Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека 

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  



    Анна  Беляк

    Вместе задуманное – воплощается сообща

    Представьте себе человека, который всего пять лет назад начал заниматься педагогической работой, но за это время успел получить разряд педагога высшей квалификационной категории (кстати, не имея учительского образования), создать авторскую образовательную программу и технологию ее реализации, написать об этом книгу и стать лауреатом конкурсов, уже от одного перечисления которых захватывает дух. Проект этой программы под названием «Каждый ребенок талантлив» — победитель первого тура конкурса «Инвестиционный потенциал г. Новосибирска на рубеже 21-го века», дипломант конкурса «Уч-Сиб-99», лауреат конкурса «Сцена Сибири-99», обладатель малой Золотой Медали Сибирской ярмарки, участник выставок международной Сибирской ярмарки — «Свежее искусство Сибири-99» и «Парад золотых фирм»...
    — Невероятно! — скажете вы.
    Так думала и я, отправляясь на встречу с Натальей Николаевной Карповой, руководителем творческой лаборатории декоративно-прикладного искусства «Ивушка», что работает на базе художественно-эстетической школы искусств «Весна» Центрального района Новосибирска.
    Сначала речь зашла о книге, которая скоро выйдет в Новосибирском книжном издательстве. Вот что рассказывает о ней сама автор.

    — Прежде всего книга рассчитана на людей, которые хотели бы помочь детям в творческом плане. Совсем не обязательно это должны быть учителя по изобразительному искусству. Это могут быть и врачи, и воспитатели, и психологи, и, конечно, занятые родители, которые все же должны находить 15—20 минут, чтобы поиграть с ребенком. Но, занимаясь с детьми по нехитрой технологии, взрослые вдруг и сами начинают рисовать и достигают в этом поразительных успехов... Это оборачивается двойной радостью...

    Методика Н. Карповой позволяет пробуждать в людях любого возраста дремлющий творческий потенциал. Недавно у нее получился небольшой «экспромт». Обычно она работает с ребятами младшего школьного звена, А тут как-то неожиданно заболел концертмейстер их школы, девчонки-подростки из хора оказались не у дел. На улице был страшенный мороз, гулять не пойдешь. Хористки без дела слонялись по коридору, Наталья Николаевна пригласила их к себе в класс и посадила рядом с работающими ребятишками. Сначала эти «навороченные, кожаные девицы» смотрели на занятие детей скептически-снисходительно, но постепенно увлеклись и включились в работу.

    А чем занимались в это время младшие? Они играли в эскиз-игру. «Это когда они у меня, я к о б ы не умея рисовать, изо всех сил упираются, но я им даю возможность чуть-чуть реализовать себя на листке бумаги, — рассказывает Наталья Николаевна. — Дети ужасно боятся чистого листа. Им по 8—9 лет, а многие из них уже закомплексованы. Очевидно, раньше к ним был, грубо говоря, применен террор: не оценили или родители, или педагог. Ребенок что-то плохо нарисовал — и на этом заострили внимание. Теперь его самооценка занижена, творческие способности как бы на нуле. Он боится, что у него опять не получится, что он запачкает лист и т. п.»

    Чтобы ребенок заработал, иногда достаточно педагогу просто точку поставить на его листе. Другому — какую-то «веселую, плавную закорючку», третьему— треугольник, линию или сердечко. И вот уже «фломастер приклеился». Когда малыш видит, что лист уже чем-то «запачкан», зарисован, боязнь чистого листа пропадает.
    Разрабатывают свои эскизы дети без какого бы то ни было навязывания со стороны педагога. Некоторые из них закрывают глаза и представляют рисунок. Но при этом обязательно звучит музыка.

    Н. Карпова практикует на уроках соединение декоративно-прикладного искусства с оформительским и с классической музыкой. Почему с оформительским искусством? Ребенку проще делать вещи плакатного, плоскостного плана. Умение создать эскиз играя дает возможность ребенку полностью самореализоваться. Он доходит самостоятельно до того, что ему в данный момент интересно.
    Эскизы получаются совершенно разные. Потому что, например, звучащие на уроке балетные фрагменты Чайковского очень разнохарактерны. Мелодии позволяют малышу прислушиваться к музыке внутри себя. Вещи получаются либо минорные, либо мажорные — в зависимости от настроения.
    Девчонки-подростки создали на этом случайном уроке удивившие их самих и Наталью Николаевну вещи. Рисунки эти они унесли с собой, а теперь частенько заходят к Карповой.
    Разглядывая эскизы детей, я спросила Наталью Николаевну, были ли у них перед глазами какие-либо образцы, так сказать, наглядные пособия, когда они приступали к созданию своих эскизов? Оказывается, нет. Эти произведения, в прямом смысле слов, неподражаемы и бесподобны.
    Помимо эскиз-игры она разработала технологию под названием эскиз-экспресс, направленную на создание эскиза орнамента, который может быть в дальнейшем использован и в вышивке, и в выжигании, и в гравировке по металлу, и в чеканке, и в аппликациях из кожи, меха, ткани, бисера, и еще бог знает где.
    Сначала малыш работает с самоклеющейся пленкой. Ребенку проще работать, когда он не боится запачкаться клеем или если вдруг что-то не получится. Криво приклеился квадратик — он его тут же оторвал и переклеил.

    Я рассматриваю многочисленные блюдца, тарелки, вазочки и бутылки, облитые блестящей черной краской, а поверх нее украшенные всевозможными орнаментами из квадратиков. Это и есть работы самых маленьких. Посуда, конечно, предназначалась для выбрасывания — тарелки были все с трещинами, а бутылки... и так не жалко. Ребята тащат эти заготовки из дому целыми рюкзаками. Они знают, что из таких ущербных, бросовых вещей получатся настоящие произведения искусства. А если что-то и не получится — можно не бояться, что вещь испорчена, все равно треснутое блюдце ничего не стоит. Этот психологический момент раскрепощает, снимает боязнь.

    При создании эскиза орнамента для тарелки дети слушают вальсы Штрауса, поэтому эскиз получается закомпанованным по кругу. Ребенок чувствует счет — три четверти — всем своим существом. Квадратики у него «красиво танцуют» и не налезают друг на друга.
    На пленке — клеточки с обратной стороны. Малыш них ориентируется,   вырезая детали.  После того, как он поработал с пленкой и уже стал значительно смелее, начинается работа с самым излюбленным для Натальи Николаевны материалом — соломой.

    В этой технике ее питомцы делают великолепные работы. Но прежде чем к ним обратиться, остановимся еще на одной оригинальной технологии, придуманной Н. Карповой. Это так называемый эскиз-синтез.

    — Я разрываю лист бумаги на маленькие кусочки и раздаю их детям. Объявляю тему композиции, например, «Третье тысячелетие». Задача детей состоит в том, чтобы совместными усилиями создать общую, коллективную работу, внося в нее посильную лепту.
    Начинается обсуждение. Я спрашиваю: что самое главное должно быть в третьем тысячелетии? Дети говорят: нужна мама, нужен дом... Чтоб в нем жила большая дружная семья. Чтобы солнце светило и чтобы луна была... И начинается раскрутка. В центральное пятнышко поместили эту самую семью — маму, папу и семь ребятишек. Это самое главное. Дальше появились домики, дворики, другие люди и животные — домашние и дикие. А еще должны быть рыбы и птицы. А потом вспомнили, что существует еще и подземное царство, где всякие насекомые. Вспомнили и предков, которые в древности лиц никогда не рисовали, чтобы не привлечь внимания злых духов...
    Каждый ребенок работал над какой-то деталью: кто рисовал хвост рыбы, а кто — глаз... У одного выходил мостик, у другого домик.

    В процессе разговора за четыре месяца выдали целый триптих — «Третье тысячелетие» (боковые композиции — «Подводный мир» и «Птицы»). Наталья Николаевна продемонстрировала этот плод коллективных усилии, воссозданный из соломы и помещенный на черном бархате. Эта работа получила высокую оценку специалистов разного рода — и художников, и психологов, и педагогов.
    Работая с детьми, Наталья Николаевна Карпова больше всего боится им чём-либо навредить.

    — Недавно меня попросили посмотреть авторскую программу по дополнительному образованию педагога, претендующего на первую квалификационную категорию. Пусть это талантливый учитель из уважаемой гимназии, но когда я прочитала о том, что у нее третьеклассники работают по программе стилизации и при этом сами конспектируют ее двухчасовую лекцию, сами подчеркивают главное и при этом еще беседуют с ней, я подумала: мамочки мои, это тихий ужас!..
    Ребенку сейчас и так очень трудно, в школе — перегрузки. И если мы на таких, дополнительных, занятиях будем его перенапрягать, то от этого получим большой вред. Здесь ребенок должен не только трудиться, но в большей степени отдыхать.

    На уроках Карповой дети прыгают, разговаривают, пьют чай...
    В педагогику Наталья Николаевна попала, можно сказать, случайно, по образованию она художник-дизайнер. Но ее мама была прирожденным педагогом. Она предавала в музыкальной школе и очень любила и баловала детей: (и у нее прыгали на уроках, она им варежки вязала... Отец Наташи — известный оперный певец Николай Логутенко.  В доме всегда звучала музыка.

    — Почти с самого рождения я была на сцене, — рассказывает Наталья Николаевна, — пела, танцевала. В пять лет выступала в оперном театре в... хоре мальчиков. Дома вслед за отцом, разучивающим арии, пела и «Пиковую даму», и «Евгения Онегина». И на своих уроках, когда у нас была пушкинская тема, я пропела ребятишкам всего «Евгения Онегина» и «Русалку». Мечтала стать артисткой. Но... не хватало смелости, я была такой трусихой... Вот родители и решили, что из этого ничего не получится.
    Наташа закончила художественное училище. Первую педагогическую практику, по ее словам, ужасную, получила в Ярославле. Муж ее поехал туда учеником в открывающуюся школу редких профессий, чтобы получить специальность ювелира-гравера. А ей предложили там вести уроки графики и исполнять обязанности директора по учебно-воспитательной работе. Карповы только что поженились, Наташе было 20 лет. Бытовые условия в Ярославле оказались тяжелыми, жили в каком-то сарае. Вскоре родился сын.
    Денис рос очень добрым и отзывчивым. Когда он был шестиклассником, однажды заступился за беременную кошку, над которой издевались мальчишки. За это те сильно избили его. Мальчик получил серьезную травму позвоночника и в течение шести лет находился на домашнем обучении. Карповы жили тогда уже в Новосибирске.
    Наталья Николаевна вынуждена была оставить престижную и любимую работу (она работала тогда в творческой лаборатории Дома быта, которая занималась оформлением лучших салонов города, парикмахерских, домов моделей; там трудились ведущие художники).

    К Денису приходили девчонки и мальчишки. Постепенно в доме возникло нечто вроде клуба по интересам: вместе с Натальей Николаевной ребята плели макраме, вязали, что-то мастерили.
    Когда пошла в первый класс 79-й школы дочь Карповых, Марина, Наталью Николаевну удивила и обрадовала творческая обстановка и уют, царившие здесь. Это была школа искусств. Всюду цветы, лианы, игрушки... Звучит саксофон, пианино, хор исполняет произведения Баха...
    В школе заметили неординарные способности родительницы Карповой, то, как льнут к ней ребятишки, и пригласили работать в качестве педагога. Сначала Наталья Николаевна боялась соглашаться, ведь у нее не было педобразования. Но ее убедили, и она решила попробовать. Так вот и началась педагогическая деятельность.

    Флористикой и дизайном тогда занимались все. Она решила «раскрутить свое», но не знала, с чего начать.
    Однажды, возвращаясь с дачи, набрали в поле пучок обыкновенной соломы. С этого все и началось. Солома — материал теплый, благодатный. Ребятам нравятся эти желтые, напоминающие о солнце и лете пятна, которыми они украшают свои композиции. Начинали с обыкновенных «бревнышек», т. е. целых соломинок, которые наклеивали на бумагу, а потом вырезали из нее вазочки, домики, кораблики. Наталья Николаевна учила: надо, чтобы секрет наш не увидели, что мы соломку приклеили. И чтобы «дырок» на вазочке не было, иначе вода вытечет. Чтобы кораблик не тек и чтобы в домик не дуло, надо плотно подогнать соломинки друг к другу. Ну а если домик получился немножко кривой — не беда, скажем, что это ветер сильный дул и домик поэтому покосился...

    Эти первые работы шестилеток она бережно хранит до сих пор. Сейчас солому ребята разглаживают — когда ножницами, когда утюгом для придания нужного цветового оттенка. Создали целую серию больших, уже салонных, коллективных работ из соломы на бархате, которые и принесли им славу.

    — Формула нашего успеха в том, — говорит Наталья Николаевна, — что маленькие дети делают большие композиции... При этом, участвуя в коллективном труде, ребенок никогда не скажет: «Мама, я сделал глаз для этой рыбы». Он говорит: «Это мы сделали».
    Такая деятельность развивает коммуникативные способности ребят, умение работать вместе и относиться к труду ответственно, ведь если ты недобросовестно сделаешь свое дело, то испортишь общую картину.
    Когда на выставке «Сцена Сибири» демонстрировались семь работ из серии «История костюма», к ним подходили японцы и корейцы ... лечиться. Подойдут — и долго стоят молча. А потом поклонятся и говорят: «Спасибо вам и вашим детям». У студийцев «Ивушки» и их руководителя немало различных ноу-хау. В коридоре школы висят работы, выполненные из фасоли, гороха, бобов, других всевозможных круп. Они обрамлены толстыми мягкими рамами, сделанными из кожзаменителя. Предназначены такие картины для мягкого интерьера с диваном, креслами, аквариумом... Но так как кожзаменителя было маловато, рамы получились несколько куцеватые. Однако американцы, увидевшие эти работы на выставке в оперном театре, пришли в настоящий восторг. Это модерн, сказали они.

    — Конечно, нашу идею подхватят, я не сомневаюсь, — говорит Наталья Николаевна, — найдется и кожа, и все остальное...

    Опыт художника-дизайнера позволяет Карповой любую детскую «козявку-малявку» приукрасить и найти ей нужное место в композиции. Перебирает с ребятами сотни разных вариантов. И лишь когда композиция понравится всем без исключения, останавливаются на ней.
    Сообща задуманное — сообща и воплощается. Это главная заповедь.

    «Ведомости», 2000





    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование