Рожнов В.В. Как спасти амурского тигра?

 
Как спасти амурского тигра?

Доктор биологических наук Вячеслав РОЖНОВ,
Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН
 
 
 
 
В 2010 г. в Санкт-Петербурге соберется международный форум, посвященный судьбе амурского тигра. Жизнеспособная популяция одной из самых крупных кошек планеты сохранилась лишь на юге российского Дальнего Востока, около двух десятков особей насчитывается в Китае. И сегодня китайская пословица «Люди остерегаются тигров, а тигры - людей» должна наполниться новым смыслом: единственная возможность сберечь уникальных животных - соседствовать с ними, не разрушая среду их обитания. Такова концепция новой «Стратегии сохранения амурского тигра в России», разработанной отечественными учеными. О результатах исследований, заложенных в основу данного документа, корреспонденту журнала "Наука в России" Евгении Сидоровой рассказал заместитель директора Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, доктор биологических наук Вячеслав Рожнов.
 
- Вячеслав Владимирович, тигр, конечно, не нуждается в особом представлении, но, вероятно, амурский подвид имеет свои особенности. Расскажите о них.
- Амурский, или уссурийский, тигр (Panthera tigris altaica) - один из самых крупных: длина тела самца достигает 220, самки — 182 см, предельный вес — 250 кг (только бенгальский тигр конкурирует с ним в размерах). У этого великолепного зверя густой и длинный меховой покров, надежно защищающий от зимних морозов. А ведь его предки пришли из тропической зоны Азии и, постепенно переселяясь к северу, образовали подвид, ставший ныне эндемиком нашей страны. Он обитает в кедрово-широколиственных и дубовых лесах Сихотэ-Алиня, где водятся кабаны, изюбри, пятнистые олени, составляющие основу его кормовой базы. Из-за низкой плотности населения копытных животных размер участка, используемого амурским хищником, больше, чем у его сородичей.

— Очевидно, для того чтобы осуществлять мероприятия по охране амурского тигра, специалистам необходимо не только знать ареал его распространения, но и располагать данными о том, как меняется среда обитания, достаточно ли ему пищи, не конкурируют ли с ним за корм другие хищники или сам человек? Владеют ли сейчас ученые исчерпывающей информацией по данным вопросам ?
— Отечественные специалисты изучили амурского тигра достаточно полно. Первый учет его численности на территории Приморского края организовал в 1930-е годы кандидат биологических наук Лев Каштанов, чьим именем ныне назван Лазовский государственный заповедник. Тогда этот талантливый и неутомимый исследователь получил ценнейший материал по биологии вида. В 1970-е годы подробные данные по экологии амурского тигра собрали научные сотрудники Биолого-почвенного института (БПИ) Дальневосточного научного центра АН СССР (ныне БПИ ДВО РАН) Анатолий Юдаков и Игорь Николаев. Огромный вклад в формирование современных представлений о полосатом хищнике внесли кандидат биологических наук Евгений Смирнов из Сихотэ-Алинского биосферного заповедника им. К. Г. Абрамова, доктор биологических наук Дмитрий Пикунов из Тихоокеанского института географии ДВО РАН, Юрий Дунишенко из Всероссийского научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства (Хабаровск), кандидат биологических наук Виктор Юдин из БПИ ДВО РАН, кандидат биологических наук Евгений Матюшкин из МГУ им. М.В. Ломоносова и др. Их работы - тот фундамент, на котором выстроена новая Стратегия сохранения тигра.

Однако теперь мы располагаем новыми современными подходами, позволяющими получить информацию, недоступную ранее. Русские зоологи традиционно изучали биологию зверей в тайге по их зимним следам — так называемый метод тропления, возможный благодаря устойчивому снежному покрову. Кстати, работа эта небезопасна: ведь следопыт вынужден идти в одиночку — иначе можно вспугнуть хищника, не всегда доброжелательно настроенного по отношению к человеку. Случались и столкновения с браконьерами, заканчивавшиеся гибелью исследователей. Но вот в начале 2000-х годов работавшие в Сихотэ-Алинском заповеднике американские ученые первыми стали использовать радиоошейники. С применением этого дорогого и довольно трудоемкого метода наши представления о перемещениях зверя, времени его отдыха и пр. стали намного точнее.

29 февраля 2008 г. на базе нашего института в соответствии с распоряжением президента РАН академика Юрия Осипова была учреждена «Постоянно действующая экспедиция РАН по изучению животных Красной книги Российской Федерации и других особо важных животных фауны России», руководителем которой назначен академик Дмитрий Павлов, а я — ее начальником. 15 августа 2008 г. мы с коллегами начали исследования по проекту «Программа изучения амурского тигра на Российском Дальнем Востоке». Их финансируют международный благотворительный фонд «Константиновский», компания «Транснефть», ОАО «Техснабэкспорт». Теперь в нашем арсенале появились не только радио-, но и спутниковые ошейники, способные на протяжении года в автоматическом режиме поставлять всю информацию о перемещениях помеченных животных. С помощью вмонтированного в ошейник GPS- приемника мы получаем координаты зверя и через франко-американскую спутниковую систему ARGOS постоянно наблюдаем его маршрут. За данное направление исследований отвечает научный сотрудник нашего института, кандидат биологических наук Хосе Эрнан-дес-Бланко.

— Должно быть сложно обеспечить ошейниками всех животных на обследуемой территории?
— Безусловно, так как кошки — существа высокоинтеллектуальные. Выследить их и перехитрить очень трудно, но возможно. У нас есть специальные ногозахватывающие петли, применяемые для отлова хищников во всем мире. Мы знаем места, где тигра в принципе можно застать. Когда он пойман, мы его обездвиживаем с помощью специального пневматического карабина, стреляющего летающими шприцами (животному вводят безвредные для здоровья препараты), а затем надеваем спутниковый ошейник.

— Сколько раз вам удалось проделать эту операцию?
— Мы пометили нескольких зверей, причем одну тигрицу три раза. Осенью 2008 г. она дважды попадалась в петлю с интервалом в несколько дней, и поскольку нас не устраивало качество работы первого ошейника, мы его заменили. Однако вскоре связь с ней прервалась, сигналы не поступали. Мы следили за перемещениями животного по УКВ-передатчику установленному параллельно. К счастью, в октябре 2009 г. Серьга (так мы назвали тигрицу) снова оказалась в ловушке, и выяснилось: антенну для передачи данных через спутниковую систему отгрызли тигрята, играя с маминым «украшением», но прибор работал исправно и за год накопил бесценную информацию, которую мы «скачали» и проанализировали. За это время получено 1222 локации, поскольку координаты хищницы определялись трижды в день — подобного не имеет никто в мире. Оказалось, участок ее обитания составляет почти 900 га. Ходит она по одним и тем же местам. Поскольку вреда мы ей не причиняем, тигрица не воспринимает петлю как угрозу. Однако отношение к таким ловушкам у разных особей неодинаковое.

Носит ошейник и полуторагодовалый сын Серьги. Именно в этом возрасте молодые животные отходят от матери, и семья распадается. Пока о данном периоде в жизни тигров ничего не известно: куда перемещаются молодые хищники, как они входят в социальную группировку животных, живущую на данной территории.

Судьба третьего объекта наблюдений драматична: весной 2009 г. он осиротел по вине браконьеров, сотрудники Специнспекции «Тигр» отловили малыша и передали его в специальный питомник - вольер размером 1 га, где его научили самостоятельно добывать корм. В сентябре в возрасте 1,5 лет его выпустили в тайгу, и теперь мы контролируем передвижения тигра посредством спутникового ошейника.
Недавно нам удалось поймать и пометить еще одного самца — супруга Серьги и отца ее полуторагодовалого сына, о котором говорилось выше. Так что теперь мы наблюдаем за целой семьей тигров.
Кроме них, в петли попадают другие хищные звери — бурый и гималайский медведи. На них мы также надеваем ошейники и наблюдаем за ними. Это важно, так как тигр конкурирует с медведем за кормовые ресурсы, и ученые должны хорошо понимать, как эти животные взаимодействуют.

— Фиксируете ли вы свою работу на фото- или кинопленку?
— У нас есть так называемые фотоловушки — цифровые фотоаппараты с инфракрасной вспышкой, позволяющей вести съемку в полной темноте. Считается, что тигры их не видят. Так вот, в местах, где они систематически бывают, мы установили более 20 пар таких «помощников», получили около 300 фотографий полосатых хищников, обитающих на обследуемой территории, и теперь по рисунку на шкуре можем определить каждого из них индивидуально. Всего на контролируемой нами площади в настоящее время находится 6-7 особей.

Кстати, эти аппараты регистрируют и барсуков, и копытных, составляющих кормовую базу тигра. Мы установили матрицу фотоловушек в разных биотопах, чтобы оценить обилие там тех или иных видов. Оказалось, зимой хищник охотится на изюбрей, кабанов, а летом ест енотовидных собак и барсуков. Одна из наших задач — определить структуру питания зверя, узнать, какое место в его «меню» занимают кабан, изюбрь, пятнистый олень и др.

В рамках нашей программы мы изучаем основной летний кормовой объект тигра — барсука, и выяснили: численность этих зверьков сильно меняется и зависит от ряда факторов, в частности от инфекций. Есть такая болезнь — бабезиоз, вызываемая паразитическими простейшими (бабезиями), живущими в эритроцитах крови грызунов. Данный недуг смертелен для барсуков, вспышка эпидемии влечет резкое снижение их численности и создает большую проблему для тигров. О заболеваниях диких животных известно мало: передаются ли они от жертв хищникам, чем последние болеют? И тут — еще одна загвоздка, над ней работает специалист Московской государственной академии ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина, кандидат биологических наук Наталья Есаулова. Помимо обследования носителей инфекций, мы с помощью определенного штата временных сотрудников собираем экскременты тигров по всему ареалу его обитания, начиная с Хабаровского края, и анализируем этот материал, выделяя из него паразитов.

Между прочим, в ходе проекта «Амурский тигр» проведено очень интересное исследование по определению числа полосатых хищников на основании молекулярно-генетического анализа их экскрементов. Эта работа пионерная во всех отношениях, в том числе и в методическом.

- Насколько велика территория, охваченная исследованиями по проекту «Амурский тигр» ? Используете ли вы, выстраивая систему наблюдений, существующие мониторинговые площадки, предназначенные для учета численности полосатого хищника ?
- У нас иные задачи. Для мониторинга действительно выбрано 16 участков, адекватно отражающих местообитания тигров, ибо охватить весь их ареал невозможно. И каждую зиму охотоведы регистрируют там количество следов. Нас же интересует не изменение поголовья. Мы изучаем пространственную структуру популяции этого редкого животного и особенности использования им территории, направления и масштабы его перемещений, внутрипопуляционную генетическую изменчивость, особенности репродуктивной биологии вида. Я уже упомянул о таких задачах программы, как выяснение характера взаимодействий тигра с другими крупными хищниками — бурым и гималайским медведями, определение его подверженности различным заболеваниям, оценка состояния кормовой базы, факторов, угрожающих жизнедеятельности нашего объекта.

В поиске территории, подходящей для исследований, мы объехали весь Дальний Восток и выбрали Уссурийский заповедник ДВО РАН. Его директор Андрей Котляр и заместитель директора, кандидат биологических наук Михаил Литвинов участвуют в нашей программе. Недавно американскими учеными, работающими в Сихотэ-Алинском заповеднике (при создании Стратегии мы сотрудничали с ними, в частности с директором представительства Общества сохранения диких животных в России Дейлом Микел-лом), получены важные данные: сегодня в пределах российской части ареала амурского тигра существуют две генетические группы подвида — сихотэ-алинская и юго-западная (на землях Уссурийского заповедника), разобщенные техногенным коридором, проходящим между Владивостоком и Уссурийском вдоль русла реки Раздольная. Майкл Рассело и Филипп Генри из Университета Британской Колумбии показали: эффективный размер популяции отечественного полосатого хищника (27-35 особей) ниже ее реальной численности (порядка 500) более чем в 10 раз, что может вызвать необратимую деградацию подвида, если меры по устранению разделительного барьера не будут приняты. В особенности это касается тигров, обитающих на юго-западе Приморья.

Программа «Амурский тигр» предусматривает разные направления исследований: генетическое, гормональное. Причем мы разрабатываем и применяем так называемые неинвазивные методы, позволяющие получать биологическую информацию о животных по их выделениям. Сотрудник нашего института, кандидат биологических наук Павел Сорокин изучает генетические особенности амурских тигров, выделяя ДНК из их экскрементов. Благодаря данной работе мы не только знаем «в лицо» всех полосатых хищников на территории заповедника, но и установили существующие между ними родственные отношения. Ведущий научный сотрудник института, кандидат биологических наук Сергей Найденко исследует состояние их половой системы и гормональный статус, для чего у нас создана специальная уникальная лаборатория. Сегодня на каждого зверя помимо фотографий и описания морфологических признаков заведены генетический и гормональный паспорта. Подчеркну, сделано это менее чем за 2 года, и не напрасно: собранные сведения — важный аргумент при подготовке стратегии сохранения эндемика нашей страны.

— Достаточно ли времени прошло с момента сооружения техногенного коридора, чтобы связывать с этим фактом генетические изменения популяции тигра ?
— Сейчас в мире все происходит быстро — вот почему мы торопимся выработать превентивные меры. Идет обмен информацией с зарубежными коллегами, все наши совместные усилия направлены на сохранение амурского тигра. Мы должны заранее рекомендовать хозяйственным организациям, как именно оградить редкие виды от негативного влияния. К сожалению, экологическую экспертизу сегодня проводят не для всех объектов. Нет удовлетворительного взаимодействия между разными ведомствами — лесным, охотничьим, Министерством природных ресурсов. Отсутствует и обратная связь государственных структур с природоохранными организациями. При разработке любого проекта независимо от его регионального / федерального статуса необходимо приглашать специалистов-биологов, способных пояснить, как минимизировать ущерб. Например, в ряде случаев важно снизить фактор беспокойства для тигра — к примеру, несколько перенести предполагаемое место того или иного строительства. Естественно, для подобных шагов нужно научное обоснование.

Скажем, данные о перемещениях животных позволяют уточнить наши представления о масштабах воздействия хозяйственной деятельности на их местообитания. Сегодня мы знаем, что тигрица Серьга обходит территорию, вдвое превышающую площадь Уссурийского заповедника. Значит, поведение человека должна быть скорректировано и вне его границ.

- Вы предлагаете создать новые заказники?
- Тигр живет на всей территории Дальнего Востока, и покрыть ее сетью заказников невозможно, ибо регион должен развиваться, осваивать новые земли. Но необходимо регламентировать хозяйственную деятельность. Например, запретить рубку кедра, дуба, составляющих основу питания копытных, в свою очередь служащих кормом хищникам. Охотничье хозяйство обязано сделать все от него зависящее для прекращения браконьерства. При строительстве автотрасс следует оставлять пути для миграции животных, как это будет сделано при реконструкции дороги «Раздольное-Хасан», где планируют сооружение 500-метрового тоннеля (он пройдет внутри сопки).

- Прежняя Стратегия сохранения амурского тигра 1996 г. дала неплохие результаты: согласно оценкам, в период ее реализации популяция зверя выросла с 415-476 до 428-502 особей в 2005 г. Значит, тогда удалось ограничить потенциально опасную для него деятельность человека?
- Успех перспективных проектов по сохранению полосатого хищника во многом зависит от того, насколько они интегрированы в долгосрочные программы развития территорий. В 1990-е годы это было сделано, а также существовала соответствующая нормативно-правовая база. Тогда стояла задача сохранения существующей популяции. Разумеется, были запрещены охота на него, отлов малышей для зоопарков. Сегодня в нашей стране иной экономический уклад, изменилась и структура природоохранных служб. И это — одна из главных причин, по которой государство инициировало подготовку новой Стратегии. В разрабатывающую этот документ рабочую группу вовлечены и московские, и дальневосточные, и зарубежные специалисты.

- Кто несет ответственность за реализацию Стратегии сохранения амурского тигра?
- Сохранение редких видов, занесенных в Красную книгу, — епархия Министерства природных ресурсов и экологии РФ.

- Можно ли выделить наиболее весомые факторы негативного воздействия на жизнедеятельность тигров — браконьерство, хозяйственное освоение территорий, вырубки?
- Все факторы, негативно влияющие на тигра (добавьте сюда инфекционные заболевания, вызывающие падеж животных, которыми он кормится), равноценны. Их сравнивать нельзя. В нашей Стратегии описан каждый из них, и рассматриваются меры, помогающие избежать последствий.

- Как будут взаимодействовать страны, на территории которых обитает или когда-то обитал амурский тигр ?
— Планирует завезти к себе животных и попытаться воссоздать популяцию амурского тигра Корея. Подобные проекты существуют в Иране, странах Средней Азии — Туркменистане, Казахстане, Узбекистане. Китай предполагает восстанавливать численность этих зверей. Для этого, в частности, надо между нашими странами организовать трансграничный заповедник.

— Тигр пересекает российско-китайскую границу?
— Весьма вероятно, но точно неизвестно, когда и как часто он это делает. Спутниковые ошейники в нашем арсенале появились лишь в 2008 г., и они могут помочь. Поэтому одна из задач отечественного проекта — отловить тигров в зоне инженерных сооружений на границе, если они туда придут, и надеть на них ошейники. Сейчас там работает группа во главе с научным сотрудником нашего института, кандидатом биологических наук Виктором Лукаревским.

— Учеты последних лет показали, что численность тигров на Дальнем Востоке нашей страны снижается, начиная с 2005 г. С чем это может быть связано?
— Действительно, на 16 мониторинговых площадках зафиксировано уменьшение количества следов. В чем причина? Делать далеко идущие выводы преждевременно. Ведь отмечали присутствие зверей зимой, а эти периоды в последние годы были чрезвычайно многоснежные, холодные, и тигры могли просто снизить активность своих перемещений. Реальные факторы негативного воздействия на дальневосточную популяцию, безусловно, есть, однако дали ли они столь быстрые результаты? Сомнительно. Во всяком случае к сведениям о 40%-ном сокращении численности тигров я отношусь скептически.

— Однако ситуация все же непростая, ибо судьба амурского тигра в руках людей, а мы в большинстве случаев не готовы поступиться своей выгодой ради отвлеченных, пусть и благих целей. Не секрет: для многих сохранение редкого вида — ничего не значащие слова. Зачем нужно этим заниматься?
— Тигр находится на вершине уникальной энергетической пирамиды, называемой хвойно-широколиственными лесами юга Дальнего Востока России. Сохранение устойчивой популяции эндемика нашей страны в его естественной среде обитания означает существование полноценных биоценозов, необходимых для выживания самого человека. Вот что необходимо осознать и понять. Не тигр должен приспосабливаться к людям, которые живут, как и где хотят, а мы своей деятельностью, включая всю хозяйственную инфраструктуру, обязаны органично «вписаться» в среду его обитания.
 
 
«Наука в России». 2010.№ 5. С. 19 - 25.