Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо


    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Интерпретации 

    Школьная библиотека

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  



    Пушкинское Захарово

    Сельцо Захарово... Так называлось это небольшое имение в сорока верстах от Москвы по Можайской дороге, когда его в 1804 году купила бабушка поэта Мария Алексеевна Ганнибал. С тех пор, в течение шести лет семейство Пушкиных выезжало сюда из Москвы на лето, а один год провело здесь и зиму.
    Деревянный одноэтажный домик с «красной кровлей», два флигеля, где размещались дети с гувернерами и дворня, регулярный и пейзажный napк, старинный пруд на peкe Шараповке, еловый лес, а также 910 десятин земли и 10 крестьянских дворов с 74 крепостными - таким было Захарово при Пушкине.
    Здесь, среди прекрасной подмосковной природы прошло долицейское детство поэта, отсюда начиналось для него Отечество.

    В младенчестве моем я чувствовать умел,
    Все Жизнью вкpyг меня дышало,
    Все резвый ум обворожало,
    И первую черту я быстро пролетел.
    С какой тихою кpacoю
    Минуты детства пpoтекли...


    Если в городе был маленький Пушкин «неповоротлив и молчалив», то «едва дохнул он привольным воздухом сельской природы, как в характере его произошла резкая перемена: прежняя сонливость сменилась вдруг резвостью и шалостями, переходящими всякие границы», - писал первый биограф поэта Н. Венкслер.

    Сам Пушкин вспоминал, как в детстве носился он по полям и рощам и, «воображая себя былинным героем, сшибал палкою верхушки растений».

    Отголоски няниных сказок, лубочные картинки, увиденные им в крестьянских избах, необъятность захаровских просторов - все это, чудесно преломляясь в юной душе, рождало бурную ответную реакцию. Отсюда имена многих героев будущих сказок Пушкина - Руслан, Салтан, Дадон, Гвидон...
    Вечерами заслушивались дети сказками доброй няни Арины, а бабушка Марья Алексеевна, «женщина ума светлого и образованного», происходившая из древнего рода Ржевских, любила вспоминать о былом, о деде своего мужа Арапе Петра Великого, Абраме Ганнибале, об обычаях и нравах дворян ХУШ столетия...

    В то время под Moсквой существовали еще самобытные уголки, хранившие обычаи, родники чистейшей поэзии. «Зажиточные крестьяне Захарова не боялись веселиться: песни, хороводы и пляски пелись и плясались там часто...» - писал в середине XIX векa П. Анненков.

    Захаровскими впечатлениями навеяны образы поэмы «Руслан и Людмила», начатой Пушкиным еще в Лицее; в Захарове им была услышана песня «Как во городе было во Казани..», которую в трагедии «Борис Годунов» поет Варлаам.

    Для Пушкина, домашнее воспитание которого, как это было принято в дворянских семьях, велось исключительно на французском языке, знакомство с народной речью значило необычайно много. «Если зимой, в доме отца, в обществе лучших писателей того времени, Пушкин с ранних лет стал увлекаться литературой, то летом, в деревне бабушки, он уже ребенком сжился с народной жизнью», - замечал В. Брюсов.

    Не из этих ли двух великих источников, русской и французской культуры, берет начало сам феномен пушкинского стиха - поразительно легкого и мудрого одновременно?
    В шесть лет Пушкин уже читал Гомера и Плутарха, а девяти лет, подражая своему любимому Мольеру, «импровизировал Комедийки и, по общему согласию с сестрой (Ольгой), устроил нечто вроде театра, где автором и актером был брат, а публикой - сестра. Раз как-то публика освистала его пьесу «L'Escamoteur» (Похититель). Автор, потерпевший фиаско, отшутился эпиграммой на самого себя:

    Dis moi,
    powquoi I'Escamoteur
    Est-ti sMe par le parterre?
    Helas - c'est que le pauvre auteur
    L'escamota de Moliere.
    «Скажи, за что партер освистал моего «Похитителя»?
    Увы! За то, что бедный автор похитил его у Мольера».

    В Захарове в дядьки к Пушкину был приставлен молодой дворовый Никита Козлов. Грамотный, страстно любивший литературу, он приучил воспитанника к дальним пешим прогулкам, привычку к кoтopым тот сохранил на всю жизнь. Позже названия окрестных сел и деревень встретятся в пушкинских, произведениях:
    «...Были Колбинские, захарьевские, приказчица с дочерью, хлупинские - рассказывает своей барышне о сельском празднике Настасья в повести «Барышня-Крестьянка».
    А в трагедии «Борис Годунов» хозяйка Корчмы объясняет Григорию Отрепьеву (Самозванцу) дорогу в Литву знакомым с детства Пушкину языком: «...Вот хоть отсюда свороти влево, да бором иди по тропинке до часовни..., а там прямо через болото на Хлопино, а оттуда на Захарьево...».
    Впечатлениями от поездки к древнему Саввино-Сторожевскому монастырю под Звенигородом, хранившему мощи его основателя, Преподобного Саввы, навеяны строки стихотворений «Монах» и «На тихих берегах Москвы»:

    На тихих берегах Москвы
    Церквей, венчанные Крестами,
    Сияют ветхие главы
    Над монастырскими стенами.
    Кругом простерлись по холмам
    Вовек не рубленные рощи,
    Издавна почивают там
    Угодника святые мощи...

    Ближайшая церковь, Которую посещала семья Пушкиных, - Преображенский собор - находится в двух верстах от Захарова, в селе Вяземы. Когда-то роскошная вотчина Бориса Годунова, это древнее дворцовое село помнило польско-литовское нашествие Лжедимитрия. На внутренних стенах пятиглавого храма мог видеть маленький Саша надписи на польском языке, процарапанные кем-то из свиты Самозванца. А у ограды, под старинной ветвистой липой, - могила брата Пушкина Николеньки, умершего в Захарове в раннем детстве. Так пересекалась в сознании юного поэта личная боль и трагедия народа.
    В тe годы, когда бывал здесь Пушкин, Вяземы находились в роду Князей Голицыных, с которыми Пушкины были в дальнем родстве. Мать тогдашнего владельца Вязем, московского генерал-губернатора Дмитрия Владимировича Голицына, Наталья Петровна, была яркой представительницей века восемнадцатого.

    «Фрейлина при пяти императорах», прозванная в свете «princesse moustache» (усатая Княгиня), она прожила долгую и бурную жизнь. В молодости блистала она в Париже и Версале, при дворе Королевы Марии-Антуанетты. Как-то ее внук рассказал Пушкину домашний анекдот о трех Картах, якобы сообщенных бабушке парижским «искателем приключений» Сен-Жерменом. Позже сюжет этот лег в основу «Пиковой дамы».
    «Моя «Пиковая дама» в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семерку и туза. При Дворе нашли сходство между старой графиней и кн. Натальей Петровной и, кажется, не сердятся...» (Из дневника А.С. Пушкина).

    В 1810 году имение Захарово продается, а одиннадцатилетний Александр Пушкин покидает Москву для учебы в Царскосельском Лицее. Но навсегда в его памяти останутся годы, проведенные в бабушкиной «подмосковной».

    Края Москвы, Края родные,
    Где на заре цветущих лет
    Часы беспечности я тратил золотые,
    Не зная горестей и бед...

    Спустя два года петербургской жизни, на пороге юности, словно пытаясь удержать навсегда уходящее детство, он пишет о Захарове в стихотворном послании к своему лицейскому другу Юдину:

    ...Не лучше ли в деревне дальней
    Или в смиренном городке,
    Вдали столиц, забот и грома,
    Укрыться в мирном уголке,
    С которым роскошь незнакома,
    Где можно в праздник отдохнуть!»
    О, если бы когда-нибудь
    Сбылись поэта сновиденья!
    Ужель отрад уединенья
    Ему вкушать не суждено?

    Пройдет долгих девятнадцать лет, и, перед женитьбой, летом 1830 года, чувствуя необходимость подвести некий жизненный итог, Пушкин вновь посетит чужое уже Захарово. Отражение нахлынувших тогда на поэта переживаний - в произведениях, написанных им в тот же год, в знаменитую болдинскую осень.

    Мне видится мое селенье,
    Мое Захарово; оно
    С заборами в реке волнистой
    С мостом и рощею тенистой
    Зерцалом вод отражено.
    На холме домик мой;
    С балкона
    Могу сойти в веселый сад.
    Где вместе Флора и Помона
    Цветы с плодами мне дарят,
    Где старых кленов темный ряд
    Возносится до небосклона,
    И глухо тополы шумят.
    Туда с зарею поспешаю
    С смиренным заступом в руках,
    В лугах тропинку извиваю,
    Тюльпан и розу поливаю -
    И счастлив в утренних трудах.

    Двадцатый век безжалостно и бездумно вторгся в некогда тихую жизнь подмосковных усадеб, уничтожив их несравненное очарование и красоту. Не уцелел пушкинский дом, нет и березовой рощи; вплотную к заповедным местам подступает чужеродная застройка. Но осталась пушкинская земля, сохранились и no-прежнему напоминают нам о поэте пруд, плотина с мостиком, подъездная дорога, проходящая вдоль всей усадьбы. И сегодня, по рельефу, по отдельным старым деревьям можно выявить ее планировку, представить, как выглядела она при Пушкине.

    ... Уж вижу в сумрачной дали
    Мой тесный домик, рощи темны,
    Калитку, cадик, ближний пруд,
    И снова я, философ скромный,
    Укрылся в милый мне приют.
    И, мир забыв и им забвенный, -
    Покой души вкушаю вновь...

    М. Гладилин. «Пушкинское Захарово».
    Государственный историко-литературный музей-заповедник А.С. Пушкина (Вяземы-Захарово).
    ТОО «Вера», Волгоград, 1995





    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование