Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо


    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Интерпретации 

    Школьная библиотека

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  



    Широкова Мария Сергеевна, 11 класс, МОУ СОШ № 156 с углубленным изучением предметов художественно-эстетического цикла

    Заимствования из греческого языка в лингвокультурологическом аспекте


    Руководитель: Реморов Иван Александрович,  
    кандидат филологических наук, кафедра древних языков НГУ

    Введение

    Язык представляет собой сложнейшее творение человеческого разума, а возможно, и условие, позволившее человеку раскрыть в полной мере суть самого разума. Для нас мышление неотделимо от речи, а ни один когнитивный (ментальный, познавательный) процесс не может осуществляться без посредства языка. Сейчас, на рубеже XX-XXI веков, когда человечество стоит на пороге нового, информационного, этапа общественного развития, формируется новый подход в научных исследованиях: главенствующую роль приобретает антропологический фактор. Так, в лингвистике происходит смещение акцентов с языковой системы на языковую личность – субъекта вербальной деятельности – и влияние языка на культуру и мышление.

    Именно сейчас особую актуальность приобретает проблема взаимосвязи языка и объективной реальности. С одной стороны, это сложнейший  лингвистический вопрос о том, осуществляется ли мысль посредством языка, или мыслительные процессы универсальны, а в словесной форме выражается только их результат. Эти противоположные точки зрения и лежат в основе теорий вербалистов, полагающих, что мысль осуществляется  в слове, и авербалистов, склоняющихся к мнению о том, что единицы мысли и речи различны [1; 273]. С другой стороны, с проблемой взаимосвязи языка и реальности тесно связана проблема взаимоотношений между языком и культурой. На базе антропологической парадигмы научных исследований все большую актуальность приобретает лингвокультурология – новая лингвистическая дисциплина, рассматривающая язык как феномен культуры. При современном подходе к научным изысканиям появляется необходимость в рассмотрении конкретного лингвистического явления не в качестве элемента языковой структуры, а в качестве культурного явления и части создаваемой данным языком картины мира.

    Язык непрерывно совершенствуется, гибко реагируя на изменения исторической эпохи и культурных традиций. Он представляет собой не изолированную, а открытую для взаимодействия с иными языками и культурами систему, поэтому состав каждого языка постоянно пополняется за счет иноязычных единиц. При этом заимствование языковых явлений обязательно сопровождается взаимодействием культур, т.е. факт заимствования свидетельствует о соприкосновении культур на языковом уровне и – если принять гипотезу авербалистов – о том, что заимствованная единица изменяет картину мира, диктуемую заимствующим языком. Таким образом, наша работа сводится к поискам ответа на следующий вопрос: предстают ли заимствования как элементы не свойственного нам мировидения, внедренные в заимствующую языковую систему, или они становятся неотъемлемой ее частью.

    Мы решили рассмотреть подробно заимствования из греческого языка, т.к. именно он сыграл огромную роль в становлении славянской письменности, старославянского языка. Кроме того, культурные достижения греческой цивилизации не только оказали значительное влияние на русскую культуру, но и практически полностью заложили основы западноевропейского цивилизационного типа.
    Заимствования происходят на всех языковых уровнях, но в нашей работе наиболее удобно работать с заимствованиями лексики, т.к. при этом можно получить достаточно полную картину межъязыкового и межкультурного взаимодействия, основываясь на словарных данных.

    Цель нашей работы – на лексическом уровне рассмотреть с позиции лингвокультурологии функционирование греческих заимствований в современном русском языке. Для этого необходимо проанализировать некоторую группу слов греческого происхождения (грецизмов) и определить основные особенности, присущие им как элементам иноязычной картины мира, включенным в русскую. Таким образом, можно выделить следующие задачи:
    а) изучить универсальные особенности заимствований теоретически;
    б) определить материал исследования (на основе данных этимологического словаря составить выборку слов греческого происхождения);
    в) классифицировать грецизмы по способу их проникновения в русский язык и отметить основные особенности слов каждой группы (воспринимаются ли они как чужеродные – с когнитивной точки зрения – элементы);
    г) определить роль греческих заимствований в формировании русской концептосферы (под концептосферой понимается совокупность концептов – культурно значимых понятий);
    д) отметить особенности употребления грецизмов в современном дискурсе;
    е) установить характер влияния грецизмов на русскую языковую картину мира.

    Необходимо указать, что, хотя практические исследования основываются на данных этимологии (определение грецизмов – основного материала и непосредственного объекта исследований), задачи работы сводятся к рассмотрению материала не в диахроническом, а в синхроническом аспекте, т.е. к изучению современной языковой ситуации. В связи с этим, мы не заостряем внимание на том, как давно было заимствовано слово, насколько изменился его внешний облик и лексическое значение при заимствовании. В данной работе заимствования рассматриваются в необычном ракурсе – как языковые элементы, перешедшие из одной языковой картины мира в другую, т.е. как объект изучения лингвокультурологии.

    Часть первая. Основные теоретические положения

    I.Лингвокультурология как современная интегрированная дисциплина

    В рамках современной антропоцентрической парадигмы (методологии научных исследований) особое значение приобретают разделы внешней лингвистики, возникшие на стыке языкознания и других гуманитарных наук. Такими интегрированными дисциплинами являются этнолингвистика, психолингвистика, лингвокультурология и т.п.
    Язык является важнейшим фактором, определяющим деятельность человека. Любая когнитивная (познавательная, связанная с информационными процессами) деятельность невозможна без вербальной материализации информации об окружающей действительности. Таким образом, язык служит средством накопления и хранения культурно-значимой информации. Нет одного общепризнанного мнения о характере связи языка с культурой, но существование этой взаимосвязи не подвергается сомнению.
    Лингвокультурология – «наука, возникшая на стыке лингвистики и культурологии и исследующая проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке» [11; 28]. Данная дисциплина исследует языковые факты сквозь призму духовной культуры, а собственно язык рассматривает как культурный феномен. В отличие от лингвострановедения, лингвокультурология изучает не только нашедшие отражение в языке национальные реалии, но и особенности когнитивных процессов, свойственных данному социуму, а также роль языка в формировании культурных универсалий. Предметом исследования в лингвокультурологии могут стать любые языковые и культурные явления в их взаимосвязи. В нашем случае предмет исследования – заимствования как результат взаимодействия культур.

    II.Понятие языковой картины мира
    Результаты познания объективного мира человек фиксирует в словах. Совокупность этих знаний, запечатленных в языковой форме, и представляет то, что принято называть языковой картиной мира. «Если мир – это человек и среда во взаимодействии, то картина мира – результат переработки информации о среде и человеке» [11; 64]. Каждый язык имеет собственную языковую картину мира, в соответствии с которой носитель языка организует содержание высказывания. Именно так проявляется специфически человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке. Таким образом, понятие языковой картины мира является базовым в лингвокультурологии, с точки зрения авербалистов (см. «Введение»). Авербалистское понимание данного термина логическим образом вытекает из гипотезы Сепира–Уорфа, согласно которой «мир в целом воспринимается человеком сквозь призму родного языка» [1; 273]. Основываясь на данной гипотезе, можно предположить, что любое заимствование изменяет языковую картину мира.

    Картина мира как «система интуитивных представлений о реальности» [16; 127]  может быть представлена с помощью пространственных, временных, количественных, этнических и других параметров. На ее формирование огромное влияние оказывают традиции, культурные особенности этноса, социальные особенности языковой личности и многое другое.
    Языковая картина мира предшествует специализированным научным картинам, формирует их, т.к. человек способен изучать мир только благодаря языку, в котором закрепляется общественно-исторический опыт. Занимавшийся изучением языковой картины мира Ю.Д. Апресян называл ее наивной картиной, подчеркивая ее донаучное происхождение [11; 65].

    В рамках лингвокультурологии этот термин принимает особое значение. Язык представляет собой семиотическую (знаковую) систему, следовательно, любая языковая единица имеет свою семантическую сторону и таким образом связана с языковой картиной мира. Наиболее наглядно можно рассмотреть суть этого механизма на лексическом уровне: каждая лексема содержит в себе то или иное понятие, отражающее часть картины мира. Аналогично тому, как, изменяя общую, довербальную, картину мира, на основе архетипа создается культурное явление, на основе того или иного явления действительность строится лингвистический факт, изменяя картину языковую. Логично предположить, что, если изменение довербальной картины мира приводит к изменению языковой, то и любое языковое явление в рамках лингвокультурологии предстает как следствие культурного явления. Тогда, основываясь на этих суждениях, можно сказать, что заимствования – прямое следствие взаимодействия разных культур, т.е. преемственность языковая закономерно вытекает из преемственности культурных явлений.

    III.Заимствования как результат межкультурного взаимодействия
    Обогащение словарного состава языка за счет словаря других языков обычно является следствием разных политических, экономических, торговых отношений. Отметим, что не существует общепринятого определения понятия культура, но если рассматривать культуру как «совокупность производственных, общественных и духовных достижений людей» [12; 321], то все, что имеет отношение к окружающей человека, воспринимаемой и преображаемой им действительности, от предметов быта до абстрактных философских категорий, в той или иной степени связано с культурой. В таком случае,  при любом межнациональном взаимодействии происходит обмен культурной информацией, что, в свою очередь, не может не отразиться на языке.

    Часто при заимствовании новое слово приходит вместе с новой реалией, не существовавшей в культуре говорящих на заимствующем языке, следовательно – не зафиксированной в языковой картине мира. В некоторых случаях заимствованное слово приходит как синоним уже существовавшего в словарном составе заимствующего языка слова (например, слова импорт и экспорт появились как синонимы русских ввоз и вывоз). Причины такого дублирования слов могут быть разными: стремление к терминологичности, особенно когда заимствованное слово – международный термин, или возможность подчеркнуть какой-либо коннотативный оттенок, неясный в исконном слове, а иногда и просто мода на иноязычное, что характерно для жаргонных заимствований.

    IV.Основные пути заимствований
    Существуют две основные классификации заимствований по способу их проникновения в заимствующий язык.
    Устный или письменный (книжный) путь заимствования. В первом случае иноязычные слова достаточно легко и быстро проходят полное освоение в заимствующем языке, но при этом часто подвергаются искажениям, народной этимологии. Во втором случае слова по звуковому облику и лексическому значению сохраняют близость с оригиналом, но дольше остаются неосвоенными.
    В нашей работе, связанной с изучением заимствований как следствия межкультурного взаимодействия, более важной представляется вторая классификация.

    Заимствование прямое или с помощью языков-посредников (косвенное). В первом случае слово непосредственно заимствуется из иностранного языка, во втором – через передаточные языки, в результате чего может сильно измениться и звучание, и лексическое значение слова. При прямом заимствовании связь между первоисточником и заимствованием достаточно очевидна, заимствованное слово можно назвать точкой соприкосновения двух языковых картин мира. При косвенном заимствовании заимствованное слово представляет собой результат цепного взаимодействия нескольких культур, на его лексическое значение накладывается отпечаток различных языковых картин. Нередко одно и то же слово заимствуется дважды – и прямо, и косвенно. Так немецкое Būrgemistr непосредственно вошло в русский язык как бургомистр, а посредством польского – как бурмистр.

    Отдельно от заимствований рассматривается обычно калькирование – «образование новых слов и выражений по лексико-фразеологическим и синтаксическим моделям другого языка с использованием элементов данного языка» [15; 160]. Существуют кальки нескольких видов: лексические, или словообразовательные (слово, созданное по иноязычной словообразовательной модели, но с использованием морфем данного языка, т.е. поморфемный перевод слова), семантические (получение словом нового значения под влиянием иностранного слова), синтаксические (синтаксическая конструкция, образованная по модели иностранного языка), фразеологические (буквальный перевод иноязычной идиомы). В нашей работе, связанной с изучением языкового материала на лексическом уровне, значимыми являются словообразовательные и семантические кальки. В дальнейшем, говоря о заимствованиях, мы будем подразумевать слова, появившиеся в языке в результате как собственно заимствования, так и калькирования.

    V.Освоение иноязычных слов
    Заимствованная лексика, пополняя словарный состав заимствующего языка, становится его неотъемлемой частью, вступает во взаимодействие с другими языковыми единицами, расширяя семантические и стилистические возможности языка. Прежде всего, система заимствующего языка осваивает иноязычные слова, подчиняет их своему строю: фонетическому, лексическому и грамматическому.

    Фонетическое освоение. Попав в чужой язык, слово получает звуковое оформление в соответствии с действующими фонетическими законами заимствующего языка; звуки, чуждые этому языку, теряются или заменяются похожими. Не всегда фонетическое освоение происходит полностью. В русском языке есть слова, в которых гласные звуки в слабой позиции не подвержены редукции: например, б[о]а, кака[о] – не происходит качественной редукции <о>. Кроме того, во многих заимствованных словах перед звуком [э] (графически обозначаемом после согласных буквой «е») произносится не мягкий, а твердый согласный: ка[фэ], а[тэ]лье и т.п.

    Грамматическое освоение. Заимствование становится частью грамматический системы заимствующего языка, осознается как слово той или иной части речи, а в соответствии с этим приобретает определенные морфологические признаки и синтаксическую функцию. Часто при заимствовании меняются отдельные грамматические признаки или даже часть речи. Это явление связано с внешней формой заимствуемой лексемы. Многие заимствования не поддаются грамматическому освоению. Например, существительные «пальто», «мадам», «кенгуру» и другие несклоняемые  приобрели постоянные морфологические признаки, но проявляют их на синтаксическом уровне, а падежные значения этих слов выражаются  только аналитически.

    Лексическое освоение. Те заимствования, которые являются освоенными фонетически и грамматически, не всегда становятся частью основного словарного состава языка, т.к. из-за особенностей сферы употребления или стилистической окраски не становятся общеупотребительными (например, «коллоквиум», «инкунабула» и т.п.). Среди лексически не освоенных заимствованных слов можно выделить варваризмы и экзотизмы. Варваризмы – иноязычные вкрапления, часто используемые в текстах даже с сохранением первоначальной графики: «Как dandy лондонский одет…» (А.С. Пушкин) и т.п.
    Экзотизмы – слова, называющие реалии иной культуры («сейм», «янычар» и т.п.); употребляются эти слова обычно для придания речи местного колорита при описании иноземных обычаев.
    Слова, которые являются освоенными по всем трем показателям, – обычно они входят в основной словарный состав – не осознаются носителями языка как заимствованные, иноязычность такой лексики устанавливается только путем этимологического анализа. При этом достаточно часто происходит вытеснение исконного слова заимствованным аналогом.
    VI.Греческий язык. Общие сведения
    Греческий язык с его разновидностями составляет отдельную, греческую, группу индоевропейских языков. Сейчас он распространен на юге Балканского полуострова и прилегающих к нему островах Ионийского и Эгейского морей.
    В истории греческого языка выделяются три основных периода: древнегреческий (XIV в. до н.э. – IV в. н.э.), среднегреческий (V – XV вв.) и новогреческий (с XV в.) [9; 118]. Особую роль в формировании европейской культуры и многих индоевропейских языков сыграл древнегреческий. Этот язык принадлежит к наиболее ранним, зафиксированным с помощью письменности индоевропейским. Его древнейшие памятники, написанные силлабическим письмом и связываемые с Крито-микенский цивилизацией, относятся к XV-XI вв.

    Фонематическое греческое письмо, восходящее к финикийскому, возникло, предположительно, в IX-VIII вв. до н.э. Алфавитное греческое письмо разделялось на две ветви: восточную и западную. Западно-греческое письмо стало исходным для этрусского, латинского и древнегерманского, восточно-греческое развилось в классическое древнегреческое и византийское письмо. Современный общегреческий алфавит из 27  букв сложился в V-IV вв. до н.э.  Именно на основе греческого письма славянскими просветителями Кириллом и Мефодием была создана письменность славянская.
    Огромное влияние греческого языка на культуру народов индоевропейской языковой семьи на определенном историческом этапе неоспоримо. До сих пор во многих странах мира признаком образованности человека является его знание греческого – особенно древнегреческого – языка.

    Часть вторая. Исследование грецизмов
    I.Основные организационные моменты
    Исследование грецизмов в современной русской языковой картине мира проводилось в несколько основных этапов:
    1. Составление выборки слов греческого происхождения из этимологического словаря. Использован был «Краткий этимологический словарь…» Н.М. Шанского [20]. Основная масса слов, представленных в данном словаре, стилистически нейтральна, входит в основный словарный состав русского языка, что позволяет в дальнейшем спокойно работать с любыми контекстами, ориентируясь только на материал этой выборки. В тех случаях, когда словарь Шанского предлагал исключительно гипотетическую этимологию возможного грецизма, спорное происхождение слова уточнялось по «Этимологическому словарю…» М. Фасмера [18].
    2. Разделение слов основной выборки на группы по способу их проникновения в русский язык. Такая классификация позволяет создать достаточно четкую и полную картину взаимодействия греческих заимствований с другими элементами языковой картины мира.
    3. Проведение опроса среди старшеклассников школы № 156.  (см. «Приложение 3») Данный опрос направлен на определение места грецизмов в сознании носителя языка, выяснение, воспринимаются ли греческие языковые элементы как чужеродные. Кроме того, подобная методика позволяет рассмотреть словообразовательные возможности слов исследуемой группы (на примере нескольких) и изучить возможности культурно значимых грецизмов в пополнении ядерного (основного) и периферического (коннотативного) объема концептов. Опрос был проведен только в старших классах (10-ая и 11-ая параллели), т.к. школьники данного возраста уже могут рассматриваться как взрослые носители языка, готовые активно участвовать в его развитии, формировании его концептосферы. Кроме того, согласно возрастной периодизации Д.Б. Эльконина [6; 25], школьники в этом возрасте уже находятся на юношеской стадии психического развития, в это время их познавательные способности и объем памяти достигают своего максимального значения. В опросе участвовало по два класса с каждой параллели: экономической и гуманитарно-эстетической направленности. Это позволяет рассмотреть ответы людей с различным преобладающим типом мышления (соответственно, словесно-логическим и образным).
    4. Изучение репрезентаций грецизмов в дискурсе современных газет. Данная часть исследования позволяет рассмотреть некоторые особенности, которыми обладают слова основной выборки грецизмов: частота употребления этих слов в современном дискурсе, особенности словоупотребления и т.п. Был рассмотрен именно газетный дискурс, т.к. публицистический стиль является проницаемым для разностилевой лексики, но в целом стилистически нейтрален. Кроме того, хотя данный стиль и предполагает субъективность, его авторским своеобразием можно пренебречь, если исследовать достаточно большое количество статей. Рассмотрение, например, художественных текстов было бы не совсем корректным, т.к. стилевые черты данного контекста имели бы привязку к конкретной языковой личности автора. Рассмотрено было два всероссийских периодических издания, предназначенных для чтения широкими слоями населения, вне зависимости от половозрастной и социальной принадлежности: «Молодость Сибири» и «Честное слово». На данном этапе основным методом исследования был контекстный анализ.

    II.Степень адаптированности грецизмов в русском языке
    Практически все слова исходной выборки являются адаптированными к морфологической системе русского языка. Не все грецизмы входят в основный словарный состав языка (научная терминология: ономастика, орфоэпия и т.п.; церковная лексика: елей, епархия и т.п.), но основная масса слов – общеупотребительные, т.е. можно говорить об общей лексической освоенности. Кроме того, на высокую степень лексической адаптированности грецизмов указывает то, что среди них достаточно много стилистически окрашенных: наличие устаревших слов свидетельствует о том, что грецизмы наравне с исконными словами могут потерять свою актуальность при изменении каких-либо внешних обстоятельств (цирюльник, лицедей – архаизмы), наличие высокой или сниженной лексики показывает, что грецизмы занимают достаточно устойчивую позицию в русском языке – они проникают в речь разных стилей (фофан – элемент простонародной лексики, многие кальки – целомудрие, возмездие, благолепие и т.п. – относятся к высокому стилю).

    Для рассмотрения греческих заимствований по признаку лексической освоенности  целесообразно привести некоторые примеры терминологической лексики, не вошедшей в наш список, но отмеченной в словаре иностранных слов [3]. Обнаружено, что греческие по происхождению термины составляет терминологию практически всех областей науки и искусства: биологии (амитоз, автогенез, анабиоз, анафаза и т.п.) и, в частности, ботаники (анабазис, адонис и т.п.), геологии и минералогии (анаморфизм, александрит и т.п.), физики (акустика, анализаторы, анафорез и т.п.), экономики (анатоцизм и т.п.), медицины (акрокефалия, анамнез и т.п.), психологии (автофилия и т.п.), астрономии (анагалактический и т.п.), химии (аммиак, амфотерный и т.п.), архитектуры (акротерии и т.п.), географии (аклина и т.п.), музыки (агогика и т.п.), литературоведения (акмеизм, анапест и т.п.) и лингвистики (анадиплозис, амфиболия и т.п.). (Рассмотрены подробно только примеры из раздела на букву «А») Некоторые из этих терминов образованы уже в русском языке, но из греческих морфем.
    Видим, что грецизмы в русском языке играют огромную роль в создании научной картины мира; это можно объяснить тем, что именно в античных греческих трудах были заложены основы научного мировидения.

    III.Способы проникновения греческих языковых единиц в русский язык
    Слова основной выборки были распределены на несколько групп в зависимости от способа их проникновения в заимствующий язык:
    1. Прямые заимствования.
    Из 332 слов основной выборки 64 являются прямыми заимствованиями из греческого языка, что составляет примерно 20% материала исследования. Это книжные слова, относящиеся к различным сферам деятельности человека: церковная лексика (монах, монастырь и т.п.), терминология, – преимущественно общенаучная, достаточно широкой сферы употребления (атом, геометрия и т.п.). Примечательно, что значительное количество подобных слов было заимствовано древнерусским языком. Из этого следует, что именно на раннем этапе развития русский язык находился под влиянием греческого, непосредственно заимствуя из него наименования новых реалий  (в том числе и научных понятий), связанных с греческой культурой.

    2. Косвенные заимствования.
    158 слов из основной группы было заимствовано посредством других языков – 49% грецизмов. Слова данной категории пришли в русский язык через европейские языки романской (французский – 51% косвенных заимствований, латынь – 6%, итальянский – 2%), германской (немецкий – 14%, английский – 3%, голландский – 1%), славянской (польский – 8%, старославянский – 12%), балтийской (литовский – 1%) групп. Это свидетельствует о том, что греческий оказал огромное влияние на многие индоевропейские языки. Кроме того, было обнаружено два слова, непосредственно заимствованных из языков тюркской семьи (лиман, корабль). Этот факт свидетельствует о том, что ряд наименований проник в тюркские языки из греческого при заимствовании культурных реалий, т.к. культура античной Греции, Эллинизма, Византии долгое время определяла развитие духовной сферы не только Европы, но и Азии (обратим внимание на то, что в культурных традициях Византийской империи сочетались как западные, так и восточные веяния).

    Большое количество слов, заимствованных посредством западноевропейских языков, – следствие огромного влияния греческой культуры на становление культуры стран Западной Европы. Прямых заимствований из греческого в русском языке значительно меньше, чем косвенных. Это связано с тем, что непосредственное взаимодействие русской и греческой цивилизаций было достаточно ограниченным (из-за обусловленных историческими и географическими факторами различий национального мировидения, мышления людей), а культура многих европейских стран восходит к античной. Основная масса слов данной группы была заимствована из французского и немецкого языков; это может быть объяснено тем, что именно с культурой Франции и Германии исторически связана русская культура. Так, возможно, многие французские грецизмы (пластика, период, крем, скандал и т.п.) появились в эпоху просвещения, когда русское искусство и направления научной мысли формировались под влиянием французской философии.

    Необходимо отметить, что при подсчетах в данной группе учитывалось, из какого языка произошло прямое заимствование в русский, т.к. часто одно греческое слово проходит последовательное заимствование через несколько европейских языков (например, многие слова, прежде чем попасть в русский язык, были заимствованы из греческого в немецкий, а затем во французский либо наоборот – через французский в немецкий). В этом случае на исходную мотивировку слова постепенно накладываются различные коннотативные приращения, причем наиболее явно выраженными будут те семантические особенности слова, которые привнесены в периферию его значения последним из заимствующих языков (до русского). Таким образом, косвенные заимствования предстают как некое связующее звено между несколькими картинами мира.

    3. Слова, заимствованные посредством греческого.
    Слова данной группы (5 % грецизмов) по своему происхождению близки лексемам из предыдущей категории, это тоже косвенные заимствования. Принципиальное отличие заключается в том, что в данном случае греческий язык выступает не как первоисточник, система, в которой появилось данное слово, но как язык-посредник. Формируемая им картина мира фактически становится связующим звеном между русским мировоззрением и картиной мира языковой личности, говорящей на языке-первоисточнике. Хотя подобные слова и не являются собственно греческими, они значимы в нашем исследовании, т.к. при последовательном заимствовании одного слова несколькими языками, как уже было отмечено выше, оно не только проходит графическое, фонетическое, грамматическое освоение, но и приобретает новые коннотации, а иногда даже меняет какие-либо ядерные семы понятия в результате функционирования в новой языковой картине мира.  К этой группе относятся, например, все используемые сейчас названия месяцев, восходящие к латыни (из римского календаря), кроме того, слова пантера, сахар (индийские), папирус (египетское), осанна, сатана  (древнееврейские), сандалии (персидское), ладан (арабское), кукла (латинское).

    4. Кальки.
    84 слова исследуемой группы, что составляет 25,5%, являются кальками с греческих. Часто калькирования совершенно не воспринимаются носителями языка как нечто чужеродное, т.к. они составлены из русских морфем, но именно на примере калькирований можно рассмотреть четкую связь между способами концептуализации мира двумя разными языками. С точки зрения когнитивистики, при данном виде заимствования происходит следующее: слово, в мотивировке которого отразились особенности ментальной деятельности носителей языка, «переводится» на иностранный с попыткой сохранения исходной мотивировки. При этом слово обычно приобретает новую стилистическую окраску и принципиально новые оттенки значения, т.к. маловероятной представляется совершенная семантическая идентичность единиц разных языков.

    В русском языке представлены, преимущественно, словообразовательные кальки с греческого. Большинство из них являются старославянскими, что можно объяснить словотворческой деятельностью славянских просветителей, стремившихся создать русскую книжную лексику, использую при этом греческие образцы. Среди калек данного типа преобладают абстрактные существительные (благолепие, добродетель, равнодушие и т.п.), обозначающие понятия нравственной, философской категорий. Эти слова играют значительную роль в формировании концептосферы русского языка, представляя собой ценнейшие константы культуры («концепты, появившиеся в глубокой древности, прослеживающиеся до наших дней через взгляды философов, писателей и рядовых носителей языка» [10; 16]). Несмотря на то, что составлены словообразовательные кальки из русских морфем, зачастую они неосознанно воспринимаются носителями языка как элементы иностранной культуры, т.к. внешняя форма этих слов вступает в конфликт с внутренней, передающей ментальную логику носителей иного языка. 

    Интересно, что два слова из данной группы представляют собой своеобразные «двойные калькирования» – русское слово является калькированным с латинской кальки греческого: насекомое, нарицательное (имя). Существование таких слов подтверждает взаимосвязь греческой и римской культур.
     Помимо словообразовательных калек было обнаружено четыре семантических: род (грамматический), чернила, глава, глагол (часть речи). Подобные слова также отражают в своей внутренней форме мотивировку, появившуюся в греческом языке.

    В некоторых случаях одно и то же греческое слово послужило источником для двух заимствований в русском языке: проникновение слова в заимствующий язык прямым (либо косвенным) путем и калькирование. В некоторых случаях получившиеся слова остаются тождественными по лексическому значению и словоупотреблению – все слова в парах могут выступать как синонимы, но часто калька приобретает несколько иное значение либо иную стилистическую окраску. Можно привести следующие примеры: алфавит и азбука; орфография и правописание; устаревшее, не отмеченное в нашей выборке слово анахорет [8] и употребляющееся сейчас отшельник (разная стилистическая окраска); не отмеченное в нашем списке атеист [8] и безбожник; ортодоксальный и православный (расхождение лексического значения, второе слово приобрело более конкретное, частное значение); геометрия и землемерие; отсутствующее в нашей выборке анестезия [8] (медицинский термин) и бесчувствие (общеупотребительное); анонимный и безымянный; не отмеченное в нашем списке филантропия [8] и человеколюбие; не отмеченное в нашем списке слово синагога [8] и собор (заимствование и калька стали обозначать реалии разных религиозных субкультур); симфония и согласие (эти два слова связаны семой единства, присутствующей во всех значениях); отсутствующее в нашей выборке слово симпатия [8] и сострадание.

    5. Авторские неологизмы.
    Создание авторских неологизмов – один из действенных способов пополнения словарного состава языка. Не все подобные слова становятся элементом языковой картины мира, значительная их часть способна функционировать лишь в данном контексте. Но отдельные авторские неологизмы не только обретают вполне самостоятельное лексическое значение и стилистическую окраску, но и входят в активный словарный состав языка. Это некоторые поэтизмы, утратившие при использовании вне авторского контекста свою экспрессивность, а также слова, созданные для обозначения новых реалий (обычно это термины, вводимые в определенных научных работах).

    Среди исследуемых слов 2,5% по происхождению являются авторскими неологизмами, составленными из греческих морфем. Стоит отметить, что способ проникновения таких слов в русский язык – прямое заимствование из того языка, в котором они были созданы. Целесообразно привести здесь все обнаруженные примеры таких слов: азот – неологизм А. Лавуазье (химический термин; буквально «не дающий жизнь»); биология – неологизм Ж.-Б. Ламарка (дисциплина естественнонаучного цикла; буквально «учение о живом»); динамит – неологизм А. Нобеля (сейчас слово входит в основной словарный состав; буквально «сильный»); логарифм – неологизм Д. Непера (математический термин; буквально «отношение чисел»); неон – семантический неологизм У. Рамзая (химический термин; буквально «новый»); панорама – неологизм Баркера (буквально «весь обзор»); парашют – неологизм Бланшара (буквально «против падения»); семантика – неологизм М. Бреаля (лингвистический термин; буквально «значимое»).

    Таким образом, практически все слова данной группы являются терминами. Это свидетельствует о том, что, даже когда непосредственное заимствование терминологической лексики из греческого уже не происходит, греческие морфемы активно служат для производства новых терминов. Хотя такие слова и не являются грецизмами в строгом смысле этого слова, их семантика, выводящаяся из семантики отдельных морфем, представляет определенный интерес для нашей работы. Подобные неологизмы создаются на базе существующих значимых частей слова для передачи какого-либо нового понятия. Широкие возможности создания терминов с использованием именно греческих корней (обычно достаточно простых для осмысления носителями русского языка – за счет того, что эти морфемы используются во многих словах основного словарного состава и являются интуитивно понятными: -аэро-, -авто-, -фоно- и т.п.) доказывают, что греческий язык служит своеобразным связующим звеном между наивной и научной картинами мира.
    Для иллюстрации результатов по способам заимствования грецизмов в приложении приведены диаграммы

    IV.Анализ результатов опроса
    Опросник, предложенный старшеклассникам состоял из трех частей
    Часть первая
    Вопрос первый направлен на выяснение следующих моментов: воспринимаются ли грецизмы различных групп (см. «Способы проникновения греческих языковых единиц в русский язык») как заимствованные элементы и с какими другими языковыми картинами мира соотносятся для носителей языка греческие заимствования. В материал задания (на определение заимствованных слов из предложенных в списке) были включены общеупотребительные слова из каждой группы и некоторые термины, не вошедшие в основную выборку.  Для получения объективных результатов в список было добавлено несколько слов, заимствованных из других языков (латинский, английский), и несколько исконных русских слов.

    Были получены следующие результаты:
    1. Многие греческие слова (особенно терминологическая лексика) были указаны как заимствованные из латыни (и наоборот), чем подтверждается уже неоднократно отмеченная в нашей работе связь между греческой и латинской картинами мира.
    2. Сложные термины, в морфемном составе которых есть какие-либо из достаточно широко известных интернациональных элементов (-фоно-, -кардио-, поли-, -морфо- и т.п.) в большинстве работ действительно рассматривались как греческие, а заимствованные через французский язык слова патефон и бюрократ, в которых только второй корень является греческим, во многих работах тоже были отмечены как грецизмы. Это свидетельствует о том, что в данном случае школьники делали выводы на основе внешней формы слова.
    3. Калькирования обычно воспринимались как исконные слова, но достаточно большое количество человек указало на их старославянскую или греческую природу. Этим подтверждается высказанное выше предположение о том, что у калькирований наблюдается противоречие между внешней и внутренней формами.
    4. Полностью освоенные и фонетически, и лексически, и грамматически грецизмы практика, протокол, символ практически всеми респондентами воспринимались как исконные русские, в отличие, например, от не освоенного полностью фонетически термос («е» не передает мягкость предшествующего согласного).
    5. Слова елей и православный многими воспринимались как заимствованные из церковнославянского или древнееврейского. Это связано с тем, что данные грецизмы имеют отношение к церковной сфере. Таким образом,  в сознании носителей языка греческая языковая картина мира тесно связана с христианскими религиозными представлениями.
    6. Некоторые опрошенные указывали на заимствованную природу исследуемых слов, но предполагали, что они происходят из западноевропейских языков романской, германской групп, другие связывали те же слова с языками индийской ветви или даже тюркской семьи. Это свидетельствует о том, что в греческой языковой картине мира естественным образом переплетаются элементы как западной, так и восточной культур. 

    Часть вторая
    Вопрос второй направлен на определение культурной значимости грецизмов в языковой картине мира, их места в русской концептосфере. Учащимся было предложено указать ассоциации, вызываемые у них указанными словами. В задание было включено семь полностью освоенных в русском языке слов, предположительно являющихся достаточно значимыми понятиями культуры. Были получены следующие результаты:
    1. Опрошенные привели огромное количество ассоциаций, основанных на различных принципах (сходства, смежности, контраста и т.п.); ассоциативные связи созданы на основе понятий о моральных ценностях и человеческих качествах (доброта, нежность), категорий времени (вечность), пространства (бескрайний), цвета (синий, белый) и т.д. Это позволяет говорить об указанных грецизмах как о концептах, занимающих важное место в языковой картине мира.
    2. Среди приведенных ассоциаций встречаются важнейшие константы русской культуры (вода, земля, свет, небо и т.п.), т.е. указанные грецизмы тесно связаны с русским мировидением.
    3. Часто опрошенные связывали данные слова с элементами иностранной культуры, в частности – греческой. Так, на многие слова давались ассоциации, относящиеся к греческой мифологии (Орфей – на слово лира; Ахиллес, Геракл – на слово герой и т.п.). Особенно ярко связь с греческой культурой проявилась в ассоциациях на слово лира, которое и сейчас вне поэтического контекста часто воспринимается как экзотизм: греки, Греция, арфа, муза и т.п. Кроме того, многие слова, приводимые в качестве ассоциаций, сами по происхождению являются греческими. Эти факты свидетельствуют о том, что грецизмы все-таки неотделимы от картины мира, формируемой греческим языком, и вносят в русскую языковую картину мира элементы нерусской культуры.

    Часть третья
    Третий вопрос направлен на определение словообразовательных возможностей грецизмов в современном русском языке. Старшеклассникам было предложено подобрать слова, однокоренные указанным в задании. Среди шести приведенных слов три (нерв, символ, магнит) являются общеупотребительными, другие три (акустика, гидрофобия и орфография) – терминами. Результаты опроса показали, что словообразовательное гнездо первых трех слов включает в себя огромное количество однокоренных слов. В целом по ответам опрошенных можно было полностью восстановить словообразовательные гнезда, приводимые в соответствующих словарных статьях словаря А.Н. Тихонова [17].Это свидетельствует о том, что достаточно освоенные в русском языке грецизмы по своим словообразовательным возможностям приближены к словам исконным. Из слов, однокоренных трем терминам, приводились только прилагательные акустический, гидрофобный и орфографический. Кроме того, некоторые учащиеся приводили слова с каким-либо одним из корней слов гидрофобия и орфография (фобия, гидролиз, орфоэпия, графический и т.п.), чем снова подтверждается универсальный характер греческих морфем.

    V. Употребление грецизмов в современном дискурсе
    В дискурсе исследуемых периодических изданий (см. «Основные организационные моменты»), вышедших за одну неделю, 236 раз встретились слова основной выборки грецизмов и их производные.
    Слова исследуемой группы способны участвовать в образовании лексикализованных сочетаний. Так, было обнаружено несколько случаев употребления речевых штампов (один из компонентов – греческое слово), являющихся потерявшими экспрессивность метафорами (разгорелся скандал, экономить время и нервы и т.п.). Кроме того, в некоторых контекстах употреблялись термины, выраженные словосочетаниями (высшая нервная деятельность  и т.п.).

    Каких-либо ярко выраженных особенностей словоупотребления, валентности слов греческого происхождения на основе исследуемого газетного дискурса выявлено не было. Кроме того, можно отметить, что исследуемые слова входят в состав самых разнообразных синтаксических конструкций.
    Из всего вышеперечисленного следует, что слова греческого происхождения в современном дискурсе употребляются достаточно часто, т.е. на современном этапе развития языка и культуры они способны успешно выполнять те же функции, что и исконные слова.

    VI.Место слов исследуемой группы в языковой картине мира
    Соединяя воедино результаты всей проделанной работы, можно сделать следующие выводы:
    1. В современном дискурсе освоенные греческие заимствования функционируют по тем же основным законам языковой системы, что и слова исконные, выполняют те же функции и зачастую не осознаются носителями языка как заимствованные элементы.
    2. Грецизмы являются неотъемлемой частью русской языковой картины мира, они тесно связаны со многими другими ее элементами. Образуя некий фрагмент языковой картины мира, они выступают в роли элементарных единиц когнитивных процессов, формируя мировосприятие носителя языка.
    3. Среди греческих заимствований есть ценнейшие константы культуры (космос, ангел, герой и т.п.), связанные с такими константами русской культуры, как свет, небо, земля, вода и т.д.  Формируемые грецизмами концепты отличает одна характерная особенность: сохранение коннотаций, обуславливаемых греческой культурой. Т.к. влиянию греческого в тот или иной период подвергались многие индоевропейские языки, сейчас константы культуры, образованные грецизмами, можно рассматривать как универсальные, имеющий интернациональный характер.
    4. Посредством старославянского (преимущественно, через калькирования) греческий язык оказал огромное влияние на формирование абстрактной книжной лексики русского языка.
    5. Т.к. основные направления западноевропейской научной мысли были сформированы именно в Греции, а основной пласт терминологической лексики практически всех научных областей восходит к греческому языку, греческую языковую картину мира можно назвать рассматривать как своеобразное связующее звено между наивной картиной мира и научной, переводящее в форму  научного мировидения простейшие когнитивные элементы языковой картины мира.
    6. Через косвенные заимствования из греческого и посредством греческого осуществляется и закрепляется в вербальной форме связь между русской (славянской) культурой и культурами зарубежных стран – преимущественно, Западной Европы, в некоторой степени и Востока (так сохраняется историческая связь греческой и восточной культур).

    Заключение
    Итак, наша работа, посвященная изучению заимствований из греческого языка в лингвокультурологическом аспекте, завершена. Конечно, представленный здесь анализ не может считаться совершенно полным, т.к. рассмотрены были только некоторые самые основные стороны реализации грецизмов в современном русском языке, но в целом была получена достаточно ясная картина функционирования грецизмов в русской языковой картине мира.

    Можно выделить следующие направления дальнейших исследований в этой области:
    1) уточнить полученные данные на большем количестве исследуемых слов;
    2) проанализировать репрезентации греческих заимствований в различных дискурсах;
    3) подробно рассмотреть состав концептов, происходящих из греческой культуры;
    4)  рассмотреть особенности заимствований из какого-либо другого языка, например, латинского, и сравнить результаты с полученными в данной работе.

    Сейчас лингвокультурология – молодое и перспективное лингвистическое направление, которое с каждым годом  находит все больше и больше последователей. Каждое новое исследование рассматривает один вопрос и открывает следующий. Так начинается новый этап научных изысканий. Познать всей глубины этой прекрасной науки невозможно, и сегодня мы счастливы тем, что смогли немного прикоснуться к разгадке тайны о взаимосвязи языка и культуры – двух величайших творений разума.

    Способы проникновения грецизмов в русский язык

    Языки, посредством которых происходило косвенное заимствование


    Слова, образованные путем калькирования с греческого



    Список использованной литературы

    1. Алефиренко Н.Ф. Современные проблемы науки о языке: Учебное пособие. – М.: Флинта: Наука, 2005
    2. Барлас Л.Г. Русский язык. Введение в науку о языке. Лексикология. Этимология. Фразеология. Лексикография: Учебник/ Под ред. Г.Г. Инфантовой. – М.: Флинта: Наука, 2003
    3. Большой словарь иностранных слов. – М.: ЮНВЕРС, 2003
    4. Введенская Л.А., Колесников Н.П. Этимология: Учебное пособие. – СПб.: Питер, 2004
    5. Гируцкий А.А. Введение в языкознание: Учеб. Пособие. Мн. «Тетрасистемс», 2003
    6. Дарвиш О.Б. Возрастная психология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений /Под ред. В.Е. Клочко. – М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003
    7. Кронгауз М.А. Семантика: Учебник для студ. лингв. фак. высш. учеб. заведений. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Издательский центр «Академия», 2005
    8. Кузнецов С.А. Современный толковый словарь русского языка. – М.: Ридерз Дайджест, 2004
    9. Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990
    10. Маслова В.А. Когнитивная лингвистика: Учебное пособие. – Мн.: ТетраСистемс, 2004
    11. Маслова В.А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2001
    12. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеологических выражений / Российская Академия наук. Институт русского языка; Российский фонд культуры; – М.: АЗЪ, 1993
    13. Панов М.В. Энциклопедический словарь юного филолога (языкознание). – М.: Педагогика, 1984
    14. Реформатский А.А. Введение в языковедение: Учебник для вузов/ Под ред. В.А. Виноградова. – М.: Аспект Пресс, 2002
    15. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. – М.: ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство АСТ», 2001
    16. Руднев В.П. Словарь культуры XX века. – М.: Аграф, 1998
    17. Тихонов А.Н. Школьный словообразовательный словарь русского языка. – М.: Цитадель-трейд, СПб.: Виктория плюс, 2005
    18. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т./ Пер. с нем. и доп. О.Н. Трубачева. – 2-е изд., стер. – М.: Прогресс, 1986
    19. Фрумкина Р.М. Психолингвистика: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2001
    20. Шанский Н.М., Иванов В.В., Шанская Т.В. Краткий этимологический словарь русского языка. Пособие для учителей. – М.: «Просвещение», 1975




    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование