Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека 

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы 

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников 

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
     
    Игумен Дионисий (Шленов)

    ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ И МИРОВАЯ КУЛЬТУРА
     
     
     
    2014 году отмечается 700-летие со дня рождения преподобного Сергия Радонежского (1314-1392 и более скромный праздник, 200-летие пребывания Московской духовной академии в Троице-Сергиевой Лавре. Это большой юбилей, к которому уже не первый год ведётся фундаментальная подготовка совместным усилиями Церкви и государства.
     
    В лавре и академии не прекращаются реставрационные работы, готовятся книги, альбомы, духовно-просветительские проекты. Конференции и мероприятия, посвященные наследию прп. Сергия Радонежского планируются как в России, так и за рубежом. Здесь на примере отдельных фактов и литературных текстов мы проследим одну из самых тонких и малозаметных траекторий — отношение к преподобному Сергию за пределами отечества.

    Прп. Сергий Радонежский — святой покровитель Руси, игумен Земли Русской, был предстателем за Россию в самые суровые годы. Хотя сам он ничего не писал, кроме краткого предсмертного завещания, его житие стало открытой книгой, глубоким введением в искусство подвижничества, древнерусским «катехизисом» — не менее значимое для Руси, чем «Житие прп. Антония», написанное св. Афанасием Александрийским в IV веке, остающееся основополагающей книгой для христианской аскетической традиции.
     
    Самое древнее, классическое житие прп. Сергия было написано прп. Епифанием Мудрым, который имел всего лишь год непосредственного ученичества у аввы. Следующее по значимости — сокращённая редакция учёного монаха Пахомия Серба, или Логофета, который работал над ней во время своего пребывания в Лавре с 1440/1443 по 1459 годы. Его труды приходятся на время официальной канонизации прп. Сергия в 1448/1449 годах при митрополите Ионе.

    Впоследствии создавались и другие версии жития — в основном на основании этих двух классических текстов. И тот и другой автор побывали в духовных центрах христианского Востока. Так, сравнивая себя с прп. Сергием, прп. Епифаний, искусный в плетении словес, писал о том, что в отличие от своего учителя, который всё время пребывал в пустыне, он изъездил весь мир, а именно: посетил Иерусалим, Константинополь и Афонскую гору, но при этом не достиг его святости. Пахомий в 1438 году прибыл в Россию с Афонской горы. Это имеет немалое значение — жизнь великого аввы описали те, кто имел возможность сравнить лавру с Афоном и тем самым заметить в жизни прп. Сергия те черты, которые могли ускользнуть от взгляда менее просвещённых его современников. Паломничество, посещение святых мест, взгляд на Россию со стороны — самый верный способ понять духовный смысл тех событий, которые происходили и происходят в ней.

    Церковь Сергия Радонежского в МиланеВ середине XVHI века императрица Екатерина Великая составила свою версию жития святого, которого она особо почитала, не жалея сил на богомольные походы. Житие это, написанное высоким стилем, было ориентировано на аристократическую аудиторию, хотя основывалось на классическом славянском тексте жития. Во второй половине XVIII века было русифицировано немало литературных версий христианских текстов — достаточно вспомнить черновые варианты переводов и литературных сочинений прп. Паисия Величковского.

    А в XIX веке св. митрополит Филарет (Дроздов) написал житие прп. Сергия для народа и для монахов. Авторитетность этого жития подтверждает то, что оно читалось на всех всенощных Троице-Сергиевой Лавры на утрени. Это же житие было переведено на другие языки мира, включая греческий.

    Во второй половине XIX века появилось ещё множество народных версий, включая, в частности, житие, составленное известным публицистом-насельником Троице-Сергиевой Лавры иеромонахом Никоном (Рождественским), будущим архиепископом, - особо в год 500-летия со дня смерти прп. Сергия. В 1892 году вышли десятки и сотни публикаций, посвященных преподобному. Впервые мировая общественность смогла по-настоящему обратить внимание на личность великого русского святого.
     
    В XX веке, отмеченном революционными и военными катаклизмами, память о прп. Сергии, казалось бы, должна была уменьшиться.
    Однако вопреки беспамятству и безумию эпохи библиотекарь   Московской   духовной академии Константин Михайлович Попов с 1900 вплоть до своей смерти в 1954 году продолжал вести библиографическую базу данных о преподобном Сергии, которая в итоге составляет около 4000 записей. В эту базу входили не только библиографические записи, но и пометки более широкого характера: например, то, что село, отбитое у немцев на Украине, назвали Сергиевкой.
    По этой исчерпывающей базе можно проследить, насколько прп. Сергий был известен не только в России, но и далеко за рубежом.

    Вторая половина XX века в распространении влияния прп. Сергия оказалась особо плодотворной. Сергиевский институт в Париже, храмы прп. Сергия в различных городах мира: Стокгольме (Швеция), Порту-Алегри (Бразилия), Милане (Италия) Берлине (Германия), Будапеште (Венгрия), Чанг (Таиланд), Шеньчжэнь (Китай), Йоханнесбурге (ЮАР), и ряд сергиевских подворий оказались значимыми вехами в распространении наследия прп. Сергия.
     
    Нередко преподобному Сергию посвящались кафедральные храмы или соборы столичных городов, строившиеся в разные времена и при разных обстоятельствах. Так, например, в Будапеште преподобный Сергий был избран покровителем русского эмигрантского прихода с 1949 года с самого начала регистрации общины (3). А в январе 1953 года в честь его был торжественно освящён новопостроенный храм в Будапеште.
     
     
    Церковь в честь преподобного Сергий Радонежского в Имяньпо (Китай)
     
     
    Храм преподобного Сергия Радонежского в ЮАР (Йоханнесбург)
     
     
    Церковь Сергия Радонежского в Германии (Бад-Киссиген)
     

    Закладной камень храма преподобного Сергия в столице ЮАР Йоханнесбурге был установлен 15 декабря 2001 года, а 2 марта 2003 года митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом и митрополитом Йоханнесбургским и Преторийским Серафимом (Александрийский Патриархат) был совершён чин Великого освящения храма. В настоящее время храм этот действует не только как место совершения богослужений, но и как духовно-просветительский центр.

    В современном православном мире всплеск особого интереса к преподобному произошел на о. Крит в окрестностях города Агиос Николаос, где стараниями протопресвитера Георгия Марнеллоса был устроен придел в храме Неувядаемый Цвет в память русского святого с иконой, привезённой из Троице-Сергиевой Лавры. Сам о. Георгий учился в Сергиевском институте в Париже, откуда и унаследовал любовь к преподобному. Храм стоит высоко на огромной скале, в 4 километрах от города над основной автотрассой. Для многих местных жителей и приезжих он стал местом встречи с традициями русской духовности и культуры. Помимо храма, в честь преподобного была распета служба византийскими невмами и написано житие, изданное отдельной брошюрой. А после десятидневного путешествия о. Георгия по святым местам России на греческом языке вышли его воспоминания, в основном посвященные описанию Сергиевой Лавры и её святынь.

    Только за последние десятилетия на Западе появились десятки статей и монографий, посвященных прп. Сергию. Среди них особой фундаментальностью выделяется англоязычный труд профессора Миллера. Более популярный характер носит комментированный перевод на итальянский язык древнейшего пространного жития прп. Сергия, выполненный бенедиктинским монахом монастыря Святой Троицы (Думенца, Северная Италия) Адальберто Пьовано. Он предоставляет, пожалуй, самое глубокое видение жизни прп. Сергия на Западе, сформулированное с точки зрения аскетической традиции, крупнейшим знатоком которой и является о. Адальберто. Его вступительная статья, по сути, самостоятельное исследование, которое освещает агиографическую традицию, жизнь святого Сергия в миру и в монашестве, святость, духовность и мистику.

    Книга несёт сильное и верное прочтение, по сути аутентичное русской духовной традиции. Автор анализирует идею «преподобия» как «подражания Христу» в западной традиции и «ангельского жития» в восточной. В терминологии он принимает единственно верное решение — следовать греческому прототипу <...> (итальянский эквивалент santo). Эпитет «богоносный» он передаёт как teoforo, поясняя, что «богоносный» есть «духоносный» (1, с. 145).

    Толкования А. Пьовано могут казаться непривычными, но мы находим им подтверждения. В Церковно-археологическом кабинете Московской духовной академии имеется своеобразный экспонат — резная икона, на которой изображаются окрылённые преподобные, воспаряющие в райские обители. Из горних райских обителей их встречают склонившиеся к ним ангелы. В верхнем изображении рая ясно выделяются разные области, в которых находятся разные ангельские чины. Среди поднимающихся монахов — почти что достигший врат рая крылатый монах с еле заметным написанием «преподобный Сергий». Местные искусствоведы говорят о том, что, возможно, эта икона происходит из одного из местных храмов в окрестностях лавры. Письмо конца XVII века.

    В самом житии прп. Сергия есть удивительный рассказ о видении птиц, который датируется 1372 годом (2, с. 114—117, 221). Это видение запечатлено на иконах, фресках, картинах. Итальянский комментатор пишет следующее: «Видение происходит в атмосфере бдения и молитвы... Видение интенсивного света, который озарял всю ночь, сопровождается гласом, который представил себя как ответ и на прошение моления Сергия: оно ориентируется на другое видение птиц, которые символически представляли духовное наследие святого монаха, ученики которого распространяли его монашеское наследие по всему северу России» (1, с. 268). И далее он сравнивает это видение с видением света св. Бенедиктом Нурсийским, о котором писал св. Папа Римский Григорий Двоеслов. Для западного автора это сравнение предельно важно — так можно легче провести параллель между севером Руси и севером Италии, где находится он сам.

    Итак, это видение носило пророческий характер: его цель — показать будущее величие лавры и других монастырей школы преподобного. Но в чём состоит, собственно, чудо? Стая птиц — вполне типичное явление. Однако в житии преподобного Сергия оно предстаёт именно как чудо.

    Птица — это вестник Божественной воли. Достаточно вспомнить евангельское речение: «Будьте просты, как голуби, и мудры, как змеи». Простота голубей особая. По представлениям древних греков голубь — птица, не имеющая желчи, и потому отличающаяся особой добротой. Подвижник, зрящий птиц, сам окрылён. У преподобного Никиты Стифата, константинопольского автора IX века, находим соответствующую мысль о том, что рая можно достигнуть на крыльях смирения и любви, а у рая двое врат смирения и любви же. Полёт оказывается преодолением остатков греховности, но сами крылья также отражают высшую духовную реальность.

    И ещё одно соображение: стая птиц обозначала сонм учеников. Преподобный увидел её окрылённой, сам смиренно оставаясь без крыл. Стоя у врат своей деревянной кельи, он прозрел будущее. Для лавры, как и для любого монастыря, самое большое испытание — это испытание благополучием. Нередки примеры, когда период расцвета монастыря приходился на вдохновенное время благословенной бедности. В этом контексте видение птиц можно было бы интерпретировать и так: лавра и в славе своей сохранит неотмирность, внутреннюю чистоту, святость. Монах в современном мире несёт особый подвиг — подвиг пребывания среди многолюдства и суеты, в которых он призван стать особо неотмирной птицей. Это трудно и не всем посильно, но только тот, кто достигает этого состояния, поистине особо воспринимает пример своего духоносного аввы.

    Русь пережила смуту, революцию, мировые войны. Все эти годы тысячи и тысячи верующих обращались за помощью к преподобному Сергию. Грядет 700-летний юбилей со дня его рождения. К этому юбилею будет много отреставрировано, сделано, написано. Будет проведено множество мероприятий. Одна из главных задач, стоящих перед нами, — не превратить жизнь преподобного Сергия в красочную лубочную картинку, а показать аутентичность его духовных подвигов, внутреннюю актуальность того, что он делал. В этом отношении подход иностранных исследователей весьма ценен. Изначально они писали для неподготовленной аудитории, стараясь максимально объяснить всем ту любовь, которой они сами прониклись к преподобному. Некоторые книги похожи на зарисовки миссионера, только разве не миссией занимался прп. Сергий, собирая братию и служа Руси? И образ птицы — яркий и нужный.

    Недаром на юбилейном знаке академии, когда она праздновала свое столетие пребывания в лавре, в 1914 году изображался орёл. России, чтобы по-настоящему вступить в состояние духовного подъёма, необходимо крылатое подвижничество и окрылённая богословская наука...

    Каждая страница жития прп. Сергия — неисчерпаемое поле для духовной прозы, лирики, изобразительного искусства, музыки, требующее удивительного сочетания вдохновения с простотой. Достаточно вспомнить резную галерею преподобных отцов, представителей Южной и Северной Фиваиды, размещённую в одном из культурных центров Сергиева Посада. В центре галереи прп. Сергий и Никон...

    Завершить статью хотелось бы лирическими строками, которые посвящены видению птиц преподобным Сергием:
     
    Увидел Сергий стаю птиц небесных,
    Парящих в небе всё тесней вокруг.
    И стало вдруг пространство кельи
    тесной,
    Как град нездешний, и умолк испуг.

    Увидел свет нетварный и незримый.
    Открылся он мгновенно и сполна.
    И всё земное отступило мимо,
    А свет искрился, как о брег волна.

    Услышал глас спокойный
    и могучий,
    Начавший говорить о чудесах,
    Что сколько бы ни собирались тучи —
    Повержен будет и отринут страх.

    Умножится, как в небе птицы,
    братство
     И вся Россия к Богу полетит,
    Храня от Бога данное богатство
    И не держа на ближнего обид.

    Подобно птице, верой окрылённый,
    Взойдёт подвижник на простор небес.
    Освободится немощью пленённый,
    Воспринявши душой —
    Христос воскрес! (3)

    (Написаны 4 февраля 2014 года специально для данной статьи)
     
    Литература и источники

    1. Epifanio il Saggio. Vita di san Sergio di Radonez / Introduzione, traduzione e note di Adalberto Piovano. Milano, 2013. P. 132-133.
    2. Преподобный Сергий Радонежский. Составлено иеромонахом Никоном Рождественским. СПб., 1885. Переиздание. М., 2010.
    3.  
    http://www.budapest.orthodoxy.ru.
     
     
     
    "Русская история" . - 2014 . - № 1 . - С. 62-67.
     
     
     




    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование