Чаплин Ч. ПАРИЖАНКА

 

Страна: США
В ролях: Эдна Первиенс, Адольф Менжу, Карл Миллер, Лидия Нотт, Чарльз Френч, Кларенс Джеллер, Бетти Морриси, Мальвина Поло, Нелли Блай Бэкер, Генри Бергман, Джордж Уильямс, Чарли Чаплин.
Режиссер: Чарлз Спенсер Чаплин
Продюсер:
Сценарист: Чарлз Спенсер Чаплин (по материалам Пегги Хопкинс Джойс)
Оператор: Роланд Тотеро, Джек Уилсон
Композитор:
Жанр: мелотрагедия

Год выпуска: 1923

 

Безоговорочный шедевр в устах советской критики, мне этот безусловно любопытный фильм Чаплина-автора без Чаплина-актера показался все же не лучшей его работой. Может быть, потому, что сколь ни хороши исполнители, до чаплиновской гениальности они все же не дотягивают; может быть, потому, что слишком уж традиционна, прямо-таки избита и литературой конца XIX - начала ХХ вв., и кинематографом первого десятилетия его существования тема картины, разрабатываемая постановщиком в пространстве между Золя и Гриффитом. Во всяком случае, сюжет предсказуем от начала до конца, мораль очевидна и, увы, не столь глубока, сколь хотелось бы.

Судите, впрочем, сами. В экспозиции нам показана история несчастных провинциальных влюбленных, происходящих из семей чуть ниже среднего достатка, которым бессердечные родители не дают соединиться. Эта первая мелодраматическая новелла завершается скоропостижной смертью отца "Ромео", вследствие чего герой - молодой впечатлительный человек с художественными наклонностями - не успевает к поезду, на котором они с возлюбленной должны были вместе уехать в Париж, дабы строить там гнездо новой жизни.

Далее мы встречаемся с героиней через год, уже в Париже, где она "сделала карьеру" Настасьи Филипповны, то бишь "ловко устроилась" на содержание к богатому хлыщу-аристократу, так сказать, почти предпенсионного возраста, но очень даже ничего еще. Эта часть картины, позволю себе шахматный термин, миттельшпиль, - художественно самая яркая в ней. Мы видим здесь не гриффитовский, а собственно чаплиновский мир - ироничный и печальный, богатый и нищий одновременно. Полусвет гуляет, поглощает невиданные яства в ресторанах, злословит и утопает в жирной роскоши. Сделано все это, повторяю, блестяще, и если бы фильм был не полнометражной кровавой драмой, а, как ранее у Чаплина, сатирической арабеской, вот тогда он точно был бы шедевром.

Но увы. Мари Сен-Клер (так зовут героиню), мечась между совестью и ревностью, между неправедным богатством и неосуществимым желанием тихого семейного счастья, неожиданно встречает, забредя не в ту квартиру, своего бывшего возлюбленного, еще носящего траур по отцу и влачащего - честная бедность! - полунищенское существование монпарнасского художника в кой-как обставленной комнате, которую он делит со старухой-матерью.

Вновь вспыхнувшее в полной груди чувство Мари безуспешно пытается подавить, но скоро сдается, ссорится с богатым любовником и как есть приходит в лачугу художника, на беду как раз в тот момент, когда он, устав от нравоучений матери на предмет, на ком ты, мол, собираешься жениться, дурак, прости Господи, она ж куртизанка, махнув рукой выкрикивает титром: "Не женюсь!"

Маман довольна, мадам оскорблена в лучших чувствах, гордо уходит в ждущий под окном автомобиль, мирится со своим посмеивающимся в наглые усы аристократом, художник страдает, требует последнего объяснения, получает его в ресторане, в присутствии ироничного настроенного благодушно-беспринципного аристократа в наглых усах, за что (за усы, за усы!) на него набрасывается, а затем, выведенный лакеем за руку вон, застреливается (вот незадача - насмерть) у фонтана, в который вниз головой и валится, как все равно мешок с отрубями.

Когда старушке-маме приносят домой покойничка, та, окаменев, берет злополучный пистолет и шагами командора направляется в дом этой шлюхи отнюдь не с благими намерениями. Служанки ей титрами же сообщают: а мадам, мол, уехала к вашему сыну. Бабуля возвращается с подъятым револьвером, но... видит горько рыдающую над трупом несчастную и притом хорошо одетую в черные кружева даму - и сердце ее оттаивает.

Не хэппи энд - над кадавром рыдают два любящих сердца. Хэппи энд, он же эпилог сообщает нам о не разлей вода сдружившихся женщинах, содержащих частный детский дом с чумазыми ребятишками, как две капли воды похожими на режиссера, автора сценария и композитора в одном лице, мимо которого (детского дома, а не Чаплина) с ревом проносится открытый автомобиль, где на заднем сидении вкусно курят сигары бессердечный аристократ сотоварищи.

Очень хороши в картине аристократ и мамаша художника, а также исполнители второстепенных ролей; Эдна Первиенс для своей роли старовата, тяжеловата, излишне заидеологизирована и психологизирована. Художник же и вообще ни рыба, ни мясо, а так - тень героя.

Блистательны эпизоды типа "поедем в Разгуляево", хороши сцены выяснения отношений между аристократом и Мари, просто гениален эпизод, в котором разгневанная на смеющегося в наглые усы содержателя мадам выбрасывает в окно драгоценное ожерелье, а потом, ломая каблуки, скачет за ним на улицу и выхватывает из рук остолбеневшего бродяги, к которому неожиданно привалило краткосрочное состояние на всемирный запой. Иными словами, хороши как сами по себе, так и по принципу контраста с общим содержанием, именно сцены комические. Отдельно надо сказать о великолепном, пронзительном музыкальном лейтмотиве картине, который один и спасает, по-моему, все ее драматическое многословие.

Добротный фильм, так бы я сказал. Согласен с тем, что более чем добротный, с проблесками гениальности. Согласен и с тем, что эстетика "Парижанки", ее тональность трагической иронии и собственно кинематографические находки имели долгое продолжение в мировом кино. Но думаю все же, что в наследии Чаплина это далеко не лучшая картина.

Тех, кто видел "Парижанку" и, как советская критика, считает ее шедевром, самым значительным явлением в Голливуде и одним из самых значительных в американской культуре первой четверти ХХ в. вообще, а равно и тех, кто не видел картины и хотел бы узнать альтернативное моему мнение, отсылаю к страницам 102 - 119 монографии А. Кукаркина "Чарли Чаплин" (М.: Искусство, 1960), где доказательства абсолютной гениальности этой кровавой драмы-мелодрамы изложены обстоятельно и по-своему вполне убедительно. Я же закончу рецензию маленькой цитатой из этой книги (С. 105): "Незадолго до ее (картины. - В.Р.) выпуска Чаплин писал: ""Парижанка" будет самой примечательной из всех моих работ. В этом жанре я являюсь новатором (после Гриффита-то! - В.Р.). Что бы ни ожидало мою картину - успех или провал, я считаю все же, что она..."".

В прокате картина, как нередко происходит с программными произведениями, с треском провалилась.

 

В. Н. Распопин