Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо


    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Интерпретации 

    Школьная библиотека

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


    В.Р. Алифанов
    А.О. Аверьянов

    ВРЕМЯ ДИНОЗАВРОВ


    Сегодня тема «Динозавры и их время» по-прежнему остается одной из наиболее популярных. Некоторые страны (США, Канада, Япония, Китай) щедро расходуют крупные средства на поиски, раскопки и научную обработку остатков древних ящеров. Появляется новая, порой ошеломляющая информация, касающаяся их физиологии, родственных связей и образа жизни.

    Изучение динозавров началось в 1824 г. Преподаватель геологии из Оксфорда У. Бакленд на собрании Королевского общества сообщил о находке в юрских отложениях южного побережья Англии фрагмента нижней челюсти неизвестного прежде крупного существа, названного им Megalosaurus (в переводе с латинского — огромный ящер).

    Через год хирург из южно-английского городка Л. Г Мэнтл представил данные об открытии в окрестных меловых породах изолированных костей другого гиганта, получившего название Iguanodon (игуанозуб) из-за сходства формы его зубов и некоторых ящериц игуан. Мэнтлу принадлежит авторство описания фрагмента скелета еще одной крупной ископаемой рептилии — гилеозавра.

    Скелет протоцератопса в палеонтологическом музее РАН
    Знакомясь с трудами Бакленда и Мэнтла, английский палеонтолог Р. Оуэн предположил родство всех крупных вымерших ящеров и объединил их в общую группу «динозавров». Основания для такой интерпретации он представил в 1841 г. Поясняя свою точку зрения, Оуэн говорил о динозаврах как о «толстокожих вторичного периода». Вторичным периодом в то время ученые называли мезозойскую эру (249—65 млн. лет), а к толстокожим относили бегемотов, слонов и носорогов.

    В середине XIX в. во время проведения Всемирной ярмарки в Лондоне скульптор У. Хоукинс выставил в центре города серию фигур динозавров в натуральную величину, напоминавших огромных носорогоподобных существ с чешуйчатой кожей. Выставке чудовищ уделила повышенное внимание пресса — о них стало известно за пределами Англии, в том числе и в Северной Америке, где в штате Нью-Джерси в 1858 г. обнаружили первый целый скелет динозавра, получившего название гад-розавр (Наёгокаишз). Его челюсти выглядели необычно, напоминая утиный клюв. Однако более всего палеонтолог Дж. Лейди, изучавший новую находку, поразился сильной диспропорцией размеров конечностей существа, придававшей ему сходство с кенгуру. Это позволило сделать предположение о двуногом способе передвижения древних ящеров.
    Благодаря найденным целым скелетам полутораметрового хищного компсогната в верхнеюрских (150 млн. лет) сланцах в Германии и двухметрового растительноядного гипсилофодона в раннемеловых (125 млн. лет) известняках в Англии стало известно, что не все динозавры были гигантских размеров. Некоторые ученые, в частности биологи-эволюционисты Э. Геккель (Германия) и Т. Гексли (Великобритания), обратили внимание на сходство строения скелета динозавров и птиц, предположив наличие родства у этих двух сравниваемых групп. Но тогда столь смелая гипотеза не встретила понимания и о ней забыли почти на столетие.

    В апреле 1878 г. произошло новое сенсационное открытие: в угольной шахте близ бельгийской деревни Берниссар рабочие обнаружили гигантское скопление костей динозавров. Большая их часть принадлежала игуанодонам. Раскопки растянулись более чем на три десятилетия. Однако уже через год палеонтологам удалось извлечь из породы десятиметровый скелет и смонтировать его на металлическом каркасе в позе двуногого существа. В 1905 г. в Королевском музее естественных наук в Брюсселе на обозрение была выставлена уже целая группа этих древних животных из десяти фигур. Широкая публика восприняла с интересом необычную выставку. Руководитель берниссарских раскопок палеонтолог Л. Долло одним из первых поставил вопрос о причинах массовой гибели этих ископаемых позвоночных, склоняясь к мысли о естественном образовании их «кладбищ» в результате местных катастроф, к примеру наводнений.

    В конце XIX в. освоение Дикого Запада (США) сопровождалось также поисками остатков древних позвоночных. В ходе азартной «охоты» на динозавров особенно отличились палеонтологи Э. Коп и О. Марш. Они скупали находки у случайных сборщиков, нанимали специальные раскопочные отряды, нередко используя для этого личные средства. Дух соперничества побуждал этих исследователей к молниеносному сочинению сообщений о новых находках, публиковавшихся иногда в  газетах. Торопливость приводила к многочисленным ошибкам, путанице, взаимным претензиям и насмешкам. Тем не менее, Коп и Марш внесли колоссальный вклад в развитие палеонтологии. Им принадлежит авторство почти 130 видов динозавров, описанных за 13 лет, что по современным меркам кажется неправдоподобным.

    К началу XX в. ученые-палеонтологи обратили взоры на труднодоступные и малоисследованные тогда районы Африки и Азии. Пример проведения трансконтинентальной экспедиции показал Берлинский музей естественной истории, сотрудники которого работали в Африке с 1907 по 1912 г. Была найдена огромная масса ископаемых костей на местонахождении Тендагуру в Танзании, принадлежавших целому ряду позднеюрских (150 млн. лет) динозавров. Материалы включали фрагментарные скелеты нескольких брахиозавров (Вгаспуозаишз), отличавшихся массивными конечностями и маленькой головой на очень длинной шее. При жизни они достигали нескольких десятков тонн веса, и в течение многих десятилетий им не было равных среди известных наземных тяжеловесов.
    С 1922 г. в Монголии, а затем в Китае (где еще более трех тысячелетий назад находки крупных зубов древних рептилий служили доказательством   существования   мифических драконов) работала экспедиция Американскогомузея естественной истории (Нью-Йорк). В самом центре пустыни Гоби, среди красноцвет-ных обрывов урочища Баин-Дзак (Пылающие Скалы) были обнаружены черепа и скелеты нескольких небольших динозавров. А открытие там же ископаемых яиц и даже целых кладок мезозойских ящеров стало подлинной научной сенсацией, поскольку о биологии их размножения достоверных данных прежде не было.

    Триумф успеха американских палеонтологов несколько меркнет в свете того, что первые виды китайских динозавров нашли и описали русские исследователи. Началось все с того, что в 1902 г. казаки из станицы Касаткино (примерно 400 км ниже по течению Амура от г. Благовещенска) заплыли порыбачить на противоположный и дикий тогда правый берег в районе урочища Белые Кручи, называемого ныне Лунь Гу Шань (Гора Костей Дракона), где и обратили внимание на торчащие из обрыва крупные остатки древних животных. Вот что сообщила тогда хабаровская газета «Приамурские ведомости»: «...Кости лежат в прибрежной толще реки, покоясь на древнем берегу ее, состоящем из синего конгломерата, под трехсаженным слоем наносного песка, примерно на высоте 2-х саж. от нормального уровня. Насколько можно судить по наскоро произведенному исследованию, скелет лежит на левом боку, будучи обращен передними конечностями по направлению к реке, занимая в длину 5 саженей. Вокруг костяка в грунте можно видеть как бы очертания прежде окружавшего его мяса, что видно по особой железистой окраске грунта. Во время половодья кости вымываются из берегового откоса и упадают на прибрежье».
    По заданию Приамурского отдела Русского географического общества к месту находки отправился археолог-любитель АЯ. Гуров, который собрал небольшую коллекцию костей и передал ее в краеведческий музей Благовещенска. Когда газетную заметку перепечатал «Ежегодник по геологии и минералогии России», она привлекла внимание ученых из Геологического комитета России (Геолкома). В 1914 г палеоботаник, будущий член-корреспондент АН СССР АН. Крипггофович во время экспедиционной поездки по Дальнему Востоку посетил Белые Кручи. Подобранную там крупную окаменелую кость он по возвращении в Петроград передал палеозоологу АН. Рябинину, распознавшему в ней фрагмент голени динозавра.

    Летом 1916 г. к Белым Кручам прибыл поисковый отряд Геолкома. Итог его сборов в этот полевой сезон — несколько десятков пудов разрозненных ископаемых костей. При посещении местонахождения в следующем году был обнаружен неполный скелет динозавра, который вместе с другими находками удалось без особых приключений переправить в столицу.
    Из-за гражданской войны и разрухи их изучение начали лишь в 1924 г. Для этого А.Н. Рябинин выезжал за границу, чтобы ознакомиться с остатками древних ящеров, размещенных в музеях Германии, Бельгии, Великобритании, и в конце 1925 г. на открытом заседании Геолкома доложил о первых результатах обработки собственной коллекции.
    Скелет, обнаруженный в 1917 г., палеонтолог представил в группе утконосых ящеров под именем Mandschurosaurus amurensis. По другим фрагментарным материалам он описал еще два вида динозавров.
     
    Знаменитые советские «динозаврологи» во время экспедиции в Монголии в 1948 году (слева направо): А.К. Рождественский, И.А. Ефремов, Е.А. Малеев

    В 1976-1979 гг в урочище Белые Кручи раскопки вели китайские палеонтологи. Найденные ими три практически полных скелета манджурозавра ныне выставлены в экспозиции музея провинции Хэйлунц-зян в Харбине. С тех пор в различных районах Китая регулярно ведут полевые работы как местные, так и иностранные специалисты, выявляя все новые формы динозавров. На весь мир уже прославилось местонахождение Дашанпу (провинция Сычу-ань), где найдены полные скелеты нескольких неизвестных прежде форм этих древних ископаемых среднеюрского возраста. В связи с сенсационными палеонтологическими открытиями все чаще стала упоминаться провинция Ляонин, в которой обнаружены скелеты рептилий и птиц часто с отпечатками покровов. Изучение этих материалов показало: небольшие хищные динозавры имели оперенье! Одни из них были покрыты пухом, другие — перьями с широкими опахалами на хвосте и передних конечностях. В результате удалось окончательно обосновать гипотезу о родстве динозавров и птиц.

    Объем палеонтологических исследований за последние десятилетия возрос во всем мире, о чем можно судить по громким сообщениям о находках остатков звероящеров в Австралии, Антарктиде, а также в целом ряде стран Азии, Африки, Южной Америки и Европы. Более того, доказано: широкое географическое распространение динозавров связано с существованием примерно 220 млн. лет назад так называемой Пан-геи, объединявшей тогда все крупные материки. Сегодня каждое региональное открытие дает возможность узнать не только что-то новое о геологическом прошлом страны, понять значение находки в общемировом масштабе, но и познакомиться с перипетиями предшествующих поисков.

    До XX в. сведения о динозаврах на территории Российской империи практически отсутствовали, если не считать находок в Волыно-Подолии (Украина) и Курской губернии, качество которых не позволяет сделать точных определений. По этой же причине вряд ли можно относить к динозаврам позвонок из морских отложений Южного Приуралья, данные о котором палеонтолог Н.Н. Боголюбов опубликовал в 1912 г.
    Первая несомненная кость (элемент стопы) динозавра, найденная на территории России, происходит из угольной шахты близ станции Тарбагатай в Читинской области. Она попала в руки АН. Рябинина еще до его знакомства с материалами из Приамурья. В 1915 г. было опубликовано описание находки с установлением нового вида — Allosaurus (?) sibiricus. И впредь из под пера АН. Рябинина не раз выходили материалы, касающиеся этих древних животных. Последние работы ученого посвящены описанию гадрозавра Orthomerus weberae (видовое название дано в честь Г.Ф. Вебер, обнаружившей кости) из Крыма и вышли в 1945 и 1946 гг., уже после кончины автора в осажденном Ленинграде.

    В 1928 г. состояние палеонтологических исследований в стране проанализировал академик А.А. Борисяк в статье, опубликованной в журнале «Природа». Он признал отставание отечественной палеонтологии позвоночных от американской и видел причину успехов заокеанских специалистов в постановке самостоятельных, не связанных с работами геологов, поисков. Такой подход позволил обнаружить значительное число новых местонахождений и сформировать кадры профессиональных «охотников за ископаемыми», поскольку раскопки позвоночных требуют соответствующих навыков и значительных усилий, подвластных только хорошо организованному и обученному коллективу. Другая важная составляющая успеха — научный прогноз и планирование исследований. Все это наряду с большими материальными средствами дало возможность американским музеям организовывать экспедиции почти во все страны мира и решать те широкие задачи, которые они себе ставили.
    Новые палеонтологические открытия в Старом Свете и, в частности, в Азии, по мнению А.А. Борися-ка, сулили русской палеонтологии блестящие успехи. По его инициативе на базе академического Геологического музея в Ленинграде был создан Палеонтологический институт АН (в первые годы — Палеозоологический институт). Это произошло в 1930 г., а через 4 года новое учреждение переехало в Москву вместе с Президиумом АН СССР. Деятельность института привела к существенным успехам в изучении палеозойских и кайнозойских позвоночных. Однако с изучением мезозойских рептилий все сложилось иначе.

    К тому времени уже было известно о многообещающих находках меловых динозавров в Казахстане и Средней Азии. От геологов поступали ошеломляющие сообщения о целых «костяных грядах», сложенных тысячами костей динозавров и уходящих за горизонт на десятки километров.
    Исследовать новые местонахождения вызвался сотрудник Палеонтологического института И.А. Ефремов, ставший впоследствии крупным ученым и знаменитым писателем-фантастом. Однако увидел он только разрозненные и окатанные кости динозавров, «в большинстве своем не поддающиеся изучению».
    С точки зрения Ефремова, это свидетельствовало о формировании подобных местонахождений, простиравшихся субширотно на северной окраине горных сооружений Средней Азии, путем размыва и переотложения коренных пород в более поздние времена. Столь категоричный вывод затормозил процесс активного поиска динозавров в Советском Союзе.
    Скелеты трабозавров в экспозиции
    Палеонтологического музея РАН


    В рамках реализации программы работ Палеонтологического института выдающиеся результаты принесли полевые работы в 1946 и 1948-1949 гг. в Монголии. План их проведения в 1941 г. был сорван из-за Великой Отечественной войны. Однако в первый же послевоенный год советское правительство изыскало средства для осуществления этого проекта. Идею проведения экспедиции поддержал лично И.В. Сталин, благодаря чему удалось быстро решить многие организационные вопросы.

    Рекогносцировочная поездка группы ученых под руководством И.А. Ефремова привела к открытию большого количества местонахождений, в том числе с остатками гигантских динозавров в Нэмэгэтинской котловине (Нэмэгэту и Алтан-Ула, или Могила Дракона в Южной Монголии). Это позволило организовать вторую, более крупномасштабную экспедицию специалистов в 1948—1949 гг. Ее участники сумели обнаружить полные скелеты сразу нескольких новых форм крупных динозавров и доставить их в Москву. Впоследствии Е.А. Малеев, посвятивший ряд публикаций изучению первых монгольских сборов, описал в честь своего сослуживца и полевого руководителя новый вид в составе хищных динозавров семейства тираннозаврид).

    Огромным динозаврам из Монголии не хватало площади в экспозиции музея Палеонтологического института, и АН СССР постановила возвести в Москве Палеонтологический музей. Однако из-за организационных и финансовых трудностей, обернувшихся долгостроем, эту выставку посетители увидели лишь в 1987 г. Здесь вымершим рептилиям отведен просторный двухъярусный зал, где смонтировано более 15 скелетов. На одном из подиумов стоит скелет утконосого динозавра, обнаруженный в 1961 г. на юге Казахстана в коренном залегании. Сотрудник Палеонтологического института А. К. Рождественский назвал его Procheneosaurus convincens, что означает «неоспоримо доказывающий», т.е. бесспорно свидетельствующий о залегании слоев с остатками ящера в меловое время без их позднейшего переотложения.

    Коллекцию динозавров Палеонтологического института пополняла и Совместная советско-монгольская палеонтологическая экспедиция (ССМПЭ), организованная в 1969 г. академиями наук СССР и Монголии. За время сотрудничества ученых двух стран опубликовано почти 50 томов научных трудов, несколько из них посвящены динозаврам Монголии. Монография палеонтолога Р. Барсболда, вышедшая в 1983 г, не только подвела итоги многолетних сборов, но и в значительной степени стимулировала развитие представлений о родственных связях и систематике хищных динозавров. Теперь крупные теоретические обобщения, касающиеся этой группы, не обходятся без учета монгольских материалов, сохранность которых зачастую имеет эталонный характер. Однако многие меловые разрезы в Монголии все еще не исследованы.

    Надежда на новые палеонтологические открытия ведет международные экспедиции с участием ученых из разных стран Северной Америки, Европы и Азии в Южные Гоби. Не прекратила свою деятельность и ССМПЭ (ныне Совместная монголо-российская палеонтологическая экспедиция), правда, объем ее работ в последние полтора десятка лет резко сократился из-за экономических трудностей.
    В то время как силы сотрудников Палеонтологического института были направлены на изучение ископаемых позвоночных Монголии, ленинградский ученый Л.А. Несов проявил интерес к мезозойским рептилиям, обитавшим в древности на нашей территории. В монографии, посвященной динозаврам Северной Евразии и опубликованной в 1995 г., он, явно оппонируя мнению Ефремова (который считается одним из основателей тафономии — учения о закономерностях захоронения ископаемых остатков), отмечал, что по изолированным костям и зубам можно сделать вывод о реальной встречаемости тех или иных групп. Это позволяет получить более или менее полноценную информацию, например, о соотношении биомасс хищных и растительноядных динозавров.
    Статьи и книги Несова, вышедшие в 80-х и 90-х годах, содержали сведения о составе динозавровых фаун (сообществ животных), а также описания известных и новых их местонахождений.
     
    Раскопка черепа олорититана в 2001 г.

    В последние годы динозавры обнаружены в разных районах нашей страны: в Поволжье, Белгородской и Московской областях, в Красноярском крае, Забайкалье, Якутии.
    Несколько скелетов небольших растительноядных ящеров рода РкШасозаигиз (ящер-попугай) были найдены в раннемеловых (120 млн. лет) породах близ деревни Шестако-во Кемеровской области. Находки пситтакозавров сопряжены с богатым комплексом мелких позвоночных (саламандр, ящериц и крокодилов), что выделяет южносибирское местонахождение в ряду ему подобных на всем пространстве Азии.
    Особо следует сказать о работах, идущих сейчас в Амурской области. Еще в первые послевоенные годы местные жители обнаружили в выходах коренных пород близ западной окраины города Благовещенска крупные ископаемые кости. Летом 1951 г. в этих местах побывал А.К. Рождественский. Пробные раскопки подтвердили наличие тут остатков динозавров, но веских оснований для проведения работ не было. Получить основательные материалы из этого местонахождения попытались в начале 80-х годов палеонтологи из Амурского комплексного научно-исследовательского института ДВО АН СССР (Благовещенск). Тщательные раскопки, проводившиеся в течение нескольких лет под руководством Ю.Л. Болотского, принесли множество изолированных костей, а находка крупного фрагмента черепа древнего животного позволила в 1991 г. описать новый вид динозавра, названного Amurosaurus riabinini в честь А.Н. Рябиннна.

    Сейчас поиски ведут преимущественно в Архаринском районе (юго-восточная окраина Амурской области) на местонахождении Кундур, где в 1999 г. впервые в России был обнаружен скелет позднемелового (70 млн. лет) динозавра в естественном сочленении. Остатки десятиметрового гиганта из коренной породы извлекали три сезона специалисты из Амурского комплексного научно-исследовательского института, Палеонтологического института РАН и Королевского института естественных наук Бельгии (Брюссель). В настоящее время вышло описание этого ящера, названного гигантский лебедь из Архары. Как и амурозавр, он принадлежит к группе утконосов, но отличается от всех своих родственников специфической формой крупного и полого костного гребня на голове, а также необычно длинной шеей. Судя по расположению ряда костей крыши черепа, олоротитан являлся одним из самых «продвинутых» представителей гадрозавров.

    Ныне коллекция динозавров из Кундура включает несколько тысяч костей, принадлежащих, главным образом, утконосым ящерам. Находки остатков других групп древних ящеров довольно редки. В сборах содержатся, например, зубы мелких хищников двух видов и гигантских тираннозаврид.
    Некоторые кундурские находки выглядят загадочно. Среди них—небольшая серия изолированных передних хвостовых позвонков, напоминающих размерами и строением соответствующие элементы скелета стегозавров, вымерших в Азии, как считается, еще до начала позднего мела. Однако выяснилось: некоторые завроподы (ящероногие динозавры) имеют сходное строение этих же позвонков. Тогда следует признать, что в конце мела на Дальнем Востоке обитали небольшие по размерам сородичи брахиозавров.
    Все эти данные важны для реконструкции обстановки, в которой жили древние ящеры, определения относительного возраста пород с их остатками на Дальнем Востоке, в Китае и Монголии, а также палеобиогеографических связей фаун Палео-азии и Северной Америки в позднем мелу.
    Костеносный горизонт в Кундуре имеет мощность около 1,5 м и состоит из двух разноуровневых слоев. Включающие его пролювиальные глинистые отложения с обилием не-окатанного мелкообломочного материала свидетельствуют: около 70 млн. лет назад с возвышенностей, окружавших обширную Буреинскую котловину, сходили гигантские сели, погубившие и захоронившие в своей толще огромное количество обитавших здесь животных.

    Изучение костеносных обнажений в Амурской области показывает, что дальневосточные динозавры жили в условиях становления холодного и сухого климата. Важно определить, когда именно это было — в начале, середине или в самом конце Маастрихта, который считается последним веком мелового периода. Прояснить этот вопрос окончательно еще предстоит.

    К концу полевого сезона 2002 г. площадь раскопа в Кундуре достигала около 100 м2, тогда как по предварительным оценкам продуктивный пласт в десятки или сотни раз больше. Значит, есть перспективы для дальнейших работ. Но уже сейчас Кундур — пример самых успешных поисков остатков древних ящеров на территории России. Нет сомнений, что этот опыт окажет влияние на результативность изучения динозавров не только в Амурской области, но и в других регионах нашей страны.


    В.Р. Алифанов, к.б.н., Палеонтологический институт РАН
    А.О. Аверьянов, д.б.н., Зоологический институт РАН

    "Наука в России", № 5, 2004





    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование