Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика 

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
    Ксения Шульц, учащаяся 8 «Б» класса,
    Луиза Кроловецкая, учащаяся 11 «Б» класса,
    Ирина Мочалкина, учащаяся 9 «Б» класса МБОУ COШ № 26
    Ю.В. Волкова, руководитель, учитель географии МБОУ COШ № 14,
    г. Новороссийск
     
     
    Лошади в жизни шапсугов
     
     
    Введение
     
    В жизни многих народов огромное место отведено лошади. Для адыгов это не просто животное, это, прежде всего боевой друг, соратник воина. Представляет интерес особый уход за конем, отношение к нему.
    В качестве объекта данной работы выступает одно из основных занятий шапсугов - коневодство.
    Цель состоит в изучении особенностей разведения лошадей у малых народов Адыгеи, воинских обычаев, формирования взаимоотношений воина и его боевого коня.
     
    Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
    1. Познакомиться с основными занятиями шапсугов.
    2. Ознакомиться с материалами Национального музея Адыгеи, содержащими информацию о значении лошадей в жизни шапсугов и адыгов, а также с другими информационными ресурсами.
    3. Рассмотреть особенности разведения и использования лошадей.
     
    Практической базой исследования послужило посещение национального этнографического музея Адыгеи, в том числе рассказ экскурсовода Тов Аслана Ахмедовича - старшего научного сотрудника музея.
    Теоретической базой исследования являются материалы интернет-ресурсов.
     
    Теоретическое описание осуществления и результатов проекта
     
    1. Об особенностях занятий шапсугов
     
    Традиционная культура шапсугов характеризовалась общеадыгскими чертами. Различия в характере хозяйства, поселения и жилищ определялись географическими и природно-климатическими условиями.
    У шапсугов существовало два типа поселения: хаблъ - поселение близких родственников и куадж – соседско-территориальное многодворное поселение. Они имели свободную разбросанную планировку и тянулись вдоль рек на многие километры. Так, в долине реки Шахе находилось около семидесяти поселений шапсугов и их соседей убыхов.
     
    Обычно большая семья занимала усадьбу, включающую жилые и хозяйственные постройки.
    В XVIII - первой половине XIX в. жилище шапсугов состояло из одной либо двух-трех комнат, имевших отдельный вход. Характерным было функциональное разделение дома на две половины. Мужская половина служила (в отсутствии отдельного строения) также гостевой комнатой, или хачещ, кунацкая.
    Причерноморским шапсугам издавна были известны основные системы земледелия - подсечная и чередование культур. Широко применялись удобрение, орошение и террасирование горных склонов. Горцы возделывали различные виды и сорта проса и кукурузы, пшеницу и ячмень, овес, лен и коноплю. Высокого уровня развития достигло садоводство. Шапсуги возделывали различные виды и сорта плодовых деревьев с применением обрезки и прививки. Большое место в хозяйственной жизни шапсугов занимало виноградарство и виноделие.
     
    Одним из основных занятий выло животноводство: разведение овец, крупного рогатого скота, лошадей, а также домашней птицы. В основе скотоводческого хозяйства лежала отгонная система.
    Среди домашних занятий традиционно значительное место занимало пчеловодство. Мед и воск издавна являлись предметами торговли.
     
    Основу пищи шапсугов составляли хлебные злаки - просо, кукуруза и мясомолочные продукты. Значительное место в рационе питания занимали фрукты, орехи, мед.
     
    Изобразительное искусство шапсугов носило прикладной характер. Оно включало в себя резьбу по дереву, камню и кости, шитье золотом, плетение тесьмы и шнура, тканье галунов, тиснение по коже, ювелирное дело.
     
    В общественно-семейном быту шапсугов и сейчас соблюдаются многие традиционные нормы и правила поведения: семейно-родовая солидарность, уважение к гостю, старшим, к женщине, общинная взаимопомощь.
     
    В Национальном музее Адыгеи представлено множество экспонатов, свидетельствующих о занятии шапсугов и других адыгских народов сельским хозяйством.
     
     
     
    Этнографический музей
     
     
    2. Лошади в жизни шапсугов
     
    2.1 Коневодство как одно из главных занятий адыгских народов
     
    Традиционным занятием адыгов было коневодство. Первое сообщение о том, что адыги «имеют прекрасных лошадей», находим у автора XV в. И. Барбаро. Одно из ранних упоминаний о разведении адыгами лошадей принадлежит турецкому географу и путешественнику XVII в. Эвлию Челеби, который свидетельствует, что «кони их породистые». Другой автор XVII в. Ж.Б. Тавернье считает, что «главное богатство» адыгов «заключается в стадах, в особенности в прекрасных лошадях».
     
     
     
     
     
    И в дальнейшем все путешественники обычно отмечают превосходные породы разводимых лошадей, пристрастие к ним адыгов. Так, Дж. Интериано пишет, что горцы «готовы отдать все свое имущество за коня, который им приглянется, и нет у них вещи драгоценнее хорошего коня». Горская лошадь была среднего и ниже среднего роста, имела сухую и маленькую голову, длинную мускулистую шею и мощную грудь, сухие конечности. У нее были необыкновенно тонкий слух и обоняние; она обладала высокими спортивными качествами, силой, удивительной выносливостью и выдерживала длинные и быстрые переходы. Копыта лошади были цельными, без заднего разреза, ее не принято было подковывать. Как пишет автор начала 18б0-х гг. А. Фонвилль, горские «лошади не были подкованы и именно вследствие этого они никогда не спотыкались и преодолевали все затруднения, которые непременно бы остановили всякую европейскую лошадь».
    В основе коневодства лежало табунное содержание, при котором лошадь круглый год оставалась под открытым небом. Делалось это отнюдь не потому, что не было конюшен или кормов для стойлового содержания лошадей, а чтобы закалить лошадь, приучить ее ко всем невзгодам будущей походной жизни. Во время табунного содержания, которое в начала XIX в. продолжалось до девяти лет, лошадь постепенно начинали объезжать. По свидетельству СМ. Броневского, адыги начинали объезжать лошадей с пяти лет, оставляя, однако, их в дальнейшем в табунах «до тех пор, пока они не придут в совершенный рост и силу». Разводимые лошади были, главным образом, верховой породы. Лучшие из них вывозились в Турцию, где продавались за очень высокую цену. Верховая лошадь почти в течение года находилась на стойловом содержании. Только летом ее пасли на пастбище. Кормом для нее были ячмень, овес, кукуруза и просо, два последних - в прожаренном виде. Лошадей кормили сеном, просяной соломой. Просо как корм для лошадей было распространено исключительно среди адыгов, являясь их традиционной культурой.
     
    Важнейшим компонентом полноценных кормов, как для лошадей, так и для других домашних животных, являлась соль. В течение зимы на каждую голову скота требовалось в среднем около 800 г соли, в летнее время - в два раза больше. По этнографическим данным, горцы давали соль скоту один раз в неделю, летом - два раза.
    Упадок коневодства начался в период длительной русско-кавказской войны и связан, в том числе, с сокращением пастбищных земель.
     
    Во второй половине XIX в. - начале XX в. вместо табунной формы коневодства получает распространение домашнее содержание лошадей, при котором они большую часть года находились на стойловом кормлении. Приучение лошади к гужевому транспорту и плугу, стало практиковаться у горцев только с конца XIX в. - начала XX в. или даже в первые годы Советской власти. Лошадь стали подковывать, однако волов и быков подковывали и раньше.
     
    22.Верные соратники воинов-шапсугов
     
    Много внимания адыги уделяли тренировке верхового коня, его джигитовке. Как пишет Т. Дапинский, «адыг, с одной стороны, очень заботится о сохранении своей лошади, с другой, - требует от нее часто почти невозможного. И стар, и млад имеют обыкновение беспрерывно гонять лошадей, скакать через рвы и изгороди, в бешеном беге внезапно останавливать лошадь, скакать в гору или под гору; всякая другая лошадь при таком положении скоро бы погибла».
    Лошадь приучали к воде, затем к седлу и, наконец, к всаднику, причем действовали всегда лаской и терпением.
     
     
     
     
     
    С раннего возраста лошадь готовили к военной службе, для чего, в частности, разыгрывали сражения, приучали к звукам ружейных выстрелов, к подчинению голосу своего хозяина. Нужно сказать, что адыгский всадник шпор не имел. Он управлял лошадью с помощью уздечки, но, как справедливо замечает один из авторов прошлого, «главнейше голосом и свистом кнутов, которые по особому их устроению не производят сильной боли в лошадях».
     
    Лошадь пользовалась исключительным уходом. Ни к одному животному не относились адыги с такой любовью и заботой, как к лошади. По выражению Т. Лапинского, «лошадь - это другое "я" адыга».
    Верховая лошадь славилась преданностью хозяину, «поражала, - как отмечает Клинген, - своею понятливостью». «По самым страшным кручам и через самые бурные потоки, крепкая, маленькая лошадка с железным копытом, не знающим подковы, выносила всадника всегда невредимым», - пишет он же.
    Детей с малых лет приучали к уходу за лошадью, джигитовке, к конным играм. Конные игры и состязания устраивались по случаю похорон, свадьбы, а также по окончании весенней пахоты, уборки урожая, стрижки овец и т.д. Ни одни похороны взрослого мужчины не обходились в прошлом без обряда посвящения коня. Образ коня у адыгов запечатлен в героических песнях, преданиях, сказках.
     
    2.3 Заметки по теме некоторых путешественников и исследователей
     
    «Я никогда не видел, чтобы черкес приласкал своего ребенка, зато лошадь он готов целовать и гладить; они заботятся о зимних запасах корма лошадей не меньшей степени, чем для своих семей» (Д.Лонгворт).
     
    «Черкес, какого бы он звания ни был, скорее сам согласится быть голодным, чем лошадь свою допустит до этого. Сами князья собственными руками нередко обчищают копыта своих лошадей и моют им гривы мылом и куриными яйцами, хотя бы их окружала толпа слуг» (Хан-Гирей).
     
    «Ни в одной стране мира с лошадью не обращаются лучше, чем здесь; нет другого народа, который понимал бы лучше, как управлять ею. Великий секрет, кажется в доброте; ее никогда не бьют; следовательно, ее дух остается несломленным, и привязанность к своему хозяину неослабленной. Плавание вместе со всеми партизанскими мероприятиями, в которых ей приходилось участвовать, является их достижением... Я часто видел ее лежавшей у ног своего хозяина, когда в засаде, в совершенном покое... она без всякого сопротивления позволяет приспосабливать свою голову как опору для винтовки» (Э. Спенсер).
     
    «Шпор черкесы не знают и погоняют лошадь тоненькою плетью, имеющею на конце кусок кожи в виде лопаточки для того, чтобы не делать боли лошади, а пугать ее хлопаньем, так как, по мнению черкесов, боль, причиняемая лошади шпорами или тяжелою ногайкой, употребляемою калмыками и донскими казаками, утомляет ее совершенно без нужды» (Ф. Торнау).
     
    «Хорошо выдержанный конь черкеса был отлично выезжен и повиновался уздечке в совершенстве. Он не боялся ни огня, ни воды. Черкесские наездники шпор не употребляли, но погоняли лошадь тонкой плетью, с привязанным на конце ее плоским концом кожи, для того чтобы при ударе не причинять лошади боль, а только понукать ее хлопками плетки. Без треноги ни один черкес не выезжал из дому. Седло черкеса было легко и покойно, не портило лошадь и тогда, когда по целым неделям оставалось на ее спине» (Дубровин, 1871).
     
    Черкесская порода лошадей, известная у нас под именем кабардинской, представляла благородную смесь арабской и персидской крови. Она отличалась необыкновенной легкостью в скачке, выносливостью, добронравием и смелостью; впрочем, последнее качество было не столько врожденное, сколько составляло результат ее отличной выездки. Черкес в седле не спускал рукавов и не оставлял нагайки без дела ни на одну минуту, но зато, как скоро вынул ногу из стремени, он делался рабом и нянькой своего усталого скакуна.
     
    После арабов никто не школил лошадей так жестоко и вместе не ухаживал за ними с такой заботливостью и нежностью, как черкесы. У лучших рубак на Кавказе, шапсугов, развитием смелости в коне занимались столько же, как и развитием ловкости в самом наезднике. В числе других видов джигитовки там был такой, в котором конь приучался толкать грудью супротивного коня, чтобы сбить его в бок и доставить седоку профиль противника» (В. Потто. Кавказская война. Том 2. Ермоловское время. ХХII.Черкесские набеги).
     
    Заключение
     
    Одной из многовековых традиций у шапсугов было коневодство. Главная цель - разведение лошадей-скакунов, добрых помощников и верных соратников воинов.
    Снижение интереса к коневодству, обусловлено переходом общества на высокий уровень технического развития, когда главным средством передвижения, даже в далеких аулах, становится автомобиль.
    Коневодство стало интересным только с точки зрения либо спорта, где нужны лошади элитных пород, либо бизнеса (организация конных походов и экскурсий).
    Сейчас на Кубани, в том числе и у казаков, и у адыгских народов намечается тенденция к возрождению традиций верховой езды, джигитовки. Современное коневодство становится многогранной и важной отраслью животноводства, требующей особого внимания для дальнейшего совершенствования и развития.
     
    «География и экология в школе XXI века» . – 2015 . - № 10 . – с. 28-32.
     




    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование