Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо


    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников

    Библиотека 

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     

    П. НИКОЛАЕВСКИЙ


    СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ШПАЛЕРЫ

    Жизнь без труда — воровство,
    труд без искусства — варварство.
    Дж. Рёскин

    «Ab ovo usque ad mala, от яйца до фруктов», — говаривали древние римляне, приступая к трапезе. Это выражение прижилось. «АЬ ovo, от истоков», — говорим мы, пытаясь понять, каким образом и откуда появились в нашей жизни те или иные вещи, общественные нормы, традиции, представления. Сегодня мы расскажем о настенных коврах — шпалерах.

     

    Что такое шпалера

    Крестовые походы, как известно, открыли для европейцев науку и искусство стран Востока. Но эпоха Крестовых походов стала и временем знакомства с обычаями и бытом восточных народов. В качестве военных трофеев крестоносцы привозили на родину многие диковинные вещи. Вероятно, среди них были и первые ковры. На холодном севере они пришлись как нельзя кстати, защищая помещения от холода и сквозняков и, что, пожалуй, не менее важно, облагораживая быт, внося элемент красоты в будничную обстановку жилища.

    Вскоре европейцы и сами освоили приемы изготовления ковров. Самым ранним из известных на сегодня произведений шпалерного ткачества является ковер из церкви Св. Гериона в Кёльне, сделанный мастерами с Рейна в XI в. Но широкое распространение в странах Западной Европы производство шпалер получает со второй половины XIV в. — в период расцвета готического стиля в искусстве.

    Что же такое шпалера? Это сотканный вручную ковер без ворса с сюжетным изображением или орнаментом. Высокое мастерство, с которым вытканы на шпалерах диковинные цветы и травы, фантастические животные, сцены из жизни былых времен, позволяет сравнивать эти образцы декоративно-прикладного искусства с произведениями живописи, хотя при их создании использовались не краски, а разноцветные нити. Эту особенность шпалер подчеркивают их современные названия. Так, в английском и французском языках шпалеры именуются «ковровыми картинами», а в немецком — «картинными коврами».

    В основе техники изготовления шпалеры лежит один из наиболее простых ткацких приемов — перекрестное переплетение нитей, который был известен еще в Древнем Египте. Нити основы (продольные нити, располагающиеся по длине будущего изделия) оплетаются идущими в поперечном направлении нитями утка в шахматном порядке: одна уточная нить идет поверх нити основы, соседняя — под ней и так до тех пор, пока основа не оказывается полностью скрыта под уточными нитями.
    Обычно в качестве основы использовались достаточно прочные шерстяные или льняные нити, а в качестве утка — шелковые или тоже шерстяные. Для придания ковру большей нарядности и декоративности применялись нити из золота и серебра. Поскольку нити основы и утка различались по толщине, поверхность шпалеры получалась не гладкой, а в рубчик, шероховатой на ощупь.

     

    Шпалера из серии «Анжерский Апокалипсис». Ок. 1380 г. Семь ковров этой серии, находящиеся в Анжерском замке во Франции, служили своего рода иллюстрациями к «Апокалипсису» Иоанна Богослова


    Первые европейские шпалеры, как уже говорилось, были созданы в XI в. в Германии. В конце XIII — начале XIV в. основными центрами шпалерного производства стали Париж и Турин во Франции. Но Столетняя война вынудила многих французских ремесленников бежать в соседнюю Фландрию, и уже в XIV в. шпалеры стали именовать аррасами — по названию фландрского города Аррас, ткачи которого славились своим мастерством на всю Европу.

    В XV-XVII вв. пальма первенства в изготовлении шпалер принадлежала Брюсселю и другим городам Фламандии. Однако в начале XVII в. в Париже была основана мастерская по производству шпалер, которая в 1660-е гг. превратилась в королевскую мануфактуру гобеленов и мебели. Благодаря необычайно высокому качеству производимых на этой мануфактуре ковров их популярность была столь велика, что во многих странах словом «гобелен» (братья Гобелены владели входившей в состав мануфактуры красильней, где нити окрашивали в различные цвета) стали обозначать все изделия, созданные в технике шпалеры. Так что привычный нам гобелен и средневековая шпалера — прямые родственники.

    Ремесленник или художник?

    Слово «шпалера» в переводе с итальянского языка — «решетка для вьющихся растений». И не случайно тканые ковры стали называться так же. Подобно тому, как растения обвивают рейки решетки, ткач оплетал уточными нитями основу, создавая одновременно и сам ковер, и его узор. Искусное переплетение нитей разного цвета позволяло добиваться плавных переходов от одного красочного фрагмента к другому, передавать объем предметов, светотень, получать различные колористические эффекты.

    От ткача требовалось не только виртуозное владение своим ремеслом, но и незаурядные художественные способности: знание основ композиции и техники рисунка, отменное чувство цвета. В начале развития шпалерного производства в Западной Европе ткачи сами придумывали сюжеты для шпалер и разрабатывали их цветовое решение. Но по мере развития ремесла и роста требовательности заказчиков при изготовлении шпалер стало уже невозможно обходиться без участия профессиональных художников.

    Начиная с XIV в., когда во многих европейских странах появлялись все новые и новые шпалерные мастерские, сложилась такая практика: живописец делал цветной эскиз будущей шпалеры в натуральную величину — так называемый картон, а ткач по возможности точно копировал его со всеми деталями и цветовыми нюансами на ковре.
    Но хотя ткач в своей работе следовал чужому рисунку, у него все равно оставалась возможность проявить свою творческую индивидуальность: умение передать трудноуловимые оттенки цвета, создать портретное сходство, подчеркнуть изысканность позы и пр. Поэтому даже выполненные по одному и тому же картону шпалеры несут на себе отпечаток личности своего создателя.

    В раннем Средневековье ткачи работали на специальных станках в виде деревянной рамы, на которую отвесно натягивались нити основы. Мастер располагался позади ткацкого станка — лицом к изнанке будущей шпалеры. Позднее были созданы ткацкие станки двух типов: вертикальные (готлис) и горизонтальные (бас-лис). На станке первого типа нити основы шли перпендикулярно полу, а на станке второго типа — параллельно ему.

    При работе на вертикальном станке картон с эскизом шпалеры ставился позади ткача, который в ходе работы периодически сверялся с ним. Когда же ковер ткали на горизонтальном станке, картон, разрезанный на части, раскладывался на полу под нитями основы.


    Шпалера из серии «Дама с единорогом». XV в. Ковры этой серии – яркий образец так называемых мильфлеров (фр. – тысяча цветов). Их отличительная особенность – россыпаь цветов и ягод по всему фону ковра 


    В результате рисунок на ковре воспроизводил эскиз в зеркальном отображении (это одно из главных отличий, по которому можно узнать ковер, сотканный на горизонтальном станке).
    Контуры рисунка углем переносили на основу. Затем ткач брал в руки шпульку с цветной нитью и начинал пропускать ее через нити основы. Заполнив определенное пространство нитью одного цвета, он брал шпульку с нитью другого цвета и т. д. Плотность работы порой достигала 100 уточных нитей на сантиметр основы.

    Шпалеру ткали небольшими кусками. Работа была очень кропотливой и шла медленно: в среднем за год опытный мастер мог соткать около 1 м2 ковра. Учитывая большие размеры средневековых шпалер (в дошедших до нас описях имущества — инвентарях нередко упоминаются ковры 14-21 м в длину и более 3-4 м в ширину), их изготовление занимало много времени, и стоили они весьма дорого.

    К примеру, длина изготовленной по заказу герцога Бургундского Филиппа Смелого шпалеры с изображением битвы при Розебеке (1382), в которой французы разбили фламандцев, составляла около 39,2 м, а ширина — 5,07 м. Шпалера была проткана золотыми нитями и нитями из «кипрского серебра». За картоны для нее, выполненные в несколько красок, пришлось уплатить 200 золотых франков, а работа над этим ковром, продолжавшаяся более четырех лет, обошлась заказчику в 2600 золотых франков. Неудивительно, что приобретать шпалеры могли себе позволить только очень состоятельные люди.

    Шпалеры как часть интерьера

    Внешне шпалеры напоминают настенную роспись — их вполне можно было бы назвать ткаными фресками. И если на юге Европы, следуя античным традициям, церкви было принято украшать настенными росписями, то в готических соборах Центральной и Северной Европы фрески заменяли шпалеры: их вешали на стены, они использовались как завесы и даже как алтарные картины.

    Сюжеты для первых западноевропейских шпалер черпались из Священной истории. Иногда изображения сцен из Ветхого и Нового Завета сопровождались также вытканными на ковре библейскими изречениями или словами из молитвословий.

    Но шпалеры украшали не только стены церквей. Красочные изображения помогали смягчить суровость обстановки в феодальном замке с его холодными каменными стенами. Парадному залу замка, где сеньор принимал знатных гостей, устраивая в их честь пиры, шпалеры придавали торжественность и пышность, а в располагавшихся в дальней, самой неприступной башне замка внутренних покоях они создавали уют, помогая сохранять тепло. Ковры развешивали на стенах, ими покрывали скамьи и кровати. Делали из шпалер и балдахины над троном или парадной кроватью.

    В Средние века шпалеры вешали на железных штангах на некотором расстоянии от стены, так что позади них можно было пройти. В феодальном замке ковры сплошь покрывали стены. Они сливались в единую полосу живописных сцен, в углах помещения нередко загибавшуюся, как это видно, например, на миниатюре из «Роскошного часослова герцога Беррийского».

    Вытканные на коврах сюжеты дополняли друг друга, объединенные общей темой. Для каждого зала замка изготавливался особый цикл изображений, включавший в себя несколько полотен (так, одна из наиболее известных серий шпалер — «Дама с единорогом» — состоит из шести ковров). По вечерам, когда свет факелов и светильников, отражаясь на шелковой, с матовым блеском поверхности шпалер, заставлял таинственно мерцать вплетеные в них золотые и серебряные нити, фигуры на коврах словно оживали, и казалось, что хозяева замка и их гости волшебным образом перенеслись в мир героев рыцарского романа или античного мифа.

     

    Шпалера «Нарцисс восхищается собой в фонтане». 1480-1520

    В XVI в. в домах знати стало модно завешивать шпалерами все стены и простенки между окнами и дверьми. Ковры теперь плотно натягивали на стены в специально устроенных для этого нишах, обрамленных лепниной. Благодаря этому шпалера приобретала сходство с картиной в богатой раме.

    По сравнению с более массивными предметами обстановки шпалеры обладали одним неоспоримым преимуществом: их можно было перевезти в любое другое место. Объезжая свои владения или отправляясь в военный поход, знатные сеньоры всегда брали с собой шпалеры. Ковры не только помогали скрасить походный быт. Имея их под рукой можно было, даже находясь вдали от дома, устроить пышный прием для противника, прибывшего вести переговоры о мире, или торжественный въезд в завоеванный город.

    Правда, существовала реальная опасность лишиться всех шпалер во время переездов. К примеру, в битве при Грансоне (1476) швейцарцы, разгромив войско Карла Смелого, завладели, помимо прочего, и коврами Бургундского герцога, которые были при нем в походе.

    В Средние века шпалеры ценились очень высоко. Наряду с книгами и ювелирными изделиями ковры оставляли в наследство детям. Их давали в приданое дочерям королей и высшей знати, посылали в качестве дара, чтобы скрепить мирный договор или приобрести союзника на войне. О том, насколько высока была стоимость шпалер, можно судить по такому факту: после битвы при Никополе (1396) Филипп Смелый вызволил из турецкого плена своего сына Иоанна Бесстрашного, отдав султану Баязету арабские ковры с изображением подвигов Александра Македонского.

    Владельцы драгоценных шпалер, как могли, старались уберечь их от порчи. Заботиться о сохранности ковров поручали специальным слугам. Как правило, это были ткачи, которые не только знали, как правильно хранить шпалеры, но при необходимости могли их и починить. Тем не менее до нас дошло не так много образцов средневековых шпалер. Частые пожары, сырость, наконец, непрочность самой ткани — все это губительно сказывалось на состоянии ковров.

    О чем могут рассказать шпалеры

    Шпалеры были не только деталями внутреннего убранства замков и домов богатых горожан. Ковры придавали нарядный вид городским улицам во время различных празднеств и процессий, их вывешивали на трибунах для зрителей при проведении рыцарских турниров. Вообще, ни одна публичная церемония не обходилась без великолепных образцов шпалерного ткачества. О том, сколько ковров можно было увидеть во время торжеств, говорит такой факт: в 1430 г. в город Брюгге, где проходила свадьба герцога Бургундского, шпалеры привезли на 15 повозках.

    Причем шпалеры выполняли не только эстетическую функцию. Они наглядно свидетельствовали о материальном достатке своего обладателя (например, возникновение собрания великолепных шпалер в Бургундии в немалой степени объяснялось стремлением герцогов подкрепить роскошью и богатством свое право стать королями Франции). Сюжеты многих ковров были призваны прославлять деяния того или иного знатного сеньора. Так, чтобы увековечить свою победу над восставшими горожанами Льежа, Иоанн Бесстрашный заказал серию из пяти ковров, повествующих об этом событии.

     

    Фрагмент шпалеры «Двенадцать месяцев» из Бальдисхольской церкви — «Апрель» и «Май». Ок. 1180

    Изучая изображения на шпалерах, можно многое узнать не только о внешнем облике и приметах быта людей эпохи Средневековья, но и об их идеалах и мировоззрении. Символизм сознания средневекового человека проявлялся и в склонности к аллегорическим, иносказательным изображениям. Популярны были, например, нравоучительные сцены с участием аллегорий пороков и добродетелей ит. п. Зачастую их смысл остается для нас недоступным, но он был абсолютно ясен феодальной знати и богатым горожанам XIV-XVI вв.

    Одним из главных источников вдохновения для создателей западноевропейских шпалер служили библейские сюжеты. Но помимо этого на коврах были представлены подвиги античных героев, сцены из древнегреческих мифов и рыцарских романов: аргонавты, отправившиеся за Золотым руном, герои Троянской войны и Крестовых походов, Александр Македонский и рыцари Круглого стола — все, кем восхищалось и кому стремилось подражать средневековое рыцарское общество. Не оставались без внимания и современные заказчикам и создателям шпалер события — знаменательные битвы, охота, турниры, куртуазные сцены и даже сельскохозяйственные работы.

    Тесно связанное с бытом феодальной знати и богатых горожан, искусство шпалеры развивалось вплоть до конца XVIII в. Совершенствовалась техника ткачества, расширялась цветовая палитра, в соответствии с изменением общего художественного стиля от Ренессанса к барокко и затем к классицизму менялся и стиль изображений. Однако после Великой французской революции XVIII в., разрушившей «старый порядок», изготовление шпалер постепенно стало сходить на нет, а переход к машинному производству во второй половине XIX в., казалось, и вовсе нанес ему смертельный удар.

    Но произведения, согретые теплом рук мастера и несущие в себе частичку его души, даже спустя столетия после своего создания не оставляют равнодушными всех, кто с ними соприкасается. И уже с конца XIX в. началось возрождение традиций шпалерного ткачества, которое в наши дни пользуется большой популярностью.


    «История и обществознание для школьников» . – 2010 . - № 2 . – С. 57-64.

     

     





    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование