Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика 

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
    РОМАНОВА Екатерина Геннадьевна 
    кандидат филологических наук, доцент кафедры
    общей и прикладной филологии, литературы и русского языка Алтайского государственного университета,
    katrom7@mail.ru
     
     
    ЧИТАЕМ ФАНТАСТИКУ ВМЕСТЕ С ПОДРОСТКАМИ: МИРЫ БРАТЬЕВ А. и  Б.СТРУГАЦКИХ. ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕ
     
     
    Аннотация. В статье рассматривается проблема формирования читательского интереса современных подростков, и как один из путей преодоления кризиса предложен путь обращения к фантастической литературе.
    Abstract. The article considers the problem of formation of interest in reading in the modern teenagers. Interest in sci-fi literature is described as the way to overcome this crisis.
     
    Ключевые слова: фантастика, творчество А. и  Б.Стругацких, читательская конференция, мотивация к самостоятельному чтению, внеклассное чтение.
    Keywords: fantasy, creativity, A. and В. Strugatsky, readers' conference, motivation for independent reading, extracurricular reading.
     
     
    Как заинтересовать ребёнка чтением — пожалуй, главный вопрос, который стоит перед современной методикой преподавания литературы. Ясно, что насилие — ты должен, обязан, виноват — не работает, и особенно с подростками, болезненно реагирующими на авторитарность. Не будем говорить о том, как важно формирование читательских компетенций в раннем детстве, в начальной школе, и о том, как важна в этом роль семьи — читающей семьи, это неоднократно обсуждалось и вполне очевидно. Всё это уже неактуально для подростковой аудитории (понятно, что вовлечённые в чтение подростки проблемы не создают).
     
    Современный старший школьник живёт в пространстве визуальном и виртуальном, которое позволяет ему найти любую интересующую его информацию за считаные секунды и в оптимальной (максимально доступной) форме: в виде ролика на YouTube, к примеру, где всё уже сделано другими и представлен путь достижения цели; в виде краткого пересказа и т. п. Это, с одной стороны, даёт огромные преимущества, а с другой — парализует мышление, лишая его возможности развития за счёт нахождения пути решения или, как предполагается, за счёт упрощения и даже девальвации процессов запоминания — зачем запоминать то, что можно всегда найти через поисковик? Кстати, есть и другие гипотезы происходящего; мыслительный аппарат человека современного в аспекте его взаимодействия с информацией находится в стадии перестройки, эту данность нужно не критиковать бессильно, но принимать и использовать, в педагогических практиках в том числе. Всё это не предмет сегодняшнего нашего разговора, для нас важно другое: ведь в сложившейся ситуации школьнику не вполне понятно, зачем ему художественная книга. На её чтение тратится много времени, которое можно провести по-другому. Но важно то, что произведение искусства учит не находить быстро ответы на вопросы и достигать конкретной цели, оно учит ставить эти вопросы и вглядываться в себя и других, и литературе в этом нет равных, ибо слово, как уникальный материал, позволяет описать зримое и незримое, создавая при этом осязаемый, хотя и воображаемый художественный мир.
     
    Для современного преподавания литературы, как никогда, важно воспитание того самого квалифицированного, осознанного читателя, который не «проходит» литературу, а читает, но главное — будет читать её и после того, как закончит школу. Одним из путей такого осознанного включения в чтение нам видится обращение к более современной литературе, созвучной духу времени и проблемам старшего школьника. В отношении литературы классической — а важность её изучения, конечно, не обсуждается, — зачастую наблюдается феномен отторжения, поскольку не случается «подключения», эмоционального и интеллектуального узнавания себя в тексте, отчего все эти художественные миры мыслятся как чужеродные, навязываемые системой, не имеющие никакого отношения к реальной жизни и переживаниям подростка. В тексте — любом тексте искусства — эгоцентричный подросток, стоящий на пути самоидентификации, осознания своей личности, хочет в первую очередь видеть, понимать и чувствовать себя. Этот интерес к самопознанию и внутреннему миру человека нужно учитывать. С другой стороны, старшего подростка волнуют вопросы этики, он активно формирует и осознаёт свою ценностную позицию по отношению к миру и разным формам социальных взаимодействий. Традиционно в старших классах через обращение к произведениям литературы происходит решение сложных моральных вопросов, формирование оценочных позиций, исторического подхода к явлениям культуры.
     
    Одним из ключей к подростку является обращение к фантастической литературе. В современном культурном пространстве фантастическое крайне актуально в разных его вариантах, оно захватило и массовое (кинематограф и литературу в первую очередь), и так называемое авторское искусство. Язык фантастики привычен для подростка, погружённого в мир виртуальных игр, эксплуатирующих фэнтезийные и постапокалиптические образы. В современной литературе мы обнаруживаем многочисленные жанровые формы фантастики: фэнтези (классическое, юмористическое, историческое, национальное (например, славянское), городское, технофэнтези и пр.), альтернативную историю, постапокалиптические, антиутопические проекты; актуальна и получившая в советский период своё развитие научная фантастика. И оказывается, что порой подростки компетентны в такой — зачастую весьма низкопробной—литературной продукции, которая числится у них как литература для чтения, удовольствия, в противоположность литературе школьной.
     
    Фантастика, к которой многие относятся с недоверием, считая её литературой низовой, давно завоевала литературное пространство и представляет из себя иерархичную систему, внизу которой располагаются её худшие, массовые, вторичные, серийные варианты, а на вершине — канонические образцы, тексты, среди которых в том числе психологические, социально-философские романы, романы-притчи, демонстрирующие оригинальность, глубину и многомерность. Этот вид литературы, заявивший о себе в конце XIX века и получивший широкое распространение в веке XX, давал художнику (особенно советскому) широкие возможности: обойти цензуру, использовать фантастическую условность для самых смелых художественных решений, исследовать природу человека глубже, чем это позволяли другие виды литературных текстов — за счёт свободы от реалистичности изображаемого, создания необходимых экспериментальных условий (в первую очередь — временных и пространственных рамок).
     
    Среди фамилий, известных современному любителю разной отечественной фантастики, — С.Лукьяненко, М.Фрай, Гай Юлий Орловский, М.Семёнова, В.Васильев, А.Белянин, В.Головачёв, Д.Глуховский и другие. Среди книжных серий, захвативших внимание юношества, главное место занимают книги серии S.T.AL.K.E.R. В этом коммерческом издательском проекте участвовало более 20 авторов, и было создано около 100 книг.
    Не будем останавливаться на художественной ценности этих произведений, она более или менее низкая, а авторская фигура, как всегда в таких коллективных проектах, весьма невыразительна, почти стёрта — фамилии этих авторов часто неизвестны даже их читателям, которые читают книгу исходя из её принадлежности к серии. По сути, это классическая паралитература (тривиальная литература) — продукт индустрии потребления, рассчитанный на «читателя, не приобщённого (или мало приобщённого) к художественной культуре, невзыскательного, не обладающего развитым вкусом, не желающего либо не способного самостоятельно мыслить и по достоинству оценивать произведения, ищущего в печатной продукции главным образом развлечения» [1,127]. Такая литература «обслуживает читателя, чьи понятия о жизненных ценностях, добре и зле исчерпываются примитивными стереотипами» [1,128]. Эти книги созданы по мотивам серии компьютерных игр и дополняют, развивают, продолжают сюжетные линии игры, помещая своих персонажей в уже созданную виртуальную вселенную. И мало кто из пользователей этой вселенной знает, что отправным текстом для создания всей этой виртуальной и текстуальной махины стала небольшая повесть А. и Б. Стругацких «Пикник на обочине» (1972), в которой и появляется образ Зоны, ставшей пространством социокультурного эксперимента. И важно то, что граница этой Зоны проходит не только вне, но и внутри каждого персонажа. Как кажется, обращение к творчеству этих писателей-фантастов даст возможность совместить интерес некоторой группы подростков к фантастической литературе с решением ряда важных педагогических задач: развить вкус к хорошо написанному тексту, вовлечь в процесс самостоятельного мышления через анализ этого текста, погрузить в этическую, гуманистическую проблематику, уйти от «примитивных стереотипов».
     
    Рассказом о «Пикнике на обочине» и его авторах учитель может заинтересовать школьников, мотивировать их к самостоятельному чтению, а далее — и к просмотру известного фильма А.Тарковского «Сталкер», тем самым приобщив к культурному наследию второй половины XX века, соединив современные (увы, вторичные) коммерческие продукты с их претекстами. Несомненно, такой разговор будет интересен не только любителям компьютерных игр и связанной с ними литературы, но и другим подросткам как возможность поговорить о границе желаний и свободы человека, о его готовности к контакту с чужим и самопознанию.
     
    Финал текста, когда герой ценой чужой крови оказывается рядом с Золотым шаром, исполняющим желания, может послужить «мотиватором» к чтению. Школьники могут попытаться ответить на вопрос: а что бы я попросил у шара? Е.Н.Ильин в книге «Герой нашего урока» [2] пишет о том, как одна деталь, один правильно заданный вопрос могут стать побудительным мотивом для чтения и анализа текста. В случае «Пикника на обочине» таким мотивом может стать поиск ответа на вопрос, почему главный герой, оказавший рядом с заветным шаром, повторяет чужое желание, забывая о своих. Такая ознакомительная беседа о творчестве писателей-фантастов может предварять изучение одного из их произведений, а может быть и самоцелью. Предполагаемая форма работы с текстом — читательская конференция. Эта эффективная форма работы, позволяющая повысить мотивацию к чтению, может выполнять рекомендательную роль. Об этом, в частности, пишет Ю.А.Филонова [3] в своей статье «Урок — читательская конференция как форма рекомендации книги».
     
    Среди произведений А. и Б.Стругацких особенное внимание обратим на роман 1964 года «Трудно быть богом». Он входит и в перечень «100 книг по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации, рекомендуемых школьникам к самостоятельному чтению», утверждённый Министерством образования и науки России. Среди других фантастов в этом списке К.Булычёв (его произведения об Алисе рассчитаны на младших школьников) и В.Обручев с «Землёй Санникова». Этот перечень стоит использовать при организации внеклассной и внеурочной работы с учениками.
     
    Роман «Трудно быть богом» занимает особое место в творчестве Стругацких и является одним из самых читаемых. Он написан в последний «оттепельный» год и, первоначально замысленный как вариант «мушкетёрского» остросюжетного романа, становится текстом, соединяющим в себе ту самую остросюжетность (противостояние, любовь, погони), социальную критику, политические аллюзии, философскую глубину. Здесь Стругацкие представляют своим читателям «прогрессора» Румату, падшего бога, запятнавшего себя кровью неразумных, и мир, в который он попал, — формирующееся тоталитарное государство на планете Арканар, в котором современники легко узнавали сближенные авторами фашистскую и сталинскую системы. Чтобы несколько закамуфлировать подобное сближение, авторы переделывают финальный вариант текста: так, по совету маститого И.Ефремова переименовывают министра охраны короны дона Рэбия (анаграмма фамилии Берия) в дона Рэбу [4]. Роман даёт возможность увидеть, как возникает и укрепляется тоталитаризм. По справедливому замечанию авторов «Современной русской литературы» Н.Л.Лейдермана и М.Н.Липовецкого, «Стругацкие акцентировали тот факт, что фашизм рождается из взаимного согласия между устремлениями безликих закулисных ничтожеств, "гениев посредственности", и нравственной дикостью, ксенофобией и агрессивностью "широких народных масс"» [5, 289]. Яркая событийность романа делает его лёгким для восприятия, в то время как изображение духовных поисков героя и глубокая проблематика ставят его в ряд важных текстов позднего советского периода.
     
    В романе кольцевая композиция — события, происходящие в Арканаре, обрамлены изображением земного мира, часто используется приём двойного описания, противопоставления: у героя два имени, два возраста в романе, земля коммунаров противопоставлена планете Арканар, коммунары — арканарцам, прошлое — будущему (для землян Арканар — далёкое прошлое, для арканарцев земляне — пришельцы из будущего, хотя все они находятся в настоящем), условный коммунизм (рай) —феодализму (аду) ит. д. Главы романа демонстрируют последовательную деградацию героя, он не может оставаться объективным, оказывается вовлечён в трагические события. Имея, казалось бы, все средства, он не может помочь тем, кто ему становится дорог, но хочет этого, хочет подтолкнуть историю. Любое действие «бога» имеет в социальном плане многообразные последствия. Поэтому, сменяя позицию стороннего наблюдателя на позицию справедливого карателя, Антон тем не менее проигрывает.
     
    Центральной в романе становится проблема выбора, в том числе — выбора себя. О трагедии главного героя сам Аркадий Стругацкий говорит так: «Антон мучительно решает сложнейшую проблему выбора. По сравнению с арканарцами он — бог. Он может практически всё. Но совершить это "всё" — значит предать дело, ради которого ты сюда послан. А оставаться в бездействии не менее мучительно. Ведь ты — человек, живой человек из плоти и крови, который страдает, любит и ненавидит. И Румата делает выбор — страшный, кровавый, но... неизбежный выбор. И хотя мы не говорим, что это было правильно, мы и не осуждаем его, а показываем путь, мучительный и трудный путь мысли...» [6,336].
     
    Внеклассную работу с этим текстом целесообразно построить также в форме читательской конференции. Такой вид работы формирует навыки общения с книгой, учит высказывать свою точку зрения, рассуждать, обобщать, самостоятельно анализировать прочитанное.
     
    Читательскую конференцию, которую можно озаглавить цитатой из романа «Разве бог имеет право на какое-нибудь чувство, кроме жалости?», стоит открыть обсуждением вводного, но очень важного вопроса:
    1. Что такое фантастика? Почему фантастика популярна?    
     
    После дискуссии, дополненной словом учителя, призванным систематизировать сообщённые сведения и высказанные мнения, следует перейти к коллективному обсуждению вопросов, связанных непосредственно с романом:
    2. Чего хотят земляне? Возможно ли это? Нужно ли это? Кто такой прогрессор?
    3. Почему основной цвет Арканара — серый?
    4. Почему Румата спасает книжников, поможет ли это? Почему он не даёт оружие Арате?
    5. Если Румата - падший бог, то в чём его падение, когда оно произошло и можно ли было его избежать?
    6. Почему на Земле было легко любить людей, а на Арканаре — сложно?
    7. Так почему же «трудно быть богом»?
     
    Важно, что читательская конференция предполагает дискуссионность, коллективное размышление над книгой. Процесс проведения такой формы работы зависит от желания присутствующих высказать свою точку зрения, услышать других, поспорить, отстаивая собственное мнение, или, наоборот, согласиться. Предложенные вопросы носят рекомендательный характер. Проводя конференцию, ведущий обычно придерживается заранее разработанной программы вопросов, но она подвижна и может быть дополнена, изменена в зависимости от реакции конкретной аудитории. Обсуждаемые вопросы не должны иметь однозначных ответов — отрицательных или утвердительных, то есть должны быть проблемными.
    Обращение к фантастической литературе в её лучших образцах позволит не только привлечь подростка к чтению, но и скорректировать его вкусовые предпочтения, углубить представления о литературе и мире, который она отражает, тем более что традиционно литература фантастическая даёт нам возможность увидеть множество предполагаемых миров, экспериментальные условия которых ставят героя в экзистенциально сложные условия.
     
     
    ЛИТЕРАТУРА
     
    1. ХАЛИЗЕВ В.Е. Теория литературы. — М.: Высш. шк„ 1999. - С. 398.
    2. ИЛЬИН Е.Н. Герой нашего урока [об учительской стезе и учениках]. — М: Педагогика, 1991.-С. 288.
    3. ФИЛОНОВА Ю.А. Урок — читательская конференция как форма рекомендации книги // Ярославский педагогический вестник. - 2012. - № 3. - Т. II. - С. 102-107.
    4. СТРУГАЦКИЙ Б. Комментарии к пройденному / Сост. И.Стогова. — СПб.: Амфора, 2003.-С. 311.
    5. ЛЕЙДЕРМАН Н.Л., ЛИПОВЕЦ-КИЙ М.Н. Современная русская литература: 1950-1990-е годы: В 2 т. - М: Академия, 2003. - Т. 2:1968-1990. - С. 688.
    6. СТРУГАЦКИЙ А, СТРУГАЦКИЙ Б. Собр. соч.: В 11 т. — СПб.: Terra Fantastica, 2013. — Т. 11: Неопубликованное. Публицистика. — С. 665.
     
     "Литература в школе" . - 2016 . - № 7 . - С. 26-28.
     
     




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование