Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея 

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
    Тебелева Елена Николаевна
    учитель русского языка и литературы
    МБОУ «Университетский лицей города Димитровграда
    Ульяновской области»
     
     
    ПОВЕСТЬ И.С.ШМЕЛЁВА «НЕУПИВАЕМАЯ ЧАША»
     
    Урок внеклассного чтения. X класс
     
     
    Искусство всегда помогало человеку в отыскании идеала...
     
    Ф.М. Достоевский
     
     
    Иван Сергеевич Шмелёв принадлежит к тем писателям, чьё творчество долгое время замалчивалось в России именно потому, что они понимали жизнь как Божье творение, как духовную реальность, о чём невозможно было говорить в атеистическое время прошлого века. В русской художественной литературе XX века, по мнению многих литературоведов, именно Иван Шмелёв наиболее полно выразил стремление православного человека жить по заповедям Божьим. Общепризнанно, что его произведения имеют огромное воспитательное и образовательное значение, ибо ярко и подробно рассказывают о российской жизни, по ним можно изучать традиции и обычаи народа.
     
    Нельзя обойти вниманием «вершинные» книги И. Шмелёва «Лето Господне» и «Богомолье». Их целесообразно изучать в 11 классе, так как школьники именно в этом возрасте готовы к осмыслению нравственных ценностей. Чтобы представление о творчестве писателя было более полным, в 10 классе после изучения повести Н.Лескова «Очарованный странник» можно познакомиться с повестью И.Шмелёва «Неупиваемая чаша» на уроке внеклассного чтения.
     
    Темы уроков внеклассного чтения связаны с программным материалом, и в их основу может быть положен и тематический принцип, и проблемный, и жанровый. В данном случае, выбирая проблемный принцип, тему урока внеклассного чтения можно сформулировать так: «"Призвание всякого человека в духовной деятельности..." (А.П.Чехов) [по произведениям Н.Лескова "Очарованный странник" и И.Шмелёва "Неупиваемая чаша")».
     
    Повесть Лескова «Очарованный странник» написана в 1873 году и входит в цикл «Праведники», во вступлении к которому автор даёт диалог с умирающим «большим русским писателем» (А.Ф.Писемским). Писемский утверждает, что вокруг видит одни гадости, а души человеческие переполнены мерзостью. Задача Лескова — опровергнуть это мнение (как же может «устоять целая земля с одной дрянью?..»), и он решает найти «хотя бы то небольшое число трёх праведных», без которых «несть граду стояния». На занятиях, посвященных «Очарованному страннику», и было показано конкретное художественное воплощение замысла Лескова.
     
    Повесть «Неупиваемая чаша» написана И.Шмелёвым в 1918 году. В стране Гражданская война, «имени нет тем бессмысленным зверствам, которые творит русский народ... с Февральской революции» [1], а Шмелёв пишет повесть о русском художнике. И факт появления этой повести — осознанная гражданская позиция писателя. Против русского человека Шмелёв не озлобился, хотя многое в новой жизни не принял. Что же противопоставить страшной реальной жизни? В чём тайна спасения человека? Оказывается, есть сила, преодолевающая земные условия, созданные людскими отношениями. Оказывается, есть люди «высокой пробы», всегда поступающие в соответствии со своими представлениями о должном. Всем им свойственны независимость от эгоистических, практических, мирских интересов и вера вхожие участие, направляющее человека на путь добра, милосердия, истины, жертвенной любви. Другими словами, источник спасения России писатель видит в духовности. Поэтому, говоря о воплощении духовного идеала в повести «Неупиваемая чаша», прежде всего будем размышлять с учащимися о том, знаем ли мы «святыни, коими жила, и держалась, и крепла Россия... видим ли мы источники нашей национальной духовной силы» [2].
    Таким образом, цель урока внеклассного чтения — познакомить учеников с художественным воплощением духовного идеала в повести И.Шмелёва и показать преемственность в изображении духовных идеалов русскими писателями.
     
    Домашнее задание к уроку может быть следующее: одному ученику подготовить краткую справку об Иване Шмелёве и времени, когда была написана повесть; вопросы классу:
     
    Есть ли сходство в характерах и судьбах Ивана Флягина и Ильи Шаронова?
    Можно ли назвать Илью, как Ивана, праведником?
    Могла ли по-другому сложиться жизнь Ильи?
    Объясните смысл финала повести.
    Что даёт праведничество самому человеку?
     
    Учащиеся, знакомые с повестью Лескова, образом Флягина, выделяют черты праведника: деятельное и самоотверженное добро, любовь к своему делу, обострённое чувство чести, совести, скромность и умеренность жизненных запросов, повышенная требовательность к себе. У праведников ум в ладу с сердцем, они не озабочены вниманием к ним окружающих, не стремятся, чтобы их благородство было замечено, им нет дела до материальной выгоды. Они могут быть осмеяны своими односельчанами и осуждены на одиночество, одновременно они свободны от чувства, что судьба их чем-то обделила. Но главное, что объединяет всех праведников, — это стремление к высшей правде, одухотворённое высокими идеалами, самоотверженная деятельная любовь к народу, к России.
     
    Сразу после знакомства с повестью Шмелёва становится понятно, что многие перечисленные черты праведника присущи главному её герою — Илье Шаронову. Перед читателями ещё один праведник, но это совершенно другой герой. Если характер Ивана Флягина представляет собой русский характер в развитии, то характер Ильи Шаронова показан уже сформировавшимся под влиянием православных идеалов, и сам образ героя несёт в себе высокий духовный идеал.
     
    Линии жизни героев различны: у Флягина это «ломаная» с многочисленными ошибками и обретениями, а у Шаронова это «прямая» без острых «тупиковых» углов. Его нелёгкая жизнь лишена стихийных метаний и поисков «очарованного странника», она наполнена особым душевным настроем, гармонией, ладом между собой и миром, внутренним спокойствием от уверенности в правильности выбранного пути.
     
    Если жизнь Ивана Северьяныча поначалу совсем не похожа на жизнь праведника, то весь жизненный путь Ильи напоминает путь святого, с его преодолением соблазнов и сохранением душевной чистоты. Иван Северьяныч грешен, даже повинен в убийстве. Вспоминая начало повести, читатель поражается стихийности неуёмной натуры, нравственной слепоте героя: он человек сиюминутного настроения, поступающий не в соответствии с внутренними убеждениями, а в соответствии с мгновенной эмоциональной реакцией (вспоминаем историю укрощения коня, наказание кошки, озорство, повлекшее смерть человека, желание покончить с собой и т. д.). И позже повороты его судьбы объясняются обыкновенной неприкаянностью.
     
    Изначальной, осознанной тяги к Богу у героя нет. Он и свой приход в монастырь объясняет так: «Деться было некуда».
    Но жизнь его не была лёгкой. «Пострадали небось?» — спрашивают его. «Разумеется-с», — охотно отвечает он. Но страдание его не от внутренней потребности страдать, очищаясь в страданиях, а от внешних обстоятельств, не дающих развернуться, проявить себя в полную силу. А сил ему отпущено огромное количество. Он и по виду добрый русский богатырь, и горы может свернуть. Да не знает он, куда силы эти приложить. Так и «мыкается» по свету «очарованным странником» и приходит к вечным законам жизни интуитивно, не задумываясь об их источнике. Таким образом, Лесков переосмысляет известную традицию изображения праведника. Главное, что подчёркивает писатель, — это те жизненные испытания, которые преодолевает герой и которые проверяют и закаляют его на пути к Богу. Поэтому жизненный путь Ивана Флягина — это не столько путь странствий героя, сколько путь нравственного перерождения и становления.
    Жизненный путь Ильи Шаронова — путь художника, с детства почувствовавшего радость творчества и посвятившего свой дар воплощению «красоты Господней». Все работы Ильи проникнуты радостью познания Бога, радостью видения в земном мире отсвет Небесный.
     
    Первым наставником в живописи и первым духовным отцом Ильи был мастер ликописания старик Арефий. Он учил Илью уставному написанию иконы, наставлял в творчестве и вере: «Да про себя, голубок, молитву... молитвочку шопчи: "Кра-а-асуйся и ра-а-дуйся, Иерусалиме!"» Русский рисовальщик Иван Михайлович, у которого год учился Илья в Дрездене, обласкал его, как родного, и говорил часто:
    «— Помни, Илья: народ породил тебя — народу и послужить должен. Сердце своё слушай».
    Если у Лескова Флягин мечется от одной «гибели» к другой, не имеет на земле своего дома, так и ходит в поисках Царства Божия, то Илья Шаронов точно знает цель своих странствий — получить знания и «послужить родному месту», «послужить работой». Из Италии Илья привёз новую манеру письма: «По-новому, Илья, пишешь. Кравиво, а строгости-то нету». Очень важен ответ Ильи Капелюге: «Старое было строгое. Радовать хочу вас, вот и пишу весёлых». Так воплощается в жизнь завет, который дал себе Илья когда-то в саду, — «служить Богу». Икона для Ильи имеет смысл собирания в иконописном образе лучших свойств души ещё живых, грешных людей, стремящихся к очищению. Поэтому в ликах создаваемых им святых узнаются лица реальных людей.
     
    Илье Шаронову не пришлось так мучительно «выстраивать себя» в испытаниях и на основе собственных ошибок, как Ивану Фля-гину. И период духовного становления Ильи Шаронова был намного короче благодаря раннему приобщению героя к духовному. Будучи ещё мальчиком, верит Илья в силу молитвы, в действенное участие в жизни людей святой церкви, потому что молитва спасла его от мучений развратного старого барина, а потом от искушений Зойки-цыганки.
     
    Радость, желание трудиться возникают у Ильи при соприкосновении с духовным миром. Так, в начале IV главы сказано: «Радостно трудился в монастыре Илья. Ещё больше полюбил благолепную тишину, тихий говор и святые на стенах лики. Почуял сердцем, что может быть в жизни радость... Святым гляделось всё здесь: и цветы, и люди. Даже обрызганный чёрный ковшик у святого колодца. Святым, ласковым. Кротко играло солнце в позолоте икон, тихо теплились алые огоньки лампад... А когда взвывала тонким и чистым, как хрусталёк, девичьим голоском сестра под тёмными сводами низенького собора... душа Ильи отзывалась и
    тосковала сладко». Часто повторяющееся в повести слово «радость» имеет не обычный, а духовный смысл. И не случайно этот мотив радости пройдёт через всю повесть, постоянно напоминая о возможности спасения человека через его приобщение к вечному.
     
    Признав несомненное различие героев в характерах и в том, как складывается их жизненный путь, невозможно не заметить, что Иван Флягин и Илья Шаронов через испытания и страдания в итоге постигают высший смысл жизни: Иван Северьяныч ощущает личную ответственность за судьбу своей Родины и готов умереть за неё и свой народ. Илье перед смертью доступна радость познания Бога, радость видеть в земном отсвет Небесный, а в портрете — отсвет Вседарящей Радости. Эта высокая конечная точка в духовном развитии героев и полная победа над собой, над искушениями даёт право считать их воплощением народного идеала. Это итог жизни героев.
    Подчеркнём ещё раз, что же стало основой их праведничества.
     
    Главная сила русского человека — в его верности православным святыням. Русская душа, по словам философа И.А.Ильина, сохранила отзывчивость и чуткость ко всему значительному и совершенному на земле. Православие и опыт бытия народа выработали у русских уверенность в том, что главное в жизни — это святое, священное [3]. Без священного жизнь становится унижением и пошлостью. С раннего детства души героев открыты молитве и радости постижения Божественной сущности мира.
     
    Особое влияние на душу русского человека оказывает удивительная, величавая и спокойная русская природа. С первых страниц знакомства с героями читатель понимает, что они оба любят жизнь, прежде всего мир природы, одухотворённый в их сознании. Русский человек всегда жил в органической связи с землёй. Мир природный и мир человеческий не различаются в сознании Ивана Флягина. Поэтому определение «очарованный», с одной стороны, можно объяснить как «восхищённый» красотой Русской земли. Он даже готов погибнуть за красоту природы: «Атак и понимаю, что краса природы совершенство, и за это восхищённому человеку погибнуть... даже радость!»
     
    Илья воспринимает слова «мир Божий» буквально: он верит, что мир действительно создан Богом для сотворенного Им человека и что к нему нужно относиться бережно, как относятся к великому дару (так же воспринимает мир и Лукерья из рассказа Тургенева «Живые мощи»), И понятно, почему плачет Илья во время молитвы ранним весенним утром в цветущем яблоневом саду: «переполнилось сердце» от созерцания красоты вокруг: «Весь белый был сад в слабом свете просыпающегося солнца, и хорошо пели птицы». Сразу вспоминаются слёзы счастья Катерины от переполнявших её чувств во время молитвы в утреннем саду (А.Н.Островский. «Гроза»). Не случайно по окончании молитвы впервые услыхал Илья голос ангела и увидел «белое видение». Именно «с этого утра положил Илья на сердце своём — служить Богу».
     
    Необходимым условием движения по духовному пути является как для праведника, так и для простого человека отрешённость от корысти, полное отсутствие эгоизма и культа собственной личности. И Иван Флягин, и Илья Шаронов заботятся о спасении других, находят радость в утешении и помощи людям, ничего не требуя взамен. Флягин отдаёт ребёнка матери из чувства сострадания, отвергая посулы и деньги офицера. Илья Шаронов отказывается от заработка в тысячу лир в месяц, от почётной работы и едет в «тёмную» Россию расписывать церковь для народа, а мог бы остаться в Италии, и его картинами наслаждался бы «король Неаполитанский».
     
    Отсутствие гордыни, самолюбия можно объяснить и тем, что в основе русской нравственности лежит общинная система ценностей: в общине, определявшей жизнь отдельного человека, был важен не он сам, а все люди, «мир». Важны были мудрость, сила, деятельность не ради себя, а ради «мира». Ни Иван Флягин, ни Илья не могут жить для себя. В монастыре нет покоя Флягину: внутренний голос твердит ему: «Ополчайся!» Жизнь нужно отдать за что-то большее, общее, не за эгоистическое спасение души («мне за народ очень помереть хочется»).
     
    Илья не может быть один счастливым в счастливой Италии: тянет его домой, в деревню, к «сумрачным лицам», к «лохматым головам», снятся ему «дощатые иконы в полинялых лентах», бедная церковь, которую он хочет заново расписать, чтобы русским людям было радостно молиться. Даже соблазн волей не может удержать Илью, не говоря уж о деньгах и славе.
     
    Комфорт, слава, карьера, богатство как подтверждение состоятельности личности на Западе никогда не были приоритетом для русского человека, для которого важнее всего совесть, вера, терпимость — нравственные ценности. Не могут понять Илью ни Иван Михайлович в Дрездене, советующий «наплевать на владетеля» и стать вольным, ни ватиканский мастер Терминелли, убеждающий Илью остаться в Ватикане, не ездить в Россию, где одни дикари, ничего не понимающие в искусстве, и где его «могут убить кнутом, как раба»; ни бывший русский Панфил-шорник, ставший турком, встретившийся Илье в греческом порту и пытающийся образумить земляка: «Жить, Илья, везде можно, лишь бы воля. А ты сам в кабалу лезешь».
     
    Понятие «воля» для Ильи имеет иное, совершенное значение, напрямую не связанное с сутью крепостного крестьянина. Воля для Ильи — это духовная свобода, исполнение его заветного желания запечатлеть красоту Господню так, как она открылась ему. Эта духовная свобода даёт право ответить барину на его настойчиво замечание «резко и твёрдо»: «В работе своей я волен. Волей своей вернулся — волей и работать буду». Илья отстаивает право на уважение. И барин не может наказать Илью за дерзость, так как чувствует правоту слов своего крепостного, понимает, видя расписанные стены церкви, как далеко ушёл Илья в постижении Божественного.
     
    Определяя праведничество Ивана Флягина и Илья Шаронова, отмечаем с учащимися, что духовность русского человека неразрывно связана с чувством Родины, с ощущением себя частью родной земли и родного народа. Обоих героев можно назвать истинными патриотами. Они не стремятся жить там, где лучше (а у них эта возможность есть), они стремятся вернуться в родные края.
     
    «Глубине тоски дна нет» в душе Ивана Флягина в татарском плену. Выползал потихоньку он ночью в степь и со слезами молился. Илья тоже страдает вдали от родины, «томит его тоска по родному». Прекрасная страна Италия — радостный, светлый, «тёплый край». Ни грубого оклика не услыхал Илья здесь за три года, ни одной слезы не видел, песен много весёлых послушал, праздников насмотрелся. Но чем счастливее было в Италии, тем «ещё больше тянула душа на родину». Любуясь белыми лилиями, фиалками, миндалём, апельсинными и лимонными деревьями, вспоминал Илья яблоневые сады, милую калину, черёмуху, рябину, синие колокольчики на полянах. Помнил он снеговые сугробы, вьюжные пути. Помнил гул осенних лесов, санный скрип. «Весенние грозы в светлых полях и ласковую, милую с детства радугу». «Бедную церковь видел Илья за тысячи вёрст, и не манили его богатые, в небо тянувшиеся соборы». «Ночью просыпался Илья после родного сна и тосковал в одиноких думах».
     
    С позиций священного раскрывается в произведениях Лескова и Шмелёва сущность понятия «отечество». Иван Флягин, сравнивая в татарском плену своё «с детства памятное житьё» и чужое, поэтизирует русское, будничное: простую еду, пьяненького священника. В зареве степей ему видится храм, он завидует маленькой птичке, которая вольна лететь, куда пожелает. Именно в плену Флягин осознаёт себя духовным существом. Ощутив себя частью родины, герой уже не в силах оставаться в плену.
     
     

     
    Для Ильи Шаронова Россия — выстраданная и открывшаяся ему «красота Господня». Она в родной природе, в молитвах, иконах и храмах; в созданиях искусства и в подвигах русских святых и героев — всех тех, кого он написал на стенах старой церкви. Это человек Божий Алексей и убогий Лазарь, Михаил-архангел с мечом и Георгий с копьём, благоверный Александр Невский, Илья-мужицкий, молниями гремящий в тучах, и многие, многие «святые мученики, мужья и жёны», идущие под широким куполом к лучезарному престолу. Родина для Шаронова — «выстраданный православным народом» «уклад души» [4], который незаметно, но неизменно ведёт кисть художника и придаёт его таланту великую силу.
     
    И наконец, высшим проявлением духовности человека на его пути к праведничеству считается его способность любить. Это традиция русской литературы — испытание героя любовью. Флягин долгое время любви не понимал, говорил, что «к этим пустякам не привычен», пока не встретил цыганку Грушу. Иван Северьяныч глубоко уязвлён её красотой, и бескорыстная любовь его — бесконечно одухотворённое, светлое и чистое чувство. Трагическая судьба любимой женщины всего его «зачеркнула». Любовь духовно подняла и пробудила героя, открыла перед ним глубину сострадания. С этих пор смыслом жизни Ивана Флягина становится желание помочь страдающему человеку, попавшему в беду, и его начинает мучить совесть за бездумное прошлое, хотя, как и прежде, герой не размышляет и продолжает действовать по велению сердца.
    Любовь для Илья Шаронова — живой огонь, «что радостно опаляет и возносит душу». Без слов читает он в сердце Анастасии и знает, что «на великую муку послано» ему это испытание любовью. Илья — художник: сила и высота его чувства воплощаются в творчестве. По заказу барина пишет он портрет Анастасии — в чёрном платье — для фамильной галереи. Но одновременно пишет и другой — иконный лик Пречистой Девы в белом одеянии, с чашей в руках — для себя. «Небо, земля и море, тоска ночная и боли жизни, всё, чем жил он, — всё влил Илья в этот чудесный облик. Стояло в глазах — и не могло излиться». Любовь Ильи — чувство, озарившее светом и радостью всю его жизнь, он пьёт из «Неупиваемой чаши». По сути, любовь Ильи — это последнее испытание человека на пути к Богу через возведение высокой и чистой любви к земной женщине до степени небесной любви к Пресвятой Богородице: «Две их было: в чёрном платье, с её лицом и радостно плещущими глазами, трепетная и желанная, — и другая, которая умереть не может».
    (Подобное слияние земного и Божественного в любви к женщине в русской поэзии на рубеже XIX—XX веков случится в творчестве Александра Блока).
     
    Знакомство старшеклассников с историей любви Ильи Шаронова важно и в педагогических целях, так как из нашей «цивилизованной» эпохи уходит то, что её животворило: романтическая возвышенная любовь. Чувство, о котором написал И.С.Шмелёв, — напоминание о том, с чего должна начинаться любовь — с поэзии духовных отношений мужчины и женщины.
     
    Подводя итоги урока, можно сделать вывод о том, что Н.С.Лесков и И.С.Шмелёв связывали надежды на великое будущее России с духовностью русского человека, с его верностью православным идеалам. Лесков был уверен, что именно в праведниках, кротких духом и чистых сердцем, спасение России и праведничество не удел избранных. Эту же мысль по-своему утверждает И.С.Шмелёв, считая, что изменить жизнь общества можно лишь путём нравственного совершенствования людей. Святость, в изображении Шмелёва, доступна каждому. Очевидно, сам писатель размышлял о природе святости, о том, что праведниками могут быть самые простые люди. Может быть, он потому закончил повесть не смертью художника, а жизнью чудодейственного творения, что верил в спасение России.
     
    Что даёт праведничество человеку? Нашим юным современникам свойственен прагматизм, и этот вопрос непременно возникает на уроке. Счастливы ли праведники? Счастья в обывательском смысле этого слова (комфорт, слава, карьера, богатство) у героев повестей действительно не было. Но счастье в обывательском смысле, по словам Лескова, «грешное счастье», к тому же очень ненадёжное. А вот особый душевный настрой, ощущение гармонии в душе, здоровье телесное и душевное, внутреннее спокойствие от ощущения правильности жизни, труд в радость, доброе отношение людей — вот этого никогда не может быть в избытке. И этого так не хватает людям нашего времени. Именно такая жизнь, когда ум в ладу с сердцем, одухотворённая высоким идеалом, стремление к высшей правде, а значит, воистину счастливая, заслуживается праведниками.
     
    Самое интересное в том, что и в наше время праведники существуют, как существовали всегда. В 1959 году, спустя 41 год после появления повести Шмелёва, написан рассказ «Матрёнин двор» А.И.Солженицына. Автор продолжит одну из центральных гуманистических линий русской литературы — идею нравственного совершенствования каждого, поведав о русской женщине Матрёне, бескорыстной, кроткой, доброй, жалостливой, совестливой и радостно-просветлённой.
     
    И другие писатели XX века: Ф.Абрамов, В.Распутин, В.Астафьев, Е.Носов, В.Шукшин, А.Вампилов, В.Крупин — всех невозможно перечислить, поднимая вечные вопросы, показывают в своих произведениях если не праведников, то людей, упорно ищущих смысл жизни, стремящихся к Добру и Истине.
     
    Чтобы подобных людей встретить в реальности, нужно советовать детям не мчаться по жизни, еле успевая за её всё убыстряющимся ритмом, а стараться впитывать каждое мгновение, всматриваться в каждое лицо, медленно читать книги, думать над тем, что ты слышишь и что говоришь сам, различать краски и звуки окружающего мира, трудиться, учиться радоваться маленьким открытиям, которыми полна ежедневность. И тогда, может быть, душа сама запросит чего-то высокого, идеального, понятными окажутся страницы многих книг и строки многих стихов. «… Счастье только знающим дано» [5].
     
     
    ЛИТЕРАТУРА
     
    1. БУНИН И.А. «Третий Толстой» // Окаянные дни. Воспоминания. Статьи. — М.: Советский писатель, 1990. — С. 297.
    2. ИЛЬИН И.А. Православная Русь («Лето Господне. Праздники» И.С.Шмелёва) // Карпов И.П. Шмелёв в школе: Книга для учителя. — М.: Дрофа, 2004. — С. 237.
    3. МАКАЕВ В.В. И.А. Ильин о русской душе // Педагогика. - 1999. - № 5. - С. 97.
    4. МАКАЕВ В.В. И.А. Ильин о русской душе // Педагогика. - 1999. — № 5 — С. 97.
    5. БУНИН И.А. Стихотворения и переводы. — М.: Современник, 1986. — С. 271.
     
     "Уроки литературы" . - 2015 . - № 7 . - С. 6-9.
     
     




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование