Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
    Р.И. Боровикова
     
     
    Типологические черты художественной культуры Сибири

    Культура Сибири, являясь вариантом российской культуры, вполне органично вписывается в систему взглядов евразийства. На сегодняшний день как целостное образование она практически не изучена. В основном исследования ведутся в русле специальных дисциплин (литературоведение, музыкознание, искусствоведение) и ограничиваются конкретной темой или проблемами какого-либо центра. Мы хотели бы обозначить некоторые обобщающие черты этого феномена. Подобных работ по данному вопросу не существует.

    Поскольку понятие "культура Сибири" имеет достаточно широкие рамки, обозначим границы его употребления. Хронологически мы анализируем конец XIX и весь XX век, не рассматривая древний период в силу его своеобразия. Содержательно акцент сделан на рассмотрение профессионального изобразительного искусства: живописи, графики и скульптуры, частично затрагивается народное творчество.
    Художественная культура региона - достаточно молодое образование. Фактически XIX век был периодом ее становления. "В первой половине XIX столетия в Сибири появляются свои газеты (1857 г. - Иркутск, Красноярск, Томск, Тобольск), общественные библиотеки (1830-е гг. - Иркутск), гимназии (1805 г. - Иркутск, 1810 г. - Тобольск), свои беллетристы (И. Калашников, Н. Щукин и др.)" [1, c. 57]. В первой половине века начинается изучение края приезжими путешественниками и участниками экспедиций, собиравшими материалы по жизни и быту народов Сибири. Важная дата в истории региональной культуры - 1851 год, когда в Иркутске был основан Сибирский отдел Русского географического общества, что позволило начать работу своими силами. Постепенно возникает интерес к коллекционированию. "Уже в первые десятилетия XIX века в домах купцов, губернаторов появляются произведения живописи, графики, скульптуры" [там же]. Своих художников в регионе было мало, и искусство развивалось силами приезжих мастеров и ссыльных. Здесь можно упомянуть о вкладе в духовную жизнь Восточной Сибири декабристов.

    Сложный этнический состав населения Сибири определил такую черту культуры края как обостренное чувство национального, что проявляется в постоянном обращении к специфически сибирским темам. Переселенцы, осваивавшие новые земли, приносили с собой собственные традиции бытовой культуры из различных регионов России. Впоследствии они частично, обычно незначительно, изменялись, приспосабливаясь к иным условиям, но в основе своей бережно сохранялись. В ситуации оторванности от привычного уклада жизни праздники и обряды становились знаком связи с родиной, приобретая особый смысл. Даже сегодня мы нередко встречаемся с элементами повседневной культуры разных регионов в пределах одного поселения. В этом проявляется охранительная функция культуры, когда явления, даже утратив свои корни, видоизменяясь, продолжают существовать. Свидетельством важной роли национального своеобразия в профессиональном творчестве является так называемый сибирский стиль, или в терминологии своего времени, 1920-х годов, "сибирика". Наряду с изобразительным искусством, он хорошо представлен в литературе. Стилем, то есть системой тем, жанров и особых выразительных средств он не являлся, сохраняя привычную для сибиряков передвижническую изобразительную систему, а нашел воплощение исключительно в местных сюжетах.
    Художественная культура Сибири, будучи серединной по характеру, активно ассимилирует как восточные, так и западные влияния. При этом показательно, что она берет что-то от каждой из сторон. Многочисленные факты и собственные наблюдения свидетельствуют, что с Запада к нам приходят новации в области языка, авангардные формы выражения. Изменчивые и преходящие, они по истечении времени меняются на противоположные в силу маятникового и волнообразного характера культурных процессов. Данные элементы можно отнести к поверхностным, внешним слоям культуры, которые, играя в ней роль двигателя, динамизируют художественную сферу.

    Восточные черты входят в художественную культуру на глубинном уровне и просматриваются в стабильности тематики, консерватизме стилистических приемов, замедленных темпах развития. Контакты Запада и Востока в регионе присутствуют не только в творчестве, но и на уровне судеб мастеров, довольно часто уезжавших в Среднюю Азию. Особенно массовый характер это приобретает в 1930-е годы, в эпоху сталинских репрессий, когда художники авангардного крыла из Омска, Барнаула, Новосибирска перебирались в южные регионы, в основном это были Ташкент и Алма-Ата. При этом большинство из них удачно вписались в местную художественную жизнь, что свидетельствует о мировоззренческой близости. Обычным делом были творческие командировки в национальные районы. Надо отметить, что у русских художников, живущих в Средней Азии, особенное отношение к сибирякам. Общность взглядов, духовное родство, совпадение ценностных установок ощущаются как при контактах личного порядка, так и в творчестве.


    Художественная культура Сибири отличается частой сменой темпов развития, неустойчивостью структуры, она имеет дробный, фрагментарный характер. Эти черты ею унаследованы от российской культуры. "Русский путь чреват большими контрастами, неравномерностью, перемежающимися рывками и застоем" [2, c. 239]. "Прерывистость, из-за которой слишком решительно происходила в России смена поколений, отрицавших друг друга" [там же, c. 31], постоянно воспроизводила их конфликт, а итогом было "отсутствие ... традиции, которая обеспечивала бы ... связь следующих друг за другом явлений" [там же]. Обычно эволюция культуры сочетает моменты динамики с более спокойными периодами скрытых внутренних изменений. В Сибири это чередование почти не ощущается, процесс идет как цепь непрерывных изменений, он имеет импровизационный характер. Имена, явления, направления возникают и быстро исчезают, поскольку идет перманентное становление, не приводящее к образованию целостного явления. Во многом это обусловлено отсутствием в регионе "избыточности" (Д. Сарабьянов), то есть развитого интеллектуального слоя, дающего устойчивость, являющегося базой культуры. Недостаточность этого слоя делает развитие художественной культуры критическим. Отсутствие единой стилевой традиции, кратковременность многих проявлений духовной жизни, частая смена лидеров в центрах, а порой и полное их отсутствие - все это свидетельствует о дискретном развитии художественной культуры региона.

    Неравномерность темпов движения художественного процесса связана также с тем, что большое значение в бытовании художественной культуры имеет ситуационный фактор, то есть частое и резкое изменение условий развития, на которые должен последовать ответ. Большое количество "вызовов истории" не позволяет культуре полноценно формироваться. Ориентация на внешние обстоятельства в ущерб внутренним потенциям в Сибири связана и с тем, что на протяжении всего рассматриваемого периода художественная культура формировалась из конгломерата многочисленных влияний. Показателен в этом отношении Новосибирск. Географически располагаясь на пересечении дорог, он оказался котлом, в котором переформировывались различные направления. Разнородные, порой диаметрально противоположные устремления привносят в художественную жизнь города хаос и нестабильность. Подобное положение не может не сказываться на сложении профессионального круга общения, когда людей, близких по духу, в своей среде находят не часто. Гораздо привычнее контакты не на почве искусства, а мировоззренческого характера, не во всем соприкасаясь в творчестве, группироваться предпочитают по иным принципам. Новосибирск, имея развитую интеллектуальную сферу, дает такие возможности. В других центрах преобладает общение в профессиональной среде, но стремление к выходу за его пределы существует.

    Разные темпы эволюции художественной культуры региона связаны и с тем, что слишком много сил идет не на созидание и проявления духа, а на преодоление сопротивления внешней среды, как природной, так и человеческой. Потому в наших условиях выживают те феномены, которые социально востребованы. Пример тому - сибирская иконопись, несмотря на все катаклизмы дожившая до наших дней. Иная ситуация сложилась в регионе с народным искусством, которое, несмотря на практическую потребность в нем, каких-либо самостоятельных ветвей не дало, хотя были многочисленные попытки сделать это. Имеющиеся предметы народного быта по формам и декору вполне вписываются в традиции центральной части России. Все это говорит о том, что для формирования явления культуры необходимо время, по крайней мере, срок жизни нескольких поколений, а также нужны и глубокие корни. У нас этих условий нет, и многие культурные образования недолговечны, так как базируются не на эволюции, что крайне важно, а на творческом всплеске, пассионарном взрыве и существуют за счет энтузиазма и перенапряжения сил отдельных личностей. Этого явно недостаточно для создания глубоких, оригинальных, вполне самостоятельных феноменов.

    Структурно художественная культура Сибири может быть представлена как динамичная система с элементами разной степени организованности и интенсивности функционирования в виде центров; как правило, это крупные города. Основанием для их разделения может стать степень укорененности в истории. Первая группа - города с историческим прошлым (Иркутск, Томск, Омск), начавшие сложение культурной традиции в XIX веке. В них имелся обширный слой богатого купечества либо зажиточной интеллигенции, ориентирующейся на коллекционирование русского и западноевропейского искусства. Здесь налицо приобщение к российской традиции. На противоположном полюсе находятся места, не имеющие определенной культурной направленности и ориентирующиеся на компиляцию разнородных явлений, причем преимущественно на новации. Характерный пример этому - Новосибирск, возникший не на месте старых поселений, а волею строителей железной дороги. Несколько особым характером отличаются города, возникшие на месте крепостей, основанных казаками во время освоения Сибири, но затем превратившиеся в крупные промышленные центры (Красноярск, Новокузнецк). Их можно отнести к феноменам промежуточного типа. Не создав собственной культурной базы, они имеют множественные ориентиры, испытывая при этом ностальгию о "высоком" искусстве. Порой эти стремления имеют конкретный выход. Так произошло в Красноярске, где был создан художественный институт. Город этот постепенно становится центром изобразительного искусства в регионе, притягивая к себе молодых по причине того, что европейские художественные вузы сегодня сибирякам практически недоступны. Хотя при этом элемент провинциальности в сознании там присутствует.

    Одной из важных черт в художественной культуре Сибири является ее неукорененность в социуме, своего рода транзитность, отсутствие привязанности к определенному месту. Отсюда следует положение, когда сфера искусства постоянно вбирает силы извне, что для функционирующей системы вполне естественно и даже необходимо, так как это дает новые импульсы для развития и обеспечивает обмен идеями. Но в силу кратковременности контактов осмысления полученного и его полноценного усвоения не происходит.

    Подтверждением транзитного характера художественной культуры региона является положение в Новосибирске, ставшем своеобразным пересадочным пунктом, история художественной жизни которого складывается из нескольких миграционных волн. Ощущение кратковременности пребывания в городе на протяжении трех последних десятилетий главенствует в сознании интеллигенции. Идет постоянное движение сил: из центра приезжают выпускники учебных заведений, некоторое время работают, став более или менее известными, лучшие уезжают назад. Было несколько этапов таких движений в городе. В 1920-е годы, после переезда в Новониколаевск Сибревкома, сюда потянулись деятели культуры из других центров региона. Более организованный характер этот процесс принимает в 1930-е годы. Слава столицы края притягивает молодых, и в город приезжают выпускники Омского художественно-промышленного техникума, составившие ядро местной организации Союза художников. Наряду с этим прибывают и художники со столичным образованием, а также известные мастера других региональных центров. Эти годы были периодом активной подпитки творческого потенциала города.

    Наиболее интересные преобразования в изобразительном искусстве Сибири происходят в 1950-60-е годы. Показательна здесь ситуация в Новосибирске, который лидировал в этих процессах. За два десятилетия в город приехало 55 человек. Большинство из них были выпускниками московских и ленинградских вузов либо художественных училищ центра России. Это мощное вливание сил совпало с послаблениями идеологического контроля, что дало результаты в творчестве. Шестидесятые годы - время небывалой активности художественной жизни в регионе, когда искусство сибиряков по характеру, тенденциям и качеству вполне сопоставимо с общероссийским и даже со столичным. Способствовало этому и начало массовых смотров регионального масштаба. С 1964 года регулярно, раз в пять лет, стали проводиться зональные художественные выставки. В Сибири они охватывали пространство от Омска до Иркутска.

    Однако уже в 1970-80-е годы начался обратный отъезд художников в центр. Миграция была обусловлена негативными сторонами периферийной жизни: отсутствием полноценной художественной среды, невозможностью пополнять творческий багаж. У художников стало возникать чувство обделенности культурой, оторванности от развития искусства. Были причины и социального плана. Страна вошла в застой, оттепель была забыта, рамки дозволенного сужались. В итоге всего этого возникало стремление что-то изменить в жизни. Выходом виделся переезд в центр, что хотя бы частично снимало проблемы. Существование в системе Союза художников Домов творчества, поездки в составе творческих групп позволяли контактировать с лучшими силами страны, что давало возможность безболезненно вписаться в столичный художественный мир. Маятник начал двигаться в противоположную сторону, начался процесс централизации культуры, состоявший в вымывании лучших сил из провинции. Был и другой уровень миграции. Для мастеров региональных центров "малой" столицей стал Новосибирск. В 1970-е годы в город приезжают довольно известные мастера, а не выпускники вузов, видевшие в этом лишь временный этап в своей биографии.

    Немного о художественных традициях, на которые предпочитают ориентироваться мастера изобразительного искусства Сибири. В 1930-е годы - это уровень региона, с 1960-х начинается следование столичным веяниям, в 1970-80-е это положение становится само собой разумеющимся и естественным. В 1990-е годы акценты в художественной культуре начинают смещаться в сторону провинции, соединяясь с оглядкой на различные элементы искусства дальнего зарубежья в собственной интерпретации. В целом же развитие идет с опорой на собственные ресурсы и имеет два полюса притяжения: русскую реалистическую живопись и постмодернизм. Как видим, заложенная в культуре Сибири как евразийском образовании альтернативность вполне естественно проявляет себя на уровне региона.
    Доминантной в художественной культуре региона является такая ее черта как толерантное, компромиссное отношение к инородным влияниям, их постепенное и довольно естественное вживление в ткань культуры. Эта линия в регионе была заложена на начальном этапе, когда население края складывалось из разнородных потоков переселенцев, соединяясь с местными жителями. Соответственно шел обмен элементами культуры. В Сибири можно говорить об обостренном внимании к самой разной информации, идущей извне, и отметить направленность культуры на многостороннее общение. Если проанализировать информационные контакты региона, то мы увидим, что преимущественно они ориентированы на восприятие, впитывание. Нельзя говорить, что все получаемое усваивается и проявляется в художественной практике, но потери в любой информационной системе неизбежны. Для того, чтобы многочисленные влияния отразились в творчестве, нужна "избыточность". Сегодня мы этого не имеем, переживая этап "сбора информации", ее количественного набора для ориентации в новых условиях. Нынешняя ситуация - это время перенастройки, изменения структуры, так как прежний режим существования в условиях государственной поддержки культуры ушел в прошлое. Система "свободного плавания" позволяет удержаться на плаву и не раствориться в потоке жизни с помощью разнонаправленных контактов, как организационных, так и творческих.

    Открытость поля художественной культуры вовсе не означает ее неразборчивости. Отношение к "иному" в России всегда было избирательным, чужие элементы не заимствовались механически. Чаще всего они трансформировались и порой весьма значительно. Сибирь в этом отношении не является исключением. В качестве примера можно привести изменение характера византийского иконописания при переносе на русскую почву. Интересно, что в конце XIX века эта ситуация повторилась в сибирской народной иконе, которая, учитывая вкусы крестьянского населения, стилистически сблизилась с народным искусством, сохранив при этом канонические черты российских святых.
    Культура России в целом и сибирская как ее составная часть обладают достаточной энергией и устойчивостью, чтобы при всей множественности влияний не потерять собственного лица. Хотя в Сибири этот момент выражен неявно. В нынешнем раскладе сил это можно подтвердить начавшимся отторжением в некоторых слоях общества, в том числе и молодежных, усиленной американизации сознания на примере отношения к рекламе. Она стала объектом осмеяния и пародирования, вызывая реакцию противоположную той, которую программировали авторы. На наш взгляд, это показатель силы российской культурной традиции. Контакты такого рода идут по внешним слоям, не затрагивая ядра, по причине полного несовпадения с системой ценностей россиян.

    Многочисленные влияния позволяют считать художественную культуру Сибири открытой системой, в развитии которой большую роль играет вероятностный фактор. Кроме этого, множественные коммуникативные связи в какой-то степени замещают недостаточность культурного слоя, давая потенции художественному процессу.
    Контакты публики с произведениями искусства в условиях региона также имеют свои особенности. Уровень этих связей не имеет сложившихся традиций и функционирует периодически и бессистемно. Как показывает опыт, основная часть зрителей предпочитает общаться с классикой, творчеством местных авторов интересуются главным образом приезжие, пытаясь увидеть сибирскую специфику. Сибиряки в изобразительном искусстве ищут стимулов для духовного роста, восполнения культурного вакуума. Круг зрителей, интересующихся этим видом творчества, невелик вследствие его элитарности, требующей для полноценного восприятия определенного уровня подготовленности.
    Мы попытались охарактеризовать основные черты анализируемого феномена, которые могут стать основой для построения модели художественной культуры Сибири, полагая, что многие свойства, присущие изобразительному искусству, с определенными поправками могут быть перенесены как на другие сферы художественной деятельности, так и на культуру региона в целом.

    Евразия: культурное наследие древних цивилизаций.
    Вып. 1. Культурный космос Евразии. Новосибирск, 1999. С. 137-141.





    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование