Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
     
    Галина Михайловна Шипицына
    доктор филологических наук,
    профессор кафедры русского языка и методики преподавания
    Белгородского государственного университета
     
     
    Об одном стихотворении Ивана Бунина
     

    Неумолимо движется время. Меняются жизнь народа, его мышление, ценностные ориентиры, быт и культура. Уходят одни предметы и явления, на смену им приходят другие. Все эти изменения отражаются в языке, потому что вслед за развитием общества язык тоже изменяется. Наиболее подвержен изменениям словарный состав языка как система наименований для всего существующего. В связи с этим все больше отдаляются от нас по составу лексики литературные шедевры наших классиков, и не только писателей XIX века — А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Н. В. Гоголя, но и выдающихся литераторов XX века, особенно его 1-й половины. Зачастую их произведения требуют специального лингвоисторического комментария, необходимого для понимания произведения молодым человеком XXI века, да и не только молодым. Такой комментарий необходим всем нам, кто, как писал А.И. Солженицын в своем «Русском словаре языкового расширения», «оттеснен от корней языка затертостью сегодняшней письменной речи», и «по поспешности нашего века», «по небрежности словоупотребления», и из-за «всеобщего падения чутья к языку» уже не понимает значений некоторых слов русской классической литературы, а значит, и не может понять и по-настоящему прочувствовать смыслы употребленных в произведении слов.

    Мы предлагаем такой комментарий к великолепному стихотворению о родине Ивана Алексеевича Бунина (годы жизни 1870-1953), написанному в 1905 году; это стихотворение без названия.

    В лесу, в горе родник, живой и звонкий,
    Над родником старинный голубец
    С лубочной почерневшею иконкой,
    А в роднике березовый корец.

    Я не люблю, о Русь, твоей несмелой,
    Тысячелетней рабской нищеты.
    Но этот крест, но этот ковшик белый ...
    Смиренные, родимые черты!
    (И. Бунин. В лесу, в горе родник...)

    Это стихотворение с очень глубоким содержанием, пронизано весьма сильными, но противоречивыми чувствами любви к родине и русскому народу. Плохо, что это нищий народ, излишне покорный, терпящий нужду не одно тысячелетие. С другой стороны, как много в этом народе того, что дорого поэту. Но чтобы разобраться, в чем заключается волнующая трогательность воспоминаний поэта, надо понимать смысл каждого слова стихотворения. Стихотворение короткое, и слов в нем немного, но они насыщены культуроносным содержанием, связанным с крестьянским бытом и традициями именно его, И.А. Бунина, родины.

    К ключевым словам, выражающим основную мысль и главные чувства поэта, можно отнести и такие слова, которые сейчас вообще не употребляются, особенно в литературно-книжных разновидностях речи: голубец, лубочная иконка, березовый корец. В словарях современного языка их не найти, поскольку они ушли из активного словарного состава как обозначения предметов быта прошлых эпох (стали историзмами). В сознании современного человека, особенно горожанина, они уже не вызывают образов народной жизни прошлого — тех, которые возникали у И.А. Бунина, потому и полного проникновения в семантику и эмоциональное богатство стихотворения быть не может. В данном случае важно не только раскрытие лексического значения этих слов, но и создание образного представления о предметах, обозначавшихся этими словами. Поэтому и анализ устаревших слов следует проводить не формально, а с попыткой создания образных представлений об упомянутых предметах русской старины. Поскольку в словарях мы не нашли ответы на все вопросы, частично будем опираться и на собственные наблюдения и рассказы людей старшего поколения, жителей сельской глубинки.

    ... Над родником старинный голубец...

    Голубец — слово с давно устаревшим значением, в современных словарях и даже в исторических толковых и этимологических словарях в нужном значении его мы не нашли. К счастью, оно было зафиксировано В.И.Далем, и в его словаре приводится несколько значений этого слова. Ближе всего к контексту стихотворения И.А.Бунина такие значения: 1. «Памятник»; 2. «Могильный памятник с крышей, будкой, домиком»; 3. «Крест с кровелькой».

    В стихотворении сказано, что голубец с иконкой над родником. Поскольку речь идет о роднике, то, надо полагать, что голубец именно крест с кровелькой, т.е. с небольшой крышей, прикрывающей крест и иконку от дождя и снега (Над родником старинный голубец / С лубочной почерневшею иконкой). И крест в этом случае никак не надмогильное сооружение (у родника не хоронили людей). Скорее всего, это крест как предмет христианского культа (недаром на нем иконка), символизирующий святость места; это сакральное и символическое значение слова. Место у родников и сами родники действительно освящались церковью как очень важные места природы, Божьего творения, где была вода — символ и основа жизни (у слова родник этимологический корень род, однокоренные слова — родить, родной, родина). У родника с крестом и иконой всякий человек мог не только напиться чистой и прохладной воды, отдохнуть, но и помолиться Богу перед иконкой, поблагодарить Его за этот дар (для верующего человека это очень важно!). Сельские жители знали, ценили и берегли родники в своей округе, дорожили ими как святыней. Место возле родника сохраняли в чистоте, подходы к воде укладывали ветками, поленьями. Деревья по родниковым протокам не вырубали, и вода там была всегда в тени, оставалась холодной, прозрачно-чистой и свежей, в народе она считается целебной.

    Но как понять этимологическое значение слова голубец («крест»), есть ли генетическая связь со словом голубь! Поскольку в словарях ответа мы не нашли, выскажем собственные предположения на этот счет. Для нас очевидна связь названия креста под кровелькой или в будке (голубец) со словом голубь, от которого оно и было образовано с помощью суффикса -ец. Словообразовательная мотивация основывается на некотором сходстве такого креста с домиком для птиц — голубятней и даже скворечником. К тому же сакрально-символическое значение слова голубец (культовый предмет, воплощающий духовные ценности народа) унаследовало от слова голубь ореол положительных эмоциональных смыслов как приращений к значению слова (коннотаций), связанных с выражением особого отношения к голубям на Руси. Голуби живут рядом с человеком, люди их кормят, строят им домики-голубятни и вообще относятся к ним с любовью, что выражается и в языке — в эмоциональных переносных обозначениях человека, ласковых обращениях к человеку, в названиях действий человека: голуба, голубка, голубок, голубочек, голубонъка, голубчик, голубушка, приголубить. Этот ореол положительных эмоций, связанный с голубями, перенесен и на крест как духовный символ христианства, православия.

    ... С лубочной почерневшею иконкой...

    Что такое лубочная? Обратимся к истории слова. Луб — это мягкая, гибкая внутренняя часть коры, находящаяся под твердой и неровной (с бугорками, шишками) наружной ее частью. Этимологическое значение: луб— «то, что обдирается; кора, лыко». Древний корень слова — лу- со значением «драть, обдирать». Родственные слова — лубяной и Лубянка (сделанный из луба), пролубка (чаша, выдолбленная из куска дерева). Например, древняя пословица Вокруг пролубки все голубки со значением «все хороши, все дружны те, которые едят из одной чаши (или пока едят из одной чаши)». В старое время вся семья и даже артель работников, — все ели из одной чаши, таская из нее пищу деревянными ложками. Луб сдирали с деревьев, особенно с липы, вяза, березы. Из него плели корзины, лапти, делали короба, лотки, табакерки, шкатулки и тому подобные предметы Деревенского быта, обшивали спинки саней и вообще разные повозки, подкладывали под тес в кровле, использовали при постройке шалашей, балаганов в местах крестьянских хозяйственных работ. Домик, сделанный именно из луба, был в сказке «Лиса и Заяц» у Зайца, которого Лиса выгнала из его дома, когда ее собственный дом по весне растаял: Была у Лисы избушка ледяная, а у Зайца лубяная.

    Лубком называлась и липовая дощечка, на которой вырезали рисунок и буквы — получалась печатная форма с которой печатались гравюры. Такие гравюры тоже получили название лубок, или лубочная картинка.
    Картинки были простенькими, отражали примитивный вкус их создателей, иногда возле картинки был написан столь же простенький текст или стишок. Лубочные картинки украшали быт простого народа. Недаром Иванушка-дурачок из сказки Петра Ершова «Конек-Горбунок», отказывавшийся идти ночью в поле сторожить пшеницу, несмотря на сердитые окрики братьев, согласился с тем условием, что ему купят лубков:

    ... Наконец,
    Подошел к нему отец.
    Говорит ему: «Послушай,
    Побегай в дозор, Ванюша,
    Я куплю тебе лубков,
    Дам гороху и бобов».
    Лубочные картинки могли развешивать на стенах в избах и не только крестьяне. Так, ими было украшено жилище семьи капитана Миронова, начальника Белогорской крепости из повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». А.С. Пушкин не без юмора описывает убранство комнаты:

    В углу стоял шкаф с посудой; на стене висел диплом офицерский за стеклом и в рамке; около него красовались лубочные картинки, представляющие взятие Кистрина и Очакова, также выбор невесты и погребение кота.

    Такой набор сюжетов лубочных картинок слишком пестрый: по соседству с офицерским дипломом и рисунками на тему военных баталий (что было бы уместно в жилище военного служаки) висит картинка, изображающая выбор невесты, но еще комичнее — погребение кота. Иронично в этом контексте выглядит высокое по стилистической окраске слово погребение: о закапывании мертвого (и даже дохлого) кота. Эти сюжеты лубочных картинок, как и само их наличие, — важная деталь, раскрывающая облик командующего состава у белогорского гарнизона и стиль их простейшего, примитивного быта. Кстати, и в описании самой Белогорской крепости есть интересующее нас слово:
     
    С одной стороны стояли три или четыре скирда сена, полузанесенные снегом; с другой скривившаяся мельница, с лубочными крыльями, лениво опущенными.
     
    Оказывается, из луба делали еще и крылья ветряных мельниц.

    Но вернемся к предмету нашего рассуждения — к стихотворению Ивана Бунина. Итак, мы выяснили, что такое лубочная почерневшая иконка: это старинное (она уже почернела) кустарное изображение иконы.

    ... А в роднике березовый корец...

    Слово корец образовано от слова кора. Были родственные слова: корыто — «сосуд из древесного луба или выдолбленный в бревне сосуд в виде современной ванны», коречок — «маленький корец», кореч-ник — «мастер, делающий корцы»,). Слово корец было многозначным: им называли различные изделия из древесного материала — ковши и сосуды как посуду и тару, черпаки и совки, деревянные лари и сундуки; слово корец обозначало и меру зерна, вмещавшегося в мерный корец, корец как мера пахотной земли, для засевания которой требовался один корец зерна (метонимический перенос значения).

    Мы полагаем, что в стихотворении Ивана Бунина словом корец обозначается небольшой ковшик-черпачок, который крестьяне мастерили из бересты для зачерпывания воды из родника (в роднике березовый корец). Делали такой корец, скручивая березовую кору в виде треугольного стакана, получившийся черпачок прикрепляли берестяной лентой или травой, гибкой веткой к палочке, конец которой был сучковатым с раздвоенными ответвлениями (такая ветка-палочка называлась коряка, т.е. ветка раскорячилась, разделилась). В эти ответвления ветки удобно помещался уголок черпачка. Такой черпачок-ковшик служил всем, кто заходил к роднику. Была такая прекрасная народная традиция, она, вероятно, и сейчас жива в сельской местности. Крестьянин всегда бережно относился к природе, особенно к родникам, колодцам и водоемам, стараясь оставить о своем пребывании возле них такой след, который не нанесет вреда природе и будет полезен тем людям, которые придут после него на это место.
    В своем стихотворении Иван Бунин вспоминает эти белые березовые ковшики у родников. Ему дороги эти воспоминания, они говорят о трогательно бережном отношении простого русского человека к природе, о его нравственной чистоте и искренней, не показной, а настоящей внутренней культуре и порядочности. Во всём этом поэт видит смиренные, родимые черты своего народа.
     
     
    «Русский язык и литература для школьников» . – 2013 . - № 6 . – С. 60-64.
     
     




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование