Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо


    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека 

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


    Н.И. Халдеева

    ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ - ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ЛИЦО

    Часто ли мы задумываемся о роли внешности человека в нашей жизни?  Обращаем ли внимание на лица людей различных профессий и национальностей, как воспринимаем свое собственное?  Какие физиономические параметры играют самую существенную роль?  Эти и другие вопросы разрабатывает сегодня антропоэстетика — новое научное направление антропологии.
     
    Интерес homo sapiens к особенностям своего физического облика насчитывает тот же возраст, что и его история, подтверждением чему являются мифология, творчество древних художников, в центре которых всегда находился человек. Этот интерес не случаен и возник не из праздного любопытства. Воспринимаемые групповые и индивидуальные физиономические образы являлись не просто отражением окружающего мира, а необходимой частью реального существования. Для узнавания «своих» существовал характерный набор «сигнальных» признаков и система их распознавания. В этой роли у человека (приматов) выступали заметные морфологические особенности, формировавшиеся, в частности, на мягких тканях лица, которые передались современному человеку.

    Например, при встрече с незнакомцем для большинства из нас не составляет труда с высокой степенью достоверности по лицу определить его антропологические особенности, пол, возраст, социальное положение, область профессиональных занятий, психологический тип, состояние здоровья, настроение и т.д. В целом по антропологическим элементам этой части тела, взятым вместе с такими социальными и функциональными признаками, как характер причёски, стиль одежды и украшения, манера говорить и жестикулировать, можно дать достаточно исчерпывающую характеристику любому индивидууму. Причем приобретаемый с годами опыт общения и восприятия всего антропологического разнообразия лиц способствует более успешной коммуникации и социальной адаптации.

    Надо сказать: человек с первых же дней своей жизни становится активным участником в практике общения и распознавания различных характеров внешности. У маленького ребенка такой опыт начинается с запоминания лиц родителей и близких. А узнавание по тому же признаку своих сверстников доступно уже 1,5—2-го-довалым детям. И вообще предпочтение приглядываться именно к человеческим лицам относится к врожденным особенностям младенца.

    Роль лица как жизненно важного источника информации исключительно разнообразна. Скажем, по комплексу физиономических черт (с учетом прочих характеристик) формируется представление человека о самом себе, своей внешности, своей социальной роли в конкретном социуме в связи с этнокультурной, языковой, религиозной, профессиональной, возрастной, половой, семейной и другими принадлежностями. Кроме того, физиономические особенности стоят в ряду приоритетных параметров, конструктивно влияющих на выбор брачного партнера, процессы коммуникации, адаптации и социализации. Такая роль внешности базируется на установленной психологами потребности воспринимать и быть воспринятым. К этому нужно добавить, что антропологические признаки лица воспринимаются людьми в качестве этноопре-делительных и, в частности, этно-дифференцирующих. Словом, как информационный комплекс, оно запускает знаковую ситуацию и позволяет перейти от «хаоса неопределенности» к возможности выделить главное и отбросить несущественное, становится маркером важной информации как для принимающей, так и для передающей стороны.

    Сам механизм взаимного восприятия людьми физиономических особенностей обусловлен как биологически, так и социально. Во-первых, он базируется на непосредственном восприятии органами зрения конкретных черт лица и дальнейшей нейрофизиологической интерпретации полученных данных в соответствующих центрах головного мозга. Во-вторых, он реализуется в ходе общения людей друг с другом в процессе выработки ценностной шкалы восприятия элементов внешности. Последнее особенно важно для ант-ропоэстетики, ибо позволяет занимающимся ею специалистам охарактеризовать и путем сравнения кате-горизировать антропологические параметры лица в индивидуальном и популяционном масштабах, а это становится базой для создания положительных групповых образов, эталонов красоты.
    Именно на способности человека ценностно воспринимать свой физический облик, вырабатывать дифференцированное отношение к чертам и вариантам внешности и основываются подходы антропоэстетики. Здесь самыми важными являются вопросы методики, определения терминов, понятий, всего категориального аппарата рассматриваемой проблемы.

    Надо сказать, что в научной литературе отражено большое количество способов, позволяющих составить представление о принципах исследований лицевой морфологии.
    Речь идет главным образом о применении анкетирования и разных форм тестирования испытуемых, в том числе открывающие «формулы красоты», стандарты секс-символов. Многие исследователи при изучении специфики выбора привлекательной внешности применяют фотометод или компьютерное моделирование.
    В первом случае группе индивидуумов обычно демонстрируют серию фотопортретов, среди которых они выбирают, с их точки зрения, наиболее привлекательные. Однако при этом не учитывается ряд условий, необходимых для проведения такого рода исследований.
    В частности, любые наборы видового материала не исчерпывают всего популяционного антропологического разнообразия. Иногда в тени остаются принципы и мотивировка составления демонстрационного набора снимков. Следовательно, такой метод заключает в себе высокую долю авторского субъективизма.
    А между тем в ходе работы экспериментаторы при выборе эталона красоты должны путем трудоемких процедур выявить наиболее предпочтительные эстетические особенности лица.

    Фигурки женщин. Мальта

    Слабая сторона фото- и компьютерных методик — отсутствие в наборе анализируемых признаков такой черты, как пигментация, т.е. окраска волос и глаз. Кроме того, большинство авторов фиксируют предпочтения только в отношении идеального женского образа, проводят анализ преимущественно в пределах одного этноса. Далее. При необходимости повторить антропоэстетический эксперимент перед ученым встает вопрос о создании аутентичной коллекции фотопортретов. Но это невыполнимое условие. Впрочем, получение и применение такой коллекции невозможно еще и по той причине, что у иных экспериментаторов (особенно, если они сами относятся к другим этническим группам) могут быть собственные критерии для отбора фотопортретов. В результате материалы разных авторов несопоставимы.

    Проблема подбора демонстрируемых фотографий ощущается особенно остро при возрастных исследованиях: в данном случае для применения демонстрационного фотометода необходима коллекция портретов индивидуумов, близких к возрасту опрашиваемых, дабы избежать их неадекватного восприятия.
    В разработанной нами антропоэстетической программе учитываются все перечисленные условия, поскольку мы стремились ответить на следующие вопросы: «Как выбирать красивые варианты внешности, их наиболее приоритетные физиономические элементы?», «Что лежит в основе выбора красивых лиц?», «Насколько толерантна (терпима) группа индивидов в отношении других антропологических типов внешности?». Была разработана специальная 1 методика, предусматривающая применение антропологических шкал, определяющих, в частности, цвет волос и глаз, форму носа и толщину губ, схему овалов лица, дающих положительную или отрицательную оценку области эпикантуса (особая складка у внутреннего угла глаза, характерная для монголоидных типов людей). Эти шкалы демонстрировали каждому опрашиваемому из обследуемой группы, чтобы выбрать антропологические элементы, из которых складывается красивый, по его мнению, тип внешности. Одновременно проводилось описание физиономических особенностей самих испытуемых.

    Для выполнения программы разработали ряд рабочих критериев. Например, в качестве базового показателя применяли индекс антропологической аутоидентификации. С его помощью можно охарактеризовать тот тип внешности (и его вариантов), который предпочитают члены той или иной группы, а также установить их соотношения с реальными антропологическими групповыми характеристиками. Полученный показатель является объективным критерием выбора группы и отражает особенности предпочтений испытуемых, т.е. показывает, учитывается ли собственная внешность при формировании представлений о типе красоты в отношении как мужчин, так и женщин. А в том случае, когда фиксируется отклонение от реального антропологического разнообразия, можно определить его величину и направление. Таким образом, по существу данный критерий является эстетическим самообразом группы, выработанный ею в отношении своего физического типа. С его помощью математически описываются антропоэстетические предпочтения в масштабе всей популяции.

    В качестве рабочих параметров применяем также понятия «реального» и «идеального» (предпочитаемого) типов внешности мужчин и женщин, которые отражают следующие эмпирические модели: РТМ(М) — идеальный тип мужчин по выбору мужчин; РТМ(Р) — идеальный тип мужчин по выбору женщин; РТР(М) — идеальный тип женщин по выбору мужчин; РТР(Р) — идеальный тип женщин по выбору женщин.
    В ходе выполнения данной программы проекта мы обследовали группы русских Вологодской (две возрастные выборки — 20—25 лет и 45-60 лет), Тверской, Костромской, Рязанской областей, Ставропольского края, а также татар из Казани, башкир из Уфы, коми, чувашей, мордву, марийцев, литовцев, венгров из Будапешта, калмыков, китайцев и арабов. В основном это были студенты, а также дети следующих возрастных категорий: 9-10 лет, 12—14 лет, 16—17 лет.
    Сначала мы провели внугригрупповой анализ антропологических лицевых признаков для решения вопроса о том, каким образом происходит восприятие и антропоэстетическая оценка лица. Оказалось, ценностный критерий складывается дискретно, из отдельных признаков или их комбинаций (в данной связи уместно вспомнить принцип выбора Агафьей Тихоновной — главным персонажем пьесы Н.В. Гоголя «Женитьба» — жениха, образ которого она «конструировала» из отдельных черт облика всех претендентов на ее руку). Те же результаты показал опрос, проведенный одной из газет, в ходе которого женщины описывали свой идеал внешности мужчин — им стали собирательные черты лиц многих популярных актеров и политиков.

    Затем собранный материал анализировали методом многомерного шкалирования. Это позволило построить модели антропоэстетического выбора внешности с учетом этнического, антропологического, тендерного, лингвистического компонентов, помогающие понять природу самовосприятия человека, точнее, ее антропологическую переменную.
    Полученные результаты позволяют констатировать: предпочитаемое лицо формируется на базе реального антропологического типа и тесно связано с ним, являясь, по существу, групповой характеристикой, подлежащей изучению методами физической антропологии. Особая близость между реальным и идеальным типами по показателям антропологической аутоидентификации устанавливается в отношении мужского эталона внешности. А вот предпочитаемый вариант женской красоты в каждой группе значительно отклонялся от реальных групповых антропологических особенностей.

    Обобщая проведенные исследования, можно сказать: предпочитаемый мужской образ наделяется мужественностью, а женский — отдельными чертами, которые придают ему некое своеобразие инфантильности. В частности, более вздернутый нос, более пухлые тубы, светлая гтигментация, мягкий и тонкий овал лица, в целом указывающие, по данным ряда авторов, на надежный репродуктивный ресурс.
    Впервые идея о том, что выбор предпочтений типов красивой внешности надо изучать особыми методами была высказана много лет назад доктором исторических наук, заведующим отделом антропологии Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН А.А. Зубовым. Он разработал основы теоретических и методических подходов, сформулировал цели и задачи исследования, определил эмпирическую базу, очертил круг теоретических и прикладных аспектов, дал адекватное название новому направлению — антропоэстетика.

    В 1991 г. были получены первые материалы по группе русских Вологодской области; в ходе их сбора и анализа откорректировали и саму методику. По мере поступления данные систематически публиковали, в том числе в Финляндии, Венгрии, США. В настоящее время работы проводятся при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект 03-06-80401).

    Н.И. Халдеева, с.н.с. Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН
     





    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование