Большаков В., Косинцев П. По следам мамонтёнка Любы

 

В. Большаков, П. Косинцев
 
По следам мамонтёнка Любы
 
 
 
Мамонты наряду с динозаврами - наиболее известные из вымерших на Земле животных. Повышенный интерес к ним наблюдается как у широкой публики, так и со стороны ученых. Мамонты представляют собой, с одной стороны, яркий пример адаптивных возможностей видов, а с другой - необъяснимого, как многим кажется, беспричинного вымирания. Кстати, происшедшее с ними и с их биотой - последняя глобальная экологическая катастрофа, произошедшая на нашей планете в силу естественных причин. Она оставила многочисленные документальные свидетельства, позволяющие надеяться выявить симптомы, предвещающие возможное начало такого события и  прогнозировать его в будущем.
 
 
Крайний север Азии — практически единственное место на Земле, где время от времени обнаруживают замороженные остатки животных, существовавших тысячи и десятки тысяч лет назад. В настоящее время такого рода находок известно несколько десятков. Большинство из них — фрагменты шкур или частей тела мамонтов, единичны — относительно полные их туши. Сохранение последних на протяжении тысяч лет возможно только в результате поистине уникального стечения обстоятельств. Скажем, после гибели животного его труп был очень быстро захоронен в мерзлоте, так как лишь тогда он не успевает разложиться или его не съедают хищники. Более того. На протяжении тысяч последующих лет эти отложения оставались в замороженном состоянии, а сегодня, оказавшись на поверхности, они должны быть найдены и сохранены.
 
К сожалению, история знает несколько примеров, когда от хорошо сохранившихся трупов остались только скелеты, потому что своевременно не были предприняты меры по их защите. Например, печальная участь постигла одну из первых известных науке находок — Ленского, или Адамса. Животное нашли в устье реки Лены в 1799 г., но когда по поручению Петербургской академии наук Михаил Адаме (действительный член с 1805 г.) прибыл на место, то обнаружил скелет с остатками мягких тканей. То же произошло с Монгоченским мамонтом на Гыданском полуострове. Местные ненцы натолкнулись на него в 2000 г., а сообщение о нем поступило в музей города Салехарда в 2004 г. Увы, к тому времени специалисты увидели лишь скелет, шерсть и содержимое кишечника.
 
Обычно (и относительно часто) встречаются костные остатки этих зверей. Интересно, что первым в мировой литературе научные сведения о них сообщил выдающийся деятель эпохи Петра I историк Василий Татищев. Напоминая о нем в октябре 2007 г., почетный член Русского географического общества и Уральского общества краеведов Нина Архипова отметила: еще в 1721 г. при посещении сибирского города Тобольска он познакомился с костными остатками древнего животного и написал статью «Сказание о звере мамонте» на латинском языке, которую опубликовали в Швеции в 1725 г., а затем в Лондоне в 1743 г.
 
До настоящего времени были известны три относительно полных трупа мамонтов, все с собственными именами. Самый первый, и долго остававшийся единственным, был Березовский, найденный в 1900 г. на реке Березовке, правом притоке реки Колымы. Экспедиция, оперативно организованная Императорской Академией наук, доставила его в Зоологический музей (Санкт-Петербург) в 1902 г. Второго нашли в 1977 г. на прииске в верховьях реки Колымы. Там обнаружили труп детеныша, затем широко известного под именем Дима. Третьего обнаружили в 1988 г. на небольшой речке на полуострове Ямал — тоже «малыш», получивший имя Маша. Все трупы по разным причинам имели более или менее значительные повреждения: спину и голову Березовского погрызли волки и песцы; правый бок Димы разрушила лопата бульдозера; Машу сильно повредили трупоядные насекомые, птицы и лемминги.
 
 
 
Здесь был найден мамонтёнок Люба
 
 
Очередной — четвертой сенсацией стала находка животного 16 мая 2007 г. Его чуть раньше обнаружил Юрий Худи, перегонявший оленьи стада на летние пастбища на берегу реки Юрибей (полуостров Ямал). У местного коренного населения к древним животным отношение сложное: с одной стороны, они ценят их бивни (которые, правда, у данного звереныша еще не выросли), с другой — мамонт весьма темный персонаж в их легендах, существо подземного мира. Однако оленевод отнесся к находке очень ответственно. Оставив свои стада, он добрался до поселка Яр-Сале и сообщил о ней директору местного музея Геннадию Зайцеву, а тот, в свою очередь, известил специалистов Ямальского окружного музейно-выставочного комплекса им. И.С. Шемановского (Салехард) и Института экологии растений и животных УрО РАН (Екатеринбург). Сотрудники первого, постоянно консультируясь с учеными второго, организовали вывоз мамонтенка, что было непросто сделать из-за финансовых трудностей. Тушу привезли сначала в поселок Новый Порт, где местный предприниматель выделил для нее подземный морозильник, чтобы она не оттаяла, пока готовился спецрейс вертолета. 25 мая заведующий отделом археологии и этнографии Ямальского музея Андрей Гусев доставил тело в Салехард, где его поместили в морозильную камеру с постоянной температурой -7°С.
 
 
 
Берег реки Юрибей  (полуостров Ямал)
 
Все было сделано очень оперативно. 30 мая в Ямальском музее прошла пресс-конференция. Мамонтенка ненадолго извлекли из морозильной камеры и показали журналистам. При осмотре выявили, что хищник, вероятно, собака, погрызла хвост и край правого уха, а все остальное в целости и сохранности, т.е. впервые в руки исследователей попал практически не поврежденный труп древнего животного. Это была самка возрастом 5-7 месяцев. Ее жировой горб хорошо выражен, что указывает на высокую упитанность животного и его вероятную гибель в конце лета или осенью. Не видны какие-либо прижизненные травмы и посмертные повреждения. Шерсть сохранилась только на нескольких местах туловища и конечностей. Туловище сильно уплощено с боков, а все тело мумифицировано. Выходит, самочка погибла внезапно, была очень быстро погребена и, вероятно, все время находилась в замороженном состоянии. Это позволяет надеяться на уникальную сохранность ее внутренних органов и тканей.
 
У изучающих мамонтов в России существует традиция давать каждому найденному животному собственное имя, по месту обнаружения или автора открытия. Детеныша назвали Люба по имени жены Юрия Худи.
Существует еще одна традиция в российской науке, возникшая в начале XX в. во время исследования Березовского мамонта, — комплексный подход к изучению этих уникальных находок. Тогда приняли участие морфологи, гистологи, палеоботаники, химики и др. То же происходит и сегодня.
 
 
 
 
Мамонтёнок Люба
 
 
 
Полевые работы на месте обнаружения мамонтенка выявили необычность его местонахождения. По словам Юрия Худи, он натолкнулся на него на низком берегу реки, недалеко от воды, и внешне был практически чистым. Люба лежала на левом боку, на котором имеются примерзшие комочки грунта. Являются ли они остатками вмещающей породы или примерзли позднее на месте находки, неизвестно. Очевидно, она найдена не in situ, а была принесена водой, и ее первичное местонахождение было где-то выше по течению реки. Ближайший обрыв берега, откуда труп мог быть вымыт, находится более чем в 1 км выше по течению реки, где он был замерзшим и затем принесен к месту нахождения еще в 2006 г.
 
Впрочем, для поиска первоначального захоронения Любы в августе 2007 г. была организована экспедиция и проведены полевые работы в районе ее обнаружения. Другой задачей стал сбор материалов для реконструкции природных условий во время обитания здесь мамонтовой фауны в целом. В работе приняли участие кандидаты биологических наук Павел Косинцев, Александр Бородин, Анатолий Яковлев, волонтер Артем Тяптин и представитель телерадиокомпании «Ямал-регион» Максим Крячко, а на завершающем этапе к ним присоединился представитель телерадиокомпании «Ямал» Игорь Корнелюк.
 
Итак, место находки сейчас расположено в зоне южных кустарниковых тундр. Оно захватывает часть возвышенности Хой и представляет собой плосковолнистую заболоченную равнину с абсолютными отметками возвышенностей до 60 м. Доминирующие ландшафты — высокие пологохолмистые, дренированные и расчлененные равнины с зарослями ивы высотой до 2 м по долинам речек и ложбинам. Вечная мерзлота имеет сплошное распространение и мощность до 300 м. Поверхностные отложения сложены глинами, суглинками, супесями и песками, местами с включением обломочного материала и имеют средне- и позднеплейстоценовый возраст — от десяти до двухсот тысяч лет. Нам представляется, что именно в последнем и был первоначально захоронен мамонтенок.
 
 
 
Ближайшие к месту обнаружения мамонтёнка обнажение мерзлых пород
 
 
Перед началом поиска вероятного места захоронения был проведен анализ имевшихся в нашем распоряжении данных. Как уже отмечалось, детеныш не имел никаких повреждений. Полностью сохранилась даже такая хрупкая его часть, как высохший хобот; поверхность тела почти чистая, а на месте находки не было остатков породы; сам мумифицированный труп был относительно тяжелым и имел плавучесть, близкую к нулю. Поскольку ближайшее место выхода на поверхность плейстоценовых отложений находится выше по течению в 1,5 км, то значит, при упомянутой низкой плавучести он проплыл по реке как минимум 1,5 км и не получил повреждений. Это наиболее вероятно, если тело было заключено в оболочку из плавучего материала. В рассматриваемом регионе речь может идти о льде или торфе. Следовательно, в районе находки нужно было искать их выходы на поверхность.
 
Экспедиционный лагерь решено было установить в нескольких километрах выше по течению от места обнаружения мамонтенка, на берегу реки Юрибей. Тут имелись три обнажения, где на поверхность выходят четвертичные отложения, а еще одно было немного выше по течению. В дальнейшем началось их планомерное обследование, чему благоприятствовала погода.
 
Сначала мы занялись обнажением, расположенным выше лагеря. Оно имело высоту 10-12 м и было сложено хорошо промытыми светлыми песками и супесями, у уреза воды выходил слой со слабо окатанным грубообломочным материалом кристаллических пород. На берегу реки был найден фрагмент сильно минерализованного ребра мамонта. Состав и строение слоев, а также значительная удаленность от места находки показали бесперспективность его дальнейшего изучения.
 
Тогда мы перешли к обнажению, находящемуся ниже по течению реки, которое принесло обнадеживающие результаты. Оно было высотой 8-9 м, сложено светло-серыми супесями с прослойками из растительных остатков. Стало очевидно, что интересующий нас мамонтенок вымыт не отсюда. А изучение растительных остатков позволит не только получить данные о них в позднем плейстоцене, но и датировать более точно с помощью радиоуглеродного метода. Возможно, в них окажутся и остатки насекомых, что значительно пополнит наши знания о «мамонтовых» экосистемах Ямала. Было решено в дальнейшем провести более детальное изучение и сделать описание этого обнажения, а также провести отбор образцов для палинологического, карпологического, энтомологического анализов. Затем в 1 км ниже обнажения, в обрыве пойменной террасы, мы нашли погребенный торфяник голоценового возраста; в основании его лежали пни деревьев, главным образом берез и лиственниц (образцы древесины для дендро-хронологов и торфа для палеоботаников и палеоэн-томологов мы взяли). Очевидно, несколько тысячелетий назад климат тут был значительно теплее и на месте современной тундры находилась лесотундра.
 
Впереди на несколько километров простиралась пойма Юрибея и только вдали были видны высокие террасы. Изучение карты показало, что они на другом берегу. Уже было решено вернуться назад, когда на светлом песке ближайшей излучины реки было замечено темное пятно. Оказалась, это огромная глыба торфа (вроде бы, голоценового периода), принесенная половодьем. Она заставила вспомнить о рабочей гипотезе, которая поначалу казалась наименее вероятной: в такой массе вполне могла быть перенесена и Люба. Впрочем, тогда на месте ее находки осталось бы значительное количество торфа, а его мы не обнаружили.
 
И вообще, обследование обнажений в окрестностях лагеря показало, что первичное ее захоронение в них крайне маловероятно. Тогда решили осмотреть еще два около местонахождения ее тела, на другом берегу реки, в 8-10 км от лагеря.
 
Ближайшее из них высотой 20-23 м состоит из светло-серых супесей с прослойками легких светлых суглинков. Ни погребенного льда, ни того же торфа здесь не найдено. Второе обнажение находится в километре выше по течению, за излучиной реки. Высота его 10-15 м, сложено светло-серыми супесями. Поэтому на первый взгляд показалось, что оно аналогично предыдущему. Однако более детальное обследование выявило существенную деталь — на одном из его участков, в верхней части находится слой погребенного льда. Глубина его залегания невелика — около 1 м. Стало ясно: это основной «кандидат» на место первоначального захоронения мамонтенка. На следующий день изучение данного обнажения продолжили. На его краю заложили шурф, который удалось довести до слоя погребенного льда. Из стенок того и другого взяли образцы на анализы. В нижней части обнажения нашли мощный слой торфа, уходящий под урез воды. Изучение его состава и структуры показало, что он — намывной, т.е. переотложенный, с прослоями супесей. Такие отложения не имеют плавучести и поэтому не могли быть местом первичного захоронения Любы. В итоге вероятное место первичного захоронения животного найдено — это слой погребенного льда во втором обнажении вверх по течению от места его находки. Отсюда он вывалился в предыдущем году в блоке льда, и река перенесла его ниже по течению на место, где труп и обнаружили.
 
Однако не до конца решенной осталась вторая задача — не был завершен сбор материалов по истории «мамонтовых» экосистем района. Предстояло продолжить изучение обнажения около лагеря. И в ходе детального осмотра были найдены остатки видов соответствующей фауны — северного оленя, лошади, первобытного бизона, самого мамонта. Кстати, наша находка бизона на сегодняшний день — самая северная в Западной Сибири.
 
Проведенные исследования и их результаты приводят к мысли, что находка целого мамонтенка — почти чудо. Почему? Потому что это произошло в результате стечения целого ряда редчайших обстоятельств. Во-первых, он был погребен в момент или сразу же после гибели и его не успели съесть падаль-щики. Во-вторых, он сразу оказался в мерзлых породах и поэтому не разложился. В-третьих, слой, в котором лежало тело, не разрушила река или оползень. В-четвертых, этот слой ни разу не таял на сколько-нибудь длительное время. В-пятых, зверь был погребен с большим количеством льда, поэтому после того, как он выпал из слоя, не утонул, не был разрушен рекой при его переносе. В-шестых, в предыдущий год в данном районе не было песцов, канюков, полярных сов и леммингов, которые могли бы разрушить труп, пока он какое-то время лежал на берегу. В-седьмых, несколько дней до его обнаружения стояла солнечная погода, снег на берегу реки успел растаять, и темная тушка животного была хорошо видна на светлом песке. А через день после находки прошел снег, который мог закрыть мамонтенка. Его не стало бы видно, и Юрий Худи не заметил бы Любу — ее унесло бы весенним паводком.
 
Маршрут кочевий многих оленеводов проходит именно в этом месте, но Юрий Худи проезжал достаточно близко к Любе и заметил ее. Осмотрев находку, он решил сообщить о ней, хотя мамонты, как уже говорилось, по представлениям ненцев, являются жителями «нижнего (подземного) мира», который враждебен человеку, и встреча с ними может принести ему несчастье. Оленевод не пожалел своего времени и поехал за 150 км в поселок Новый Порт, а оттуда полетел в поселок Яр-Сале, чтобы сообщить о находке. А ведь это был очень напряженный период в жизни пастуха — время перехода оленей на весенние пастбища и начало их отела. Сотрудники Музейно-вы-ставочного комплекса Салехарда оперативно организовали доставку мамонтенка в музей и его правильное хранение. Как видим, речь идет о почти невероятных стечениях обстоятельств.
 
Итак, первый этап работ завершен. Полученные результаты значительно превосходят запланированные. Найдено вероятное место первоначального захоронения мамонтенка; выявлен перспективный район и собран значительный объем материала для изучения динамики природной среды Арктики в плейстоцене и голоцене. Впереди — анализ материала, накопленного для широкого круга специалистов. Сохранность тушки почти полная, значит, ее изучение даст очень много интересного. Прежде всего надо составить программу комплексных исследований, сделать заключение о том, как консервировать и хранить животное, еще раз тщательно обследовать место находки. Губернатору Ямало-Ненецкого национального автономного округа Юрию Неелову направлено письмо председателя Уральского отделения РАН академика Валерия Черешнева с предложением создать рабочую группу, куда войдут представители администрации округа, Ямальского музея и ученые Института экологии растений и животных УрО РАН — авторы данной статьи.
 
18-22 июня 2007 г. в Якутске состоялась IV Международная мамонтовая конференция, на которой собрались представители из России, США, Великобритании, Германии, Италии, Нидерландов, Польши, других стран. Павел Косинцев выступил с сообщением о новой находке. Сформирована международная группа экспертов, которая посетила Салехард, осмотрела Любу и решила, какие работы надо проводить. Обязательно нужно сделать компьютерную томографию, рентгеновские снимки, тогда станет ясно, необходимо ли вскрытие или достаточно взять образцы тканей и органов на биопсию. Программа исследований мамонтенка обсуждалась и в Мамонтовом комитете при Зоологическом институте РАН (Санкт-Петербург).
 
Появилась идея и о возможности клонирования мамонта по этим остаткам. Конечно, чисто теоретически его реконструкция возможна, это не противоречит законам природы. Участки ДНК хранятся в разных тканях и даже в шерсти. Так, их фрагменты были выделены из шерсти Монгоченского мамонта. Однако разрозненных кусочков недостаточно для клонирования, ибо они отражают небольшую часть генома мамонта, причем многие повреждены. Предположительно, надо выделить участки ДНК и составить из них некую мозаику, а недостающие фрагменты восстановить, используя генетический материал современных слонов, геном которых мало отличается от генома мамонтов. Да, гипотетически древнего гиганта воспроизвести можно, но практически нереально, не говоря уже о том, что для этого потребуются крайне дорогостоящие технологии. Так что клонирование мамонта — пока дело отдаленного будущего.
А Люба, ставшая причиной этих исследований, хранится в морозильной камере Музейно-выставочного комплекса Салехарда. Программа ее комплексных исследований уже разработана и начинает реализовываться.
 
 
Иллюстрации предоставлены авторами
 
Академик Владимир БОЛЬШАКОВ,
кандидат биологических наук Павел КОСИНЦЕВ,  Институт экологии растений и животных Уральского отделения РАН
 
"Наука в России", № 2, 2008