 гг.), Виталия Бронштэна (1985, 1994 гг.). Поиски следов космического материала на поверхности в виде обломков, шариков и т.п., видимо, бесперспективны. Наблюдавшееся свечение могло быть вызвано как рассеянием на больших высотах (до 200 км) пылевого шлейфа, так и минеральных частиц, выброшенных при разрушении фрагментов болида. Внедрение тела в Подкаменную Тунгуску должно было привести к перемешиванию воздушных масс и появлению аэрозоля на разных высотах по разрезу стратосферы.

    Некоторые исследователи, например, американцы Зденек Секанина (1983 г.), Кристофер Чыба (1993 г.) высказывали сомнения в кометной природе обсуждаемого события, главным образом в связи с тем, что рыхлое вещество ядра комет, по их мнению, не могло проникнуть так глубоко в атмосферу Земли (до высоты 5-8 км). Однако мы еще очень мало знаем об их составе, строении и разновидностях. Впрочем, рассчитывать на обнаружение вещественных объектов, скорее всего, не приходится. Даже если они были, вряд ли могли сохраниться по прошествии столетия. Расширение фактических данных еще возможно лишь за счет геохимических исследований. Ведь примитивные вещества типа комет или углистых хондритов отличаются по соотношению ряда элементов от земного. Скажем, содержание иридия в метеоритах в 20 000 раз больше, чем в земных породах. И, действительно, его содержание в слое мха, отвечающего возрасту падения, оказалось повышенным — это установил один из авторов данной статьи с коллегами в 1990 г. и позже подтвердил Кааре Расмуссен (Национальный музей и Геологическая служба Дании, 1999 г.).

    Присутствие таких аномалий может иметь глобальный характер. Американец Рамачандране Ганапати (1983 г.) обнаружил повышенное содержание иридия в слое арктического льда, образовавшегося в 1908 г. Однако ничего подобного не найдено в синхронном слое льда, например, в Гренландии. Конечно, слои, отражающие изотопные и геохимические аномалии, могли сохраниться в осадках водоемов, не обязательно близких к месту падения. Но современные аналитические инструменты обладают чрезвычайно высокой чувствительностью и разрешающей способностью, а современные средства датирования позволяют точно оценить возраст осадка. Поэтому выделение слоя 1908-1910 гг. с его подробной геохимической характеристикой может принести новую информацию.

    Впрочем, даже такое масштабное космическое событие, которое произошло сто лет назад, — незначительный эпизод по сравнению с глобальными катастрофами, имевшими место в геологическом прошлом. Так, мощность взрыва Тунгусского тела сопоставима с мощностью самой крупной водородной бомбы (50 Мт), взорванной в СССР в XX в. во время ядерных испытаний на Новой Земле.

    При столкновении нашей планеты с крупными космическими телами происходит выделение энергии в тысячу раз больше. В истории Земли такие события имели место неоднократно и приводили к радикальному преобразованию животного и растительного мира. Успеет ли человечество подготовиться к отражению астероидной опасности? Столетие Тунгусского события дает повод подумать над этим вопросом.

    РАН организовала и осуществила целый ряд экспедиций в район падения Тунгусского метеорита. Большую роль здесь сыграли интерес к проблеме и поддержка со стороны Комитета по метеоритам РАН, Института геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН, Университета и Политехнического института города Томска. Значителен вклад упомянутой Комплексной самодеятельной экспедиции, объединившей людей разных специальностей и профессий, увлеченных данной проблемой, яркими представителями которой были Васильев, Львов, Плеханов и многие другие.

    Иллюстрации авторов
     
    Академик Эрик ГАЛИМОВ,
    директор Института геохимии и аналитической химии
    им. В.И. Вернадского РАН,
    председатель Комитета по метеоритам РАН, доктор геолого-минералогических наук
    Михаил НАЗАРОВ, заведующий лабораторией метеоритики того же Института,
    заместитель председателя Комитета по метеоритам РАН
     
    "Наука в России", № 3, 2008
     
     




    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование