Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея 

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
     
    Г. Медынцева
     
    ДВЕ РОДИНЫ ИВАНА ТУРГЕНЕВА
     
     
    В Государственном Литературном музее - обладателе одного из крупнейших в мире собраний раритетов, связанных с жизнью и творчеством Ивана Тургенева (1818-1883), открылась выставка «Русский скиталец», посвященная 190-летию со дня его рождения. В основу экспозиции положены многочисленные встречи великого писателя с отечественными и зарубежными деятелями культуры, рисующие картину его жизни и одновременно литературную, общественную панораму Европы.
     

    Странническая жизнь Тургенева — поиски личного, культурного, политического «убежища», которое в итоге он не столько нашел, сколько создал, став членом общеевропейского литературного процесса и объединив вокруг себя весь русский образованный мир, представлена в экспозиции как отражение судеб отечественной интеллигенции второй половины XIX в. и предвестие ее эмиграции в начале XX в.

    Выставку разместили в филиале музея, называемом Домом Ильи Остроухова, — коллекционера, художника-передвижника  (Передвижники — живописцы-реалисты, входившие в демократическое творческое объединение Товарищество передвижных художественных ввгставок, образованное в 1870 г. Их картины отличались правдивым изображением природы, жизни и истории народа, психологизмом (прим. ред.)).

    В первом зале «Из России в Европу» разворачивается своеобразная карта, где отмечены «остановки в пути», временные пристанища Тургенева, в то же время выявляется контраст между его страстью к новым впечатлениям и тягой к родовым корням, устойчивому семейному быту.

    Каждая из европейских стран важна для писателя вкладом, внесенным в сокровищницу мировой культуры: Италия, в XIX в. место «паломничества» европейцев и русских, — искусством античности и Возрождения, Англия — прежде всего поэзией и драматургией одного из его кумиров Вильяма Шекспира, образы которого Тургенев запечатлел даже в названиях своих произведений «Гамлет и Дон Кихот» (1860 г.), «Гамлет Щигровского уезда» (1849 г.), «Степной король Лир» (1870 г.).

    Германия, едва не ставшая «русскому скитальцу» (определение другого прославленного художника слова Федора Достоевского) второй отчизной, дорога ему своей философией, литературой, музыкой, а также как родина его главного кумира Иоганна Вольфганга Гете (иностранный почетный член Петербургской АН с 1826 г.). В одной из витрин можно увидеть номер журнала «Современник» за 1856 г., где опубликованы два «Фауста» — перевод трагедии немецкого писателя и повесть Тургенева. Франция — «сердцевина» европейской жизни, последнее его пристанище, главное место встреч с отечественными и парижскими литераторами, близкими по духу, эстетическим принципам.

    Вокруг впервые экспонируемого большого карандашного портрета писателя, выполненного Иваном Астафьевым в 1884 г., разместили значимые для него образы России. Это Петровский замок в Москве, Александровская колонна в Петербурге (Василий Садовников, 1838 г.; Александр Беггров, 1895 г.), два меланхоличных пейзажа — кисти Александра Маковского 1897 г. и ближайшего друга Тургенева поэта Якова Полонского (член-корреспондент Петербургской АН с 1886 г.) 1850-х годов. Здесь же два изысканных вида усадеб (неизвестный художник, первая треть XIX в.), а по контрасту с ними — освещенная ярким заревом заходящего солнца жанровая сцена в русском захолустье «Почтовая станция» (В. Самойлов, 1854 г.), литографии с изображениями экипажа и парохода — символов путешествий.

    Разделы, рассказывающие о странах Европы, объединяет тема театра и музыки, связанная с проходившими там в 1840-1870-х годах гастролями возлюбленной писателя — великой французской певицы Полины Виардо-Гарсиа. В отдельной витрине собраны реликвии — ее необыкновенно поэтичный акварельный портрет (Петр Соколов, середина 1840-х годов), роскошное издание «Волшебных сказок» француза Шарля Перро на русском языке с иллюстрациями его соотечественника Постава Доре (1867 г.), в переводе которых участвовал Тургенев (с его автографом), книга Мигеля Сервантеса «Дон Кихот» (1845 г.), подвигнувшая его выучить испанский язык, и т. д. А над всем этим — выполненная с фотографии Карла Августа Бергнера эффектная литография 1856 г., запечатлевшая Тургенева, уже к тому времени автора вышедшего в том же году романа «Рудин», и рядом — экземпляр книги.

    Самые важные встречи писателя с соотечественниками в Германии нашли олицетворение в акварельных изображениях его друзей: историка, главы московских западников Тимофея Грановского (неизвестный художник, конец 1830-х годов), поэта, философа Николая Станкевича (Леон Беккер, 1838 г.), прекрасном этюде к портрету Виссариона Белинского (Иван Астафьев, конец 1870-х годов). Кстати, именно этот образ великого литературного критика Тургенев назвал самым достоверным в письме к тонкому ценителю и собирателю русской реалистической живописи Павлу Третьякову (основателю картинной галереи, в 1892 г. переданной в дар Москве и носящей его имя).

    В самый драматический период своей жизни (1857 г.) - во время разлада с Виардо — писатель по настоянию врачей уехал лечиться в Зинциг, где Аркадий Никитин начал его акварельный портрет (законченный в следующем году в Риме). В письмах Тургенева содержится подробное описание и самого немецкого курортного городка на берегу Рейна, и состоявшихся там встреч, в том числе с автором этой работы: «так как русские проникают повсюду, то и здесь отыскался русский, впрочем, очень хороший малый, некто Никитин, офицер, покинувший свою карьеру для того, чтобы сделаться живописцем (кажется, талант у него есть)». Он стал прообразом одного из персонажей повести «Ася» (1858 г.) Гагина, так что оба художника одновременно увековечили друг друга: один - пером, другой - кистью.

    Рядом с видами итальянских городов — Рима, Флоренции, Венеции, Неаполя, Ниццы — фотографии соотечественников, встречавшихся там с Тургеневым, в частности его близкого друга, известного литературного и художественного критика Василия Боткина (1856 г.), с которым они вместе путешествовали в тех местах в 1858 г.

    Центр зала отведен политической (эпизодам революции 1848 г., Парижской коммуны 1871 г.) и литературной жизни Франции 1840-1860-х годов — Просперу Мериме, Альфреду де Мюссе, Виктору Гюго. Наибольшее внимание уделено властительнице дум европейских и русских читателей 1840-х годов Жорж Санд (Аврора Дюпен). Тургенев назвал ее «одним из лучших существ, когда-либо живших», «одной из наших святых» за «бесконечно щедрую, благоволящую натуру», «неугасимое пламя поэтического энтузиазма, веру в идеал», «золотое сердце», «неистощимую доброту». Их знакомство произошло в 1845 г. в имении Виардо Куртавнель. Романистка была страстной поклонницей выдающейся певицы и ее преданным другом до конца жизни.

    Экспонируется несколько портретов Жорж Санд: прекрасная пастель Эжена Изабе (1820-1830-е годы), гравюра середины XIX в., фотография 1864 г. Рядом снимки ее имения Ноан конца 1860-х годов (где довелось побывать Тургеневу), графические портреты ее возлюбленных — французского поэта-романтика Альфреда де Мюссе и польского композитора, пианиста Фредерика Шопена; папиросница, гусиные перья писательницы, первое издание ее романа «Консуэло» (Брюссель, 1843 г.), миниатюрное изображение Полины Виардо, послужившей прототипом главной героини произведения.
    Карандашный автопортрет (середина 1840-х годов) позволяет судить о незаурядном таланте замечательной актрисы как рисовальщицы. Это и другие ее изображения (малоизвестная пастель кисти Ранделя 1854 г., альбомный рисунок, литографии, фотографии в ролях) открывают раздел экспозиции, посвященный сценическому искусству. Здесь можно увидеть снимки композиторов и музыкантов, с которыми Виардо была тесно связана, — венгра Ференца Листа, французов Гектора Берлиоза, Шарля Гуно, Камиля Сен-Санса, немцев Ханса фон Бюлова, Рихарда Вагнера, Иоганнеса Брамса, испанца Пабло Сарасате, певиц, в том числе ее старшей сестры — прославленной Малибран, изображения театров.

    Второй зал назван «Дворянское гнездо. Москва и усадьба». Этот город для «русского скитальца» — символ родины и дома, ибо тут жили не только его предки, родственники, но и множество литературных друзей (их фотографии представлены в витринах). Здесь он дважды встречался со старшим собратом по перу Николаем Гоголем (портрет кисти Ивана Астафьева, 1875 г.; рядом литографии и фотографии писателей Сергея Аксакова, Льва Толстого, Афанасия Фета). Статья Тургенева о смерти Гоголя, напечатанная в газете «Московские ведомости» в 1852 г., послужила поводом для ареста и ссылки автора в имение Спасское-Лутовиново (Орловская область). Оттуда, из своего «родового гнезда», где проводил почти все летние месяцы, особенно плодотворно работал, принимал столичных друзей, охотился, он в следующем году тайком приехал в Первопрестольную, чтобы увидеть Виардо, выступавшую в Дворянском собрании.

    Яркий документ эпохи — акварель придворного художника Михаила Зичи «Торжественный въезд их Императорских Величеств в Москву 17 августа 1856 года» (1857 г.) из серии, посвященной коронации Александра II (1855-1881 гг.). Любопытно, что на картине в толпе встречающих у Триумфальных ворот легко узнать литераторов, в том числе Ивана Тургенева, Федора Тютчева (член-корреспондент Петербургской АН с 1857 г.), Ивана Гончарова, Дмитрия Григоровича, Ивана Панаева, хотя почти никого из них не было в то время в городе. Для изображения писателей живописец воспользовался фотографиями, однако не погрешил против истины: все они восторженно приветствовали начало нового царствования и возлагали большие надежды на готовящиеся реформы.

    Усадебный мир — основное место действия произведений Тургенева — представлен в экспозиции этюдом Якова Полонского «Уголок парка в Спасском-Лутовинове» (1881 г.) и двумя видами соседнего имения Шаблыкино (цветные литографии середины 1850-х годов), своеобразной «охотничьей столицы», одного из местных культурных центров. Его хозяином был богач и хлебосол Николай Киреевский, образ которого отражен в рассказе писателя «Гамлет Щигровского уезда».

    В этом же зале сосредоточены семейные реликвии, поступившие в музей от потомков Тургенева. Прежде всего портреты — детский (неизвестный художник, 1830 г.), юношеский (Кирилл Горбунов, 1838 г.), сделанные в его молодые годы (карандашный, Александр Бакунин, 1841 г.; живописный, Винченцо Ла-ми, 1844 г.), фотографии родственников и т. д. В витринах - снимки гостей, соседей Спасского-Лутови-нова, книги писателя, в том числе первые издания произведений, где отразились семейные предания, московские и усадебные впечатления: «Муму» (1854 г.), «Записки охотника» (1852 г.), «Первая любовь» (1860 г.), «Дворянское гнездо» (1859 г.) - роман, сконцентрировавший все мотивы тургеневского творчества и запечатлевший историю его рода.

    Следующий зал посвящен Петербургу — творческой арене, где кипела литературная, театральная, музыкальная и художественная жизнь, разыгрывались журнальные «баталии» и определилась судьба Тургенева: 1 ноября 1843 г. он познакомился там с Полиной Виардо. Здесь ему посчастливилось увидеться со старшими современниками великими поэтами Александром Пушкиным, Василием Жуковским, Михаилом Лермонтовым. В круг его друзей и знакомых тогда входили выдающиеся беллетристы Николай Некрасов, Федор Тютчев, Яков Полонский, Алексей Константинович Толстой, Алексей Жемчужников, Дмитрий Григорович, Алексей Писемский, Иван Панаев, Михаил Салтыков-Щедрин, критики Василий Боткин, Павел Анненков. В центральных витринах — первые издания романов писателя с его автографами: «Отцы и дети» (1862 г.), «Новь» (1877 г.), отражавших смену поколений и актуальную российскую проблематику.

    В этом зале продолжается и тема театра. Так, экспонируются фотографии исполнителей в пьесах Тургенева, эскизы декораций к спектаклю «Месяц в деревне» (Мстислав Добужинский, 1909 г.), карандашный портрет выдающегося актера и режиссера Константина Станиславского в роли его героя Ракитина (Лев Бакст, 1909 г.), акварельные изображения Виардо, ноты ее романсов (1864 г.) на стихи русских поэтов Пушкина, Фета, Тургенева. Посетителей окружают образы литераторов, художников, артистов, в том числе гравюра, запечатлевшая звезду французской драмы Рашель (ок. 1840 г.), гастролировавшей в Петербурге в 1853-1854 гг., вокруг — виды театров, концертных залов и музыкальных салонов.

    Четвертый зал «Русское гнездо» в Париже» посвящен последнему десятилетию жизни писателя, окончательно обосновавшегося на улице Дуэ, в доме Виардо, и встречавшегося там с отечественными и местными художниками, литераторами — их фотографии, литографии, офорты широко представлены.

    С 1874 г. начались ежемесячные «обеды у Флобера», или «обеды пяти освистанных авторов», где, помимо Гюстава Флобера, Эмиля Золя, Альфонса Доде, Эдмона Гонкура, присутствовал и Тургенев (Как писал Доде, «что касается Тургенева, то он дал нам слово, что был освистан в России, а так как это очень далеко — мы не стали его проверять» (прим. ред.)). Кстати, именно ему французские беллетристы в огромной степени обязаны своей популярностью в России. Так, благодаря посредничеству писателя многие критические, публицистические статьи и роман Золя «Проступок аббата Муре» появились у нас раньше (1875 г.), чем во Франции. А в 1877 г. переведенные им повести Флобера «Легенда о Юлиане Милостивом» и «Иродиада» вышли в петербургском ежемесячном литературно-политическом журнале «Вестник Европы», экземпляры которого можно увидеть в одной из витрин экспозиции.

    Находясь во Франции, Тургенев продолжал жить интересами родины, став своеобразным центром притяжения всех приезжавших туда соотечественников, оказывая им моральную и материальную поддержку. Необычайно впечатляют его неутомимые, самоотверженные усилия сделать нашу литературу достоянием Европы: переводы произведений Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Николая Гоголя на иностранные языки; пропаганда творчества Льва Толстого, Александра Островского, Ивана Гончарова, Федора Достоевского; организация русской читальни в Париже; посредничество в издании музыкальных переложений отечественной классики и т.д.

    Самое близкое участие принимал Тургенев и в судьбе наших живописцев, в 1870-х годах живших в Париже или часто туда приезжавших: Ильи Репина, Василия Верещагина, Марка Антокольского, Василия Поленова, Василия Матэ, Николая Дмитриева-Оренбургского и др. К тому же в 1877 г. стал одним из главных организаторов «Общества взаимного вспоможения и благотворительности русских художников в Париже», совместно с Антокольским выработал его Устав, более пяти лет (до самой смерти) оставался его бессменным секретарем, писал деловые письма, пригласительные билеты, программы вечеров.

    Председатель Общества Алексей Боголюбов в созданном им в Саратове музее мыслителя, литератора Александра Радищева (своего деда) после кончины писателя открыл его уголок. Полина Виардо передала туда тогу Оксфордского университета, почетным доктором которого он состоял, его письменный стол, перо, чернильницу, кресло, некоторые книги и другие вещи, хранящиеся сейчас в Государственном музее Тургенева в Орле.

    В этом зале собраны поздние портреты писателя: замечательные офорты Генриха Реддиха (1882 г.), Василия Матэ (1890-е годы), Михаила Рундальцова (1904 г.), гравюра Ивана Пожалостина (1884 г.). Здесь же альбомная зарисовка Александра Бенуа, интересная самим обращением к образу Тургенева, знаменующим его родство с Серебряным веком русской литературы. В витринах — его автошарж (1877-1878 гг.), зарисовки Николая Дмитриева-Оренбургского (1870-е годы), Эрнста Липгарта (1880-е годы).

    Итог выставки подводит поэтическая исповедь писателя, представленная такими изданиями, как «Песнь торжествующей любви» (Лейпциг, 1882 г.), «Стихотворения в прозе» (Лейпциг, 1883 г.), «Клара Милич» (Петербург, «Вестник Европы», 1883 г.). Наконец, последняя витрина содержит траурные реликвии: фотографии Тургенева на смертном одре (Франция, Буживаль, конец августа 1883 г.) и могилы (1890-е годы), слепок руки, письма, воспоминания о его кончине и похоронах, в частности Марианны Дювернуа -дочери Виардо. Рядом несколько гравюр 1883 г., изображающих отпевание и прощание с ним в Париже, траурное шествие, погребение на Волковом кладбище в Петербурге — конечном пункте последнего путешествия «русского скитальца».
     
    Генриетта МЕДЫНЦЕВА, Государственный Литературный музей (Москва)
     
     




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование