Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека 

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы 

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников 

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
    Природа субъективных процессов в деятельности мозга

    Е.А. Юматов
     
     
    В сущности, интересует нас в жизни только одно –
    наше психическое содержание
     
    И.П.Павлов
     

    Введение

    «Субъективное» - означает личное, духовное, индивидуальное, т.е.  отношение к себе, к чему-нибудь или к кому-нибудь (А. Ребер, 2002; A.  Damasio, 2000; G.M. Edelman, G. Tononi, 2000). В субъективном состоянии мозга  человека проявляется восприятием жизни во всём своём многообразии. (И.П. Павлов, 1951; A.  Damasio, 2000;  G.M. Edelman, G. Tononi, 2000;  А. Ребер, 2002). Разные формы субъективных состояний можно видеть у живых существ: ощущения, чувства, эмоции, сознание, образное, конкретное языковое, абстрактное и эвристическое мышление и  самовосприятие себя – «Я».

    Головной мозг является уникальной организацией в живой природе, обладающей способностью к самовосприятию, к самоощущению, к самочувствию, - всё то, что  называется субъективным, душевным состоянием.

    Каждый человек испытывает свои личные  субъективные состояния, которые имеют первостепенное значение для него. О существовании подобных субъективных состояний у других людей мы судим по наличию своих собственных ощущений. Восприятие жизни и окружающего нас  мира осуществляется только через субъективные ощущения, которые весьма разнообразны у индивидуумов и зависят от развития, образования, воспитания, культуры, менталитета, бытовых  условий, мотиваций, интересов, физиологического состояния и пр. Насколько  каждому человеку близко его собственное субъективное состояние, настолько же мы далеки от понимания его природы.

    Субъективное реально существует.   В этом смысле субъективное тоже объективно, однако оно имеет место быть только в живой организации материи.

    Карл Поппер (2008) писал:  «Мы живём в мире физических тел и сами являемся физическими телами. Но когда я с вами говорю, я обращаюсь не к вашим телам, а к вашему сознанию. И здесь возникает вопрос о взаимоотношениях между этими двумя мирами, миром физических состояний или процессов и миром психических состояний или процессов. Этот вопрос и есть психофизическая проблема».

    В деятельности мозга имеет место двойственность: с одной стороны, существуют  нейрофизиологические процессы; с другой стороны, возникают связанные с ними субъективные состояния, характеризующие все грани мироощущения в жизни (Н.П. Бехтерева с соавт.,1977; А.М. Иваницкий, 1999, 2005).
    Нейрофизиологические процессы мы можем наблюдать и регистрировать с помощью различных методов и устройств, разработанных на основе знания законов физики и химии. Процессы, происходящие на нейрофизиологическом уровне, мы не ощущаем, например, мы не чувствуем активность того или иного нейрона.

    Процессы, происходящие на субъективном уровне, мы воспринимаем, как собственные самоощущения  и их невозможно непосредственно зарегистрировать и измерить с помощью физико-химических методов, основанных на явлениях в неживой природе.

    Огромные достижения современной нейрофизиологии, основанные на структурно-морфологических, электрофизиологических, нейрохимических, молекулярных, генетических исследованиях, компьютерной томографии и пр., сами по себе не позволяют раскрыть духовные функции головного мозга. Какие бы в мозге не регистрировались процессы: электроэнцефалограмма (ЭЭГ), нейрональная активность, нейрохимические и молекулярные реакции и  пр., в них  невозможно увидеть внутренние переживания: мысли, эмоции, чувства и пр.

    Используя компьютерную томографию мозга, картирование экспрессии генов в разных структурах мозга, многоканальную запись нейронной активности, полиграфическую регистрацию электроэнцефалограммы, можно выявить лишь участие и взаимодействие различных структур мозга в организации поведения, обучения, памяти, эмоций, мышления. Однако эти исследования нисколько не приближают  нас к пониманию происхождения  самих субъективных состояний. Не существуют даже гипотетических, воображаемых логических конструкций, хоть сколько-нибудь объясняющих происхождении субъективного в нейрофизиологических процессах.

    Существует огромный разрыв между современными знаниями в области  нейрофизиологии мозга и представлениями  о его психических  функциях. Это связано с тем, что при изучении мозга всегда использовались методы: морфологические, физические, химические,  взятые из неживой природы, основанные на знаниях,  явлениях, законах физики и химии,  открытых в неживой природе. Происхождение субъективного состояния мозга находится за гранью высокотехнологичных аналитических исследований.  В этом есть их существенная ограниченность. Для объективного исследования субъективного состояния необходимы  принципиально другие научные методы и подходы.

    В живом организме и, в частности, в мозге могут возникать такие физические явления и процессы, которых в принципе нет, и не может быть в неживой природе. Этот тезис имеет принципиальное значение для понимания сути субъективного в деятельности мозга.

    В деятельности мозга присутствуют две стороны: видимая,  характеризующаяся регистрируемыми нейрофизиологическими параметрами; и скрытая, - духовная, проявляющаяся в субъективном восприятии  человека самого себя и окружающего мира. Безусловно, эти две сути деятельности мозга взаимосвязаны между собой. Однако мы не можем объяснить, каким образом из кодов  нервных импульсов, из взаимодействия различных структур мозга, в электрофизиологических процессах, в молекулярных превращениях и пр. зарождается  самоощущение субъективного состояния.

    По этому поводу П.К. Анохин (1969) писал: «Конкретные механизмы рождения субъективного  сознания не поддаются пока аналитическому описанию, однако их точная информационная связь с исходными параметрами объективного мира не может быть подвергнута сомнению». Субъективные состояния индивидуумов отражают реальные психофизиологические процессы (К.В.Судаков, 2010). Вопрос о том, каким же образом мозг порождает внутренний духовный мир, остаётся одной из величайших загадок природы.

    В наших исследованиях мы пытаемся, не вдаваясь в тонкости отдельных проявлений субъективных состояний: сознания, эмоций и пр., найти принципиальные подходы в понимании происхождения субъективного в деятельности мозга. При этом мы исходим из сформулированного нами методологического принципа, что «субъективные процессы можно непосредственно зарегистрировать только с помощью научных методов объективной  оценки субъективного» (Е.А. Юматов, 2010).
     
    Прямая регистрация субъективных состояний человека

    В настоящее время существуют целый ряд косвенных непрямых методов регистрации субъективного состояния человека, основанных на записи сомато-вегетативных реакций. Среди них наиболее известные – полиграфы или «детекторы лжи». С помощью этих устройств, ставится задача выявления субъективного состояния и установления правдивости показаний человека.

    В наших исследованиях поставлена совершенно другая цель – определить  дистанционные проявления субъективного состояния человека, которое он сам, безусловно,  ощущает, и о  чём может правдиво сообщить.

    Для реализации этой цели мы разработали метод прямой  объективной  регистрации субъективного состояния человека с помощью индикатора  субъективного состояния (Е.А. Юматов, 2010, 2011). Основной смысл в разработке устройств заключался в создании такой конструкции, которая бы  полностью исключала бы  какие-либо искусственные манипуляции (вольные или невольные фальсификации показаний) со стороны испытателя, т.е. обеспечивалась абсолютная независимость показаний устройства от каких-либо движений. Нами разработаны два устройства, представленные на рис 1.

    Разработанные нами индикаторы мы использовали для регистрации субъективных эмоциональных и мыслительных состояний человека. Во время тестирования испытатель берёт в обе руки устройства, обхватывает кистью руки ручку и располагает устройства перед собой на ширине плеч. Стрелки индикаторов могут  свободно вращаться в горизонтальной плоскости. В исходном состоянии стрелки индикатора всегда занимают параллельное положение и  направлены строго вперёд.

    Для тестирования субъективного отношения регистрировали  движения стрелок индикаторов при  приближении испытателя к субъекту. Движение стрелок индикаторов в руках испытателя оценивается как положительная при скрещивании на 30 и более град, а отрицательная - при отсутствии движения стрелок и сохранения ими исходного параллельного положения (рис.1).
     
     
    Рис.1. А. Индикатор субъективного состояния человека. Содержит в себе вертикальный отвес, шарнирное соединение ручки с  осью индикатора и уровень, позволяющий прецизионно контролировать строго вертикальное положение оси индикатора и горизонтальное  положение стрелки индикатора. В. Гироскопический индикатор субъективного состояния человека. Гироскоп, находящийся в свободно фиксированном положении, обеспечивает строгую ориентацию оси вращения в пространстве, стабильность и абсолютную независимость положения стрелки индикатора от колебаний и движения рук испытателя. Вертикальная стабилизация также достигается за счёт отвеса, в виде электромотора и ротора, укреплённых на шарнире. Благодаря шарнирному соединению ручки с осью гироскопа, движения руки испытателя не передаются на ось гироскопа  и стрелку индикатора.
    Б.Г. Показания стрелок индикаторов во время регистрации эмоционального отношения испытателя к субъекту.
     
     
    В исследовании участвовало более 70 лиц и проведено более  800 повторных  тестирований. В качестве субъектов были приглашены разные люди: члены семьи испытуемого, сотрудники, студенты. Экспериментальные исследования эмоционального  и мыслительного состояния проведены в естественных условиях,  в разное время года и дня.

    В исследовании использовались следующие тесты на эмоциональное и мыслительное состояния.
    1. Положительное эмоциональное отношение к близким людям.
    2. Положительное эмоциональное отношение к приятному запаху духов субъекта.
    3. Положительное эмоциональное отношение к приятной музыке и пению субъекта.
    4. Отрицательное эмоциональное отношение к боли субъекта.
    5. Отрицательное эмоциональное отношение к курящему субъекту и табачному запаху.
    6. При пристальном взгляде в глаза испытателя и субъекта.
    7. Воображаемое отрицательное или положительное эмоциональное состояние.
    8. Тест на правильный или ложный ответ.
    9. Тесты на различные мыслительные  (воображаемые) установки.
     Наряду с этими тестами, использовались контрольные тесты:
    1. При полной гипсовой иммобилизации рук испытателя.
    2. При экранировании головы испытателя и субъекта.
    3. При изменённом  физиологическом состоянии испытателя: после употребления алкоголя, во время простудного заболевания, после проведения МРТ мозга.
    4. При воздействии на испытателя и субъекта электромагнитных полей КВЧ   диапазона  - 42.8 ГГц  мощностью 1,5–3 мВт,  [14] и применяли мобильный телефон в режиме работы и во время сигнала вызова.
    5. При различном расположении стрелок индикаторов и рук испытателя.
    В проведённых исследованиях обнаружено, что субъективное эмоциональное состояние человека объективно регистрируется посредством механического движения стрелок индикаторов. Стрелки индикаторов всегда скрещиваются перед, или над головой человека, к которому испытатель проявляет субъективное отрицательное или положительное отношение, и всегда остаются в исходном параллельном положении над головой людей, к которым испытатель проявляет нейтральное отношение.

    Движение стрелок индикаторов отражает внутреннее субъективное состояние испытателя и не является специфичным по отношению к положительному или отрицательному эмоциональному состоянию. Все эффекты эмоционального реагирования всегда проявлялись со 100% повторяемостью. 

    В качестве примера приведён тест пристального взгляда испытателя и субъекта в глаза   друг другу.  Во время этого теста возникает движение стрелок индикаторов перед, или над головой субъекта (рис.2). В последующем тесте, если взгляды испытателя и субъекта были отведены или глаза закрыты, то сразу восстанавливалось исходное параллельное положение стрелок индикатора.
     
                              
     
     
    Рис. 2. Тест на пристальный взгляд в глаза. 1. Исходное положение: нейтральное отношение – стрелки индикатора параллельны. 2. Испытатель и субъект смотрят в глаза друг другу, - стрелки индикаторов скрещиваются.
    3. При закрытии глаз и отведении взгляда восстанавливается исходное параллельное положение стрелок индикатора. Испытатель Ирина М., субъект Ксения Г.
     
    При воображаемом эмоциональном или мыслительном состоянии  испытателя стрелки индикаторов приходят в движение и занимают скрещенное положение (рис. 3). 


     
     
    Рис. 3. Реагирование стрелок индикатора на воображаемое эмоциональное или мыслительное состояние испытателя. 1. Исходное – нейтральное состояние. 2. Воображаемое состояние. Испытатель Кирилл С.
     
     
     
    При мыслительном состоянии испытателя обнаружено   достоверное изменение положения стрелок индикатора: при ложном ответе испытателя на поставленный вопрос стрелки всегда в 100%  случаях скрещиваются, при правильном ответе на вопрос всегда остаются в параллельном положении, при достижении воображаемого мыслительного результата стрелки индикаторов всегда скрещиваются.

    В контрольных исследованиях показано, что при гипсовой иммобилизации рук, полностью исключающей их подвижность и возможность манипуляций, сохраняются все описанные эффекты реагирования стрелок индикатора во всех тестах на эмоциональное и мыслительное взаимоотношение испытателя и субъекта.

    При помещении металлического экрана над, перед,  или вокруг головы испытателя  и субъекта сохраняются без изменений все эффекты реагирования индикаторов при эмоциональном и мыслительном состоянии испытателя. Использованные экраны не оказывают никакого влияния на результаты тестирования.

    На выявленные эффекты движения стрелок индикаторов при тестировании эмоционального или мыслительного состояний не оказывали влияния электромагнитные излучения КВЧ генератора и мобильного телефона.

    После приёма алкоголя, при простудных заболеваниях, после магнитно-резонансной томографии мозга испытателя обнаружено, что полностью исчезали  все указанные эффекты движения стрелок индикаторов при использовании описанных тестов.  Никакими движениями рук невозможно было их воспроизвести.  Все эффекты  восстанавливались  при выздоровлении и по истечению 24 часов после воздействия.

    Таким образом, установлено, что субъективное состояние человека можно объективно дистанционно регистрировать. Важно отметить, что индикатор субъективного состояния, находящийся в руках испытателя, показывает его собственное субъективное отношение к чему-нибудь или кому-нибудь, а не состояние присутствующего субъекта.

    Обнаруженные  нами эффекты характеризуют индивидуальную способность отдельных людей. Оказалось, что порядка 10% людей  проявляют своё собственное субъективное состояние в движении стрелок индикаторов. В этом нет ничего удивительного, в области биологии всё уникально, начиная от индивидуальной неповторимости ДНК, и заканчивая  многообразием индивидуальных форм поведения и проявления эмоций. 

    По нашей инициативе были проведена научная экспертиза достоверности полученных результатов при участии известных специалистов в области  физиологии, физики: академика РАН А.С. Бугаева, академиков РАМН: К.В.Судакова, В.Г. Зилова,  профессоров: О.В. Бецкого, Я.И. Левина, В.В. Раевского, Я.А. Хананашвили, которые дали свои рецензии и заключения, приведённые в монографии (Е.А Юматов, 2011). В  них отмечено, что полученные данные достоверны и воспроизводимы.
     

    Дистанционное влияние субъективного состояния человека на  физико-химические свойства крови

    При проведении этих исследований мы исходили из мысли, что субъективное состояние человека может проявлять себя не только в силе, воздействующей на стрелки индикаторов, но и, возможно, в каких-то иных формах. Основой для поиска других способов прямой дистанционной оценки субъективного состояния человека послужило высказанное нами представление о том, что субъективные проявления можно зарегистрировать только с помощь живых структур (Е.А. Юматов, 2010).

    При всём том, что достоверность представленных результатов с использованием индикаторов субъективного состояния не вызывает сомнения у нас и экспертов, нам всё же хотелось  иметь дополнительные доказательства прямой объективной регистрации субъективного состояния в «слепых» тестах, полностью исключающих скептический взгляд на полученные результаты.

    Для регистрации субъективного состояния человека в качестве биологического субстрата мы использовали кровь, которая является универсальной многокомпонентной жидкостью, содержащей клеточные элементы и белково-коллоидные,  электролитные растворы.

    При проведении этой серии опытов был поставлен вопрос, возможно ли дистанционное влияние субъективного состояния испытателя непосредственно на кровь и, в частности, на  скорость оседания эритроцитов (СОЭ) крови?

    Бралась кровь здорового человека в клинических условиях.  Регистрация СОЭ производилась по стандартной методике Панченко. Сравнивались показатели СОЭ в трёх капиллярах, находящихся в отдельных штативах.

    В первый штатив помещался капилляр с  кровью, не подвергнутой нами каким-либо субъективным влияниям (контрольный тест).

    Во втором штативе находился капилляр с  кровью, к  которому подходил испытатель в нейтральном субъективном состоянии, держа в руках индикаторы субъективного состояния (нейтральный тест). При этом стрелки индикатора субъективного состояния оставались в параллельном положении и были направлены вперёд. Нейтральный контроль необходим был для того, чтобы исключить какие-либо возможные посторонние влияния испытателя на СОЭ крови, например, связанные с движением и подходом испытателя к штативу, с тепловым, электромагнитным, электростатическим воздействием одежды испытателя и пр.

    К третьему штативу, содержащему капилляр с кровью, подходил испытатель, находившийся в определённом субъективном состоянии, для которого было характерно  скрещенное положение стрелок индикаторов (субъективный тест).  Своё собственное субъективное состояние испытатель провоцировал  одним из описанных тестов: воображаемым – мыслительным или  пристальным взглядом в глаза другому человеку.

    Показания индикаторов субъективного состояния демонстрировали  наблюдателю (ям), в каком конкретном состоянии находился испытатель при подходе к штативу с капилляром, заполненным кровью: в субъективном или нейтральном состоянии. При этом сам испытатель ощущал своё собственное субъективное состояние и без использования индикаторов.

    В экспериментах испытатель подходил последовательно пять раз подряд ко второму штативу (нейтральный тест), а затем пять раз к третьему штативу (субъективный тест) с интервалом несколько секунд. В отдельных, исследованиях число подходов к штативам  колебалось от одного до десяти.  Все три теста проводилось в одних  и тех же условиях, в одно и то же время, и с одной и той же кровью человека. Постановка штативов в вертикальное положение производилась одновременно. Снятие показаний СОЭ выполнялось через один час.

    Сравнивались результаты показаний СОЭ в трёх разных капиллярах: один, из которых отражал результаты «контрольного теста», второй, - «нейтрального теста», -  без субъективного воздействия, и третий, «субъективного теста», - под влиянием субъективного состояния испытателя. Для выявления достоверности полученные результаты обрабатывались стандартными математическими методами.
    В совместном исследовании принимали участие Е.В. Быкова и  Р. Джафаров.  Результаты исследования представлены на рис. 4 . 
                          
     
     
                                                   
                                                             
    Рис. 4. Изменение скорости оседания эритроцитов (СОЭ) крови человека после дистанционного влияния на кровь субъективного состояния испытателя.
    СОЭ в мм. К – контрольный тест, Н - нейтральный тест, С - субъективный тест.
    Достоверные различия * - p ≤ 0,05 между тестами С и К, Н.
    Внизу: демонстрация проведения нейтрального и субъективного тестов. Испытатель Евгений Ю.        
     
                                                  
    Полученные результаты демонстрируют достоверные различия СОЭ между контрольным,  нейтральным и субъективным тестами. Во всех субъективных тестах наблюдалось значительное, многократное снижение СОЭ в крови. Под воздействием  субъективного состояния СОЭ всегда снижалась до значений от 1.5 мм до 2.5. мм и, чем выше было исходная величина СОЭ в контрольном тесте у данного человека, тем больше были различия СОЭ между контрольным тестом и  субъективным тестом.
    Вместе с тем, не выявлены достоверные различия между показателями СОЭ в контрольном и нейтральном тестах, что указывает на отсутствие влияния на кровь нейтрального субъективного состояния испытателя.

    Результаты проведённых исследований впервые показывают, что субъективное состояние человека оказывает дистанционное влияние на кровь.
    Полученные данные убедительно доказывают существование дистанционно-полевого эффекта субъективного состояния человека.

    В отдельных опытах при выполнении  нейтрального и субъективного тестов испытатель не использовал, т.е. не держал в руках индикаторы субъективных состояний. Как и обычно, испытатель ощущал своё собственное состояние при проведении этих тестов по внутреннему субъективному состоянию. Результаты оказались аналогичными тем, что были получены, когда в руках испытателя находились индикаторы субъективного состояния. Эти данные указывают на то, что сами по себе индикаторы субъективного состояния не нужны для реализации влияния субъективного состояния испытателя на СОЭ крови.
     

    Психогенное поле головного мозга человека

    В наших исследованиях стрелки индикаторов субъективного состояния находятся в свободном положении, и их движение может быть только обусловлено действием силы. Сила, воздействующая на стрелки индикаторов субъективного состояния, по своей природе имеет физическое происхождение. Она связана  с процессами, протекающими в головном мозге, и определяется субъективным состоянием мозга человека.

    Дистанционное влияние на стрелки индикатора, может осуществляться только посредством поля, создаваемого самим биологическим объектом – мозгом человека. Это мозговое поле названо нами «психогенным полем», поскольку оно отражает психическое, субъективное состояние человека (Е.А.Юматов, 2010, 2011).

    Доказательством наличия любого поля служит его дистанционное действие на какие-либо процессы или физические тела. На существование  психогенного поля указывает дистанционное механическое воздействие его на стрелки индикатора при различных субъективных состояниях человека. Другим проявлением психогенного поля является его достоверное дистанционное  влияние на СОЭ крови. Возможно, есть и иные свойства этого поля, о которых мы ещё пока ничего не знаем.  Дистанционные проявления психогенного поля зависят от его силы и пространственной ориентации, чем, вероятно, и объясняются индивидуальные различия.

    В свете эти данных естественно возникают вопросы о происхождении психогенного поля, с каким мозговым субстратом связано его существование, и на какие биологические микроструктуры оно действует? Ответы на эти вопросы требуют дальнейших исследований.

    При современном развитии компьютерной, информационной техники, в принципе, возможно, смоделировать всю конструкцию центральной архитектоники поведения (по П.К. Анохину, 1968) в технических устройствах (в роботах, системах автоматического управления и контроля). При этом, в этих технических системах мы не получим наличия субъективного - эмоций, самоощущений и пр. Это значит, что недостаточно одной архитектуры системной организации функции для происхождения субъективного. В мозге есть, что-то принципиально иное, - чего нет,  и не может быть в неживой природе.

    Традиционно биологическая наука развивалась и опиралась на знания и достижения физики неживых объектов. Что касается собственных физических законов живых существ, то они остались за пределами научных изыскании в биологии и физиологии. При изучении субъективного состояния мозга человека мы впервые подошли к тем физическим полевым  процессах, которые могут быть только в живом организме. Никакими техническими средствами невозможно зарегистрировать духовное состояние. Субъективные состояния способны воспринимать только живые структуры (Юматов, 2010, 2011).

    Мы видим, что психогенное поле мозга реально существует; отражает субъективное состояние человека, связанное с деятельностью мозга; вызывает появление силы, воздействующее на стрелки индикаторов;  оказывает дистанционное влияние на физические свойства крови; а значит, имеет физическую природу.

    Возможно, познание  полевой природы субъективного состояния мозга является тем недостающим фундаментальным  фактом, на который указывал А. Сент-Дъердьи (1960, 1971).

     
    Нейрофизиологические и субъективные процессы в системной организации целенаправленного поведения

     Психофизиология, признавая существование субъективного состояния мозга, всё ещё рассматривает субъективное, как нечто отдельное, не имеющее прямого отношения к формированию целенаправленного поведения. По этому поводу Т. Нагель (2001) писал «…….при описании ментальных явлений, «субъективной реальности» и сведения их с нейрофизиологическими процессами в мозгу имеет место «провал в объяснении», ибо ментальные процессы – не физические, а значит, не могут быть сведены к пространственно-временным координатам. С другой стороны, нет никаких оснований для утверждения, что физическое не сопутствует ментальному, вопрос в том – как? Параллельное описание нейрофизиологических процессов и ментальных состояний, ими вызываемых (?) или им сопутствующих (?) никак не помогает ответить на вопрос, как поведение нейронной сети порождает субъективные состояния, чувства, рефлексию и другие феномены высокого порядка. Без смены фундаментальных представлений о сознании такой провал в объяснении, преодолён быть не может».

    На этот  «провал» указывает Т.В. Черниговская (2008): «…нейронауки и философия сознания прекрасно друг без друга обходятся, можно даже сказать – они друг другу даже мешают…».

    Такое положение связано с тем, что, опираясь на современные нейрофизиологические методы, невозможно рассматривать происхождение субъективного и все рассуждения на эту тему являются не продуктивными и не имеющими никакого отношения к пониманию природы субъективного.

    Некоторые исследователи, окрылённые современными достижениями нейрофизиологии, молекулярной биологии, нанотехнологии, предрекают возможность раскрытия «кодов мысли», сознания, визуализацию изображения в  импульсной активности нейронов головного мозга (Koch C., 2001; К.В. Анохин, 2010). Действительно, в отдельных случаях можно видеть некое соответствие между активностью определённых структур мозга или нейронов, и содержательной стороной мысли, речи и пр. Однако  это не означает, что в этих процессах может быть постигнута суть происхождения субъективного.

    В миллиардах нейронов мозга всегда можно найти такие нейроны, активность которых будет коррелировать с той или иной функцией в организме. При этом кодирование информации в мозге может носить различный характер у разных индивидуумов и социальный групп. Каждый зарегистрированный нейрон в мозге по-своему индивидуален и неповторим.  Экспериментатор никогда вновь не найдёт этот нейрон ни у данного, ни у других индивидуумов.

    По этому поводу Н.П. Бехтерева, (1990) писала: «….вряд ли полный код мыслительных процессов будет раскрыт только за счёт импульсной активности нейронов и нейронных популяций….  Решение задачи лежит не только в сфере прижизненной физиологии и биохимии, но и в наиболее тонкой ветви биохимии – биологии молекулярных процессов. Очень важно сохранять разумное отношение к материальному базису явлений, вести целенаправленный  и всё более глубокий  поиск к его расшифровке. И в тоже время попытаться представить себе, не загоняя всё в «железобетонное» ложе материализма, что такое идеальное?.... Надо сказать, что базирование нашей биологии на примитивном материализме привело к тому, что мы, по существу, работали в рамках коридора, ограниченного невидимой, но колючей проволокой….».     

    Рассматривая проблему происхождения субъективного, А.Н. Леонтьев, (1975) полагал, что «Никакое прямое соотнесение между собой психических и мозговых физиологических процессов проблемы ещё не решает».
    В мысли существуют две компоненты: её субъективная природа и конкретное содержание.  Когда исследователи пишут о возможности регистрации субъективных состояний в нейрофизиологических процессах, они забывают о том, что такое субъективное, и принимают нейрофизиологические процессы за реальное проявление субъективного в деятельности мозга. Это означает, что они не видят никакой принципиальной разницы между субъективными и нейрофизиологическими процессами в мозге и, фактически, отождествляют их.

    Теория функциональных систем, разработанная П.К. Анохиным (1968), и широко представленная в работах  К.В.Судакова (2010) и многих других исследователей,  указывает на те узловые механизмы в деятельности мозга, с которыми может быть связано  происхождение эмоциональных и мыслительных процессов. Однако в центральной архитектуре поведенческого акта отражена только нейрофизиологическая составляющая мозговых процессов и не представлена организация субъективных процессов.

    В существующем в настоящее время представлении о системной организации целенаправленного поведения отсутствует раздельное описание процессов, происходящих на нейрофизиологическом и на субъективном уровнях. Субъективное остаётся как бы «за кадром», только подразумевается, что оно существует.
    Вполне понятно, что такое положение вызвано тем, что до сих пор не представлялось возможным объективно регистрировать  мозговые проявления субъективного состояния.

    В системной организации целенаправленного поведения мы разделили функции мозга, происходящие на нейрофизиологическом и субъективном уровнях, и представили на рис. 5   взаимодействие  нейрофизиологических и субъективных процессов.

    Все известные и зарегистрированные в мозге нейрофизиологические  явления могут быть соотнесены с различными узловыми механизмами функциональной системы целенаправленного поведения (П.К.Анохин, 1968). Наряду с этим, в системной организации целенаправленного поведения существуют процессы, которые происходят только на субъективном уровне и без которых невозможна деятельность мозга.

    Функциональная  система целенаправленного поведения имеет два взаимосвязанных уровня мозговой организации: нейрофизиологический и субъективный.
    Системные процессы происходят как в нейрофизиологической, так и в субъективной сферах деятельности мозга.

    Все  процессы в мозге начинаются на нейрофизиологическом уровне, а затем развиваются на субъективном уровне, который является как бы «тенью» нейрофизиологических процессов.  В работах А.М. Иваницкого (2005) показано, что на сенсорный стимул первоначально возникает нейрофизиологический ответ, а позднее проявляется субъективное ощущение.

    На первом этапе афферентный синтез происходит на нейрофизиологическом уровне, а затем процесс анализа и  осмысления продолжается на субъективном уровне – «субъективный синтез», включающий ощущение влечения (мотивации), оценку обстановки, запоминание или воспоминание, извлечённоё из памяти. Этот процесс завершается принятием решения и постановки цели, которые всегда осуществляются на субъективном уровне.

    Дальнейшее развитие процессов в мозге может пойти двумя путями.
    В одном случае, субъективный синтез заканчивается принятием воображаемого, мыслительного результата в рамках субъективной мыслительной функциональной системы, на существование которой указывает К.В.Судаков (2010).

    В другом случае, после принятия решения  о целесообразном поведении и постановки цели, процессы вновь возвращаются из субъективной сферы на нейрофизиологический уровень для формирования программы результативного поведения и акцептора результатов действия, в котором в соответствии с поставленной целью прогнозируются параметры будущего результата.

    Далее в рамках функциональной системы нейрофизиологического уровня всё развивается по известной схеме: формируется действие, направленное на достижение необходимого результата, регистрируются параметры, полученного результата, и по каналам обратной афферентации они поступают в акцептор результатов для сличения с параметрами прогнозируемого результата.

    При  совпадении прогнозируемого и достигнутого результата процесс завершается переходом к формированию нового этапа целенаправленного поведения без вовлечения субъективного уровня функциональной системы.
    При несовпадении прогнозируемого и реального результата, в акцепторе результатов возникает реакция «рассогласования» или  «сюрпризная» реакция. Вслед за этим, процесс переходит на субъективный уровень, в котором формируется отрицательная или положительная  эмоция, в зависимости от того, достигнута цель или нет.

    Положительная эмоция создаёт эффект удовлетворения и подкрепления, завершающий конкретный поведенческий акт. Отрицательная эмоция мобилизует процесс субъективного синтеза для поиска нового более правильного решения, которое позволило бы достичь, необходимый результат.

    Эмоции служат средством фиксации в памяти всей совокупности факторов, способствующих или препятствующих достижению необходимого результата. Возникшие эмоции преобразуются на нейрофизиологическом уровне функциональной системы в эмоциональные реакции организма. Поведение всегда ориентировано по общему вектору: от отрицательной эмоции к положительной.
     
     
     
               
    Рис. 5.    Схема функциональной системы целенаправленного поведения: взаимодействие нейрофизиологических (1) и субъективных (2) процессов в деятельности мозга. Обозначения: П.с. - пусковой стимул, Обс.афф. – обстановочная афферентация, Обр. афф. – обратная афферентация.
     
     
    Эмоциональные реакции, поведение формируются в нейрофизиологическом отделе функциональной системы, а эмоции, мысли - в её субъективной части. Мысль отражает информационное содержание прогнозируемого и потребного результата, а эмоции вероятностную характеристику возможности  и реальности достижения цели.

    На нейрофизиологическом уровне совершаются отработанные рефлекторные реакции, автоматизированные поведенческие акты, за счёт ранее сложившейся предпусковой интеграции (П.К.Анохин, 1968). В этих случаях поведенческий выбор происходит без включения сознания, а осмысление может быть уже после свершения поступка при отсутствии прогнозируемого результата, или вообще не происходить, если в ходе такого поведенческого акта был достигнут определённый результат.
    Нейрофизиологический уровень является базисной основой для  восприятия окружающей среды и внутреннего состояния организма; для организации различных форм поведения и регуляции жизнедеятельности организма.

    Свобода воли,  выбор поведения, воображаемый результат и оценка достижения цели происходят на субъективном сознательном уровне.

    По нашему мнению, сознание - это способность мозга воспринимать своё собственное состояние и окружающую действительность, принимать решения, прогнозировать и оценивать результаты действий. Сознание включает эмоции, чувства, мысли, которые, в конце концов, определяет свободу выбора,  принятие решения и оценку полученного результата.

    У детей первоначально формируется чувственное, образное сознание. Дети в своём субъективном сознании  меньше всего сами себя наблюдают, размышляют о ходе своих мыслей и анализируют свои поступки. Процесс самосознания у ребёнка происходит в системе «ребёнок-взрослый», где взрослый выступает, как осмысленная – волевая сила, направляющая движение мыслей и поступков ребёнка. По мере взросления ребёнка, эта система связей ослабевает и функцию самоосмысления постепенно приобретает ребёнок.

    Принятие решения, выбор поведения всегда чем-то детерминированы. Ощущение полной свободы и независимости выбора – это иллюзия, т. е. самовосприятие самого себя в своём сознании. Если посмотреть со стороны наблюдателя за всеми возможностями в действиях индивидуума, то, действительно, можно видеть, что у индивидуума было ряд возможностей, а он использовал одну из них. Если было бы можно заглянуть изнутри на происходящие у индивидуума в мозге процессы, то мы бы увидели, что выбор был вполне определённым и единственно возможным, на основе комбинации и расклада всех составляющих субъективных и объективных процессов в данный момент.

    Для самого человека не важно, что представляет собой  свобода выбора - иллюзию или на самом деле его выбор. Субъективно он ощущает этот процесс, как своё решение.  Свобода выбора формируется, благодаря воспитанию, образованию, культуре и пр., которые закладывают представления о нравственности, морали, законах, преступлениях и пр. Поэтому личность несёт ответственность за себя.

    Субъективное, духовное состояние  мозга возникает при взаимодействии и взаимосвязи нейрофизиологических процессов и специфических мозговых полей. Субъективные и объективные процессы в мозге тесно взаимосвязаны и эта связь – двухсторонняя. Мысль, сознание, эмоции проявляются не в корпускулярной материи,  а в её особой полевой форме.  В этом и есть уникальность мозга, как живой организации материи в существующем мироздании.

    Природа субъективного, идеального состояния кроется в объективных процессах деятельности головного мозга. Субъективное – это явление, функция и состояние  мозга, которое, как мы считаем, возникает при взаимодействии структурно-молекулярных  (нейрофизиологических) и полевых процессов в живом мозге.

    Электрофизиология возбудимых структур указывает на то, что электромагнитное поле, генерируемое нервной клеткой, оказывает влияние на возбудимость, и способно вызвать возбуждение и проведение нервного импульса. Мы полагаем, что генерируемые мозгом поля оказывают обратное влияние на нейрофизиологические механизмы мозга. По аналогии с физикой можно назвать обратное влияние поля на структурно-молекулярные процессы в мозге, как «самоиндукция мозга».

    Истоки существования субъективного состояния находятся в фундаментальных свойствах живого мозга, который является   особым видом  материи, имеющим свои собственные физические законы и специфические мозговые поля.

    На наш взгляд нет смысла отождествлять понятия информации и субъективного. Информация присутствует как в неодушевлённых, так и в одушевлённых объектах. Понятие информации не раскрывает суть и не является аналогом субъективного. Информацию нельзя рассматривать, как, как некую идеальную субстанцию, находящуюся над реальными процессами. Информация - это функция связи между всеми элементами, входящими в систему (Е.А. Юматов, 2011).

    Центральная архитектоника функциональной системы целенаправленного поведения состоит из двух взаимосвязанных и объединённых в единое целое подсистем: структурно-нейрофизиологической и субъективной. Структурно-нейрофизиологический компонент функциональной системы не может  осуществлять свою результативную деятельность без участия субъективной сферы, равно как и субъективная подсистема формируется на основе нейрофизиологических процессов.

    При изучении неврологических, психических заболеваний исследователи рассматривают только объективные нейрофизиологические процессы и хотят именно  в них видеть причину нарушения функций мозга. Между тем, не исключено, что истоки многих мозговых заболеваний лежат в субъективной сфере деятельности мозга и уже вторично проявляются в нейрофизиологических процессах. Возможно, именно  этим объясняются неразрешимые проблемы  в понимании этиологии и патогенеза многих психоневрологических заболеваний.

    Субъективное состояние человека имеет самостоятельное значение, от него часто зависит выздоровление, лечебный эффект, исход болезни, а успешное применение психотерапии связано с воздействием на субъективную сферу.
     

    Парадигма «субъективного»: основные постулаты

    Известный в мире специалист в области методологии науки Т. Кун (1962) писал: «Решение отказаться от парадигмы всегда одновременно есть решение принять другую парадигму, а приговор, приводящий к такому решению, включает как сопоставление обеих парадигм с природой, так и сравнение парадигм друг с другом». В  науке нет никакой парадигмы происхождения субъективного состояния, кроме общепринятого представления, что в системных механизмах мозга и в нейрофизиологических процессах,  каким-то образом, зарождается субъективное состояние.

    Исходя из системной организации  деятельности мозга  и проведённых нами исследований прямой регистрации субъективного состояния человека, мы пришли к изложенным ниже основным постулатам, характеризующим взаимосвязь субъективных и объективных  процессов в головном  мозге человека.

    • Субъективное состояние мозга проявляется не в корпускулярной организации живой структуры, а в её специфической полевой форме: «психогенное поле».
    • Субъективные состояния способны воспринимать только живые структуры.
    • Биологические поля, создаваемые  в организме, могут оказывать обратно направленное влияние на структурно-функциональные процессы в нём («биологическая самоиндукция»).
    • Субъективное, духовное состояние  мозга возникает при взаимодействии  и взаимосвязи нейрофизиологических процессов и специфических для мозга биологических полей.
    • Психоневрологические заболевания  могут первично возникать в субъективных процессах и уже вторично проявляться в различных структурно-функциональных        нарушениях.
    • Физика живого мозга - новое направление науки, рассматривающей уникальные физические явления, присущие только  живому мозгу и отсутствующие в неживой природе.
     
    Список литературы.
    1. Павлов И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. Полное собрание сочинений. 1951. М.-Л. Изд. АН СССР.
    2. Damasio A. The Feeling of What Happens: Body and Emotion the Making of Cosciousness. N.Y. Harcourt Brace, 2000. 386 p.
    3. Edelman G.M., Tononi G. Consciousness. How matter becomes imagination. London. Pinguin Books. 2000. 274 p.
    4. Ребер А. (ред.), Оксфордский толковый словарь по психологии. 2002.
    5. Бехтерева Н.П., Будзен П.В., Гоголицын Ю.Л. Мозговые коды психической деятельности. Наука, Ленинград 1977, с. 165
    6. Иваницкий А.М. Главная загадка природы: как на основе процессов мозга возникают субъективные переживания. // Психологический журнал. 1999, Т. 20. №.3, С. 93-104.
    7. Иваницкий А.М. Сознание и мозг. 2005. М., 3-11 с.
    8. Sperry R.W. Neurology and the mind-brain problem. // Am. Sci. 1952. Vol. 40. P. 291-312.
    9. Юматов Е.А. Объективная регистрация субъективного - эмоционального и мыслительного состояния мозга. // Сознание и физическая реальность». 2010, № 10, с. 10-20.
    10. Юматов Е.А. Информационно-полевые эффекты регистрации субъективного состояния мозга человека. // Клиническая информатика и телемедицина. 2010, Т. 6. № 7, с. 98-104.
    11. Юматов Е.А. Прямая регистрация субъективного состояния человека. // Вестник новых медицинских технологий. 2010, № 4, 187-192.
    12. Юматов Е.А. Способ определения  субъективного  эмоционально отношения  испытуемого к присутствующему лицу и устройство для его осуществления. Приоритетная справка Роспатента от 22 февраля 2011 г.
    13. Юматов Е.А. Системная психофизиология субъективного состояния человека. 2011. М. Спутник+, 142 с.
    14. Юматов Е.А. Физика субъективного состояния мозга человека. // Сознание и физическая реальность. 2011, № 10.
    15. Бецкий О.В., Девятков Н.Д., Кислов В.В. Миллиметровые волны низкой интенсивности в медицине и биологии. // Биомедицинская радиоэлектроника, 1999. № 4, с. 41- 42.
    16. Анохин К.В. Лекция "Коды мозга", 11февраля 2010.
    http://nature-wonder.livejournal.com/175914.html
    17. Koch C. Neurobiology of Consciousness, MIT Press, 2005.
    18. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М. 1975.
    19. Анохин П.К. Психическая форма отражения действительности. Сборник Ленинская теория отражения и современность. Под ред. Т. Павлова. 1969. София. Раздел 1, глава 3, с. 109.
    20. П.К. Анохин. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. Медицина. Москва. 1968, с. 548.
    21. Судаков К.В. Системные механизмы психической деятельности. // Неврология и психиатрия им. С.С. Корсакова. 2010, Т. 110, №2. с/ 4-14.
    22. Судаков К.В. К теории единства материального и идеального в деятельности человека. // Человек, 2010, №6, с.5-16.
    23. Сент-Дъердьи А. Биоэнергетика. 1960. М. Изд. Физматгиз.
    24. Сент-Дъердьи А. Биоэлектроника 1971. М. Изд. Мир. 79 с.
    25. Kuhn T.S. The Structure of Scientific Revolutions. 1962. Chicago. University of Chicago Press.
    26. Черниговская Т.В.. Человеческое в человеке: сознание и нейронная сеть. В книге: "Проблема сознания в философии и науке". М., 2008, ИФ РАН, "Канон+".
    27. Нагель Т. «Мыслимость невозможного и проблема духа и тела».// Вопросы философии, 2001, № 8.
     


    Юматов Евгений Антонович, доктор медицинских наук, профессор, академик Международной АН (IAS), член президиума российского отделения Международной АН.
    Профессор кафедры нормальной физиологии Первого Московского Государственного Медицинского Университета им. И.М.Сеченова.
    Профессор кафедры общей радиоэлектроники Московского Энергетического Института (Технический Университет).
    Yumatov Evgenie Antonovich, the doctor of medical sciences, the professor, the academician International AS (IAS), a member of presidium of the Russian branch International AS.
    The professor of chair of normal physiology of the First Moscow Medical
    University of I.M.Sechenov.
    The professor of chair of the general radio electronics of the Moscow Power Institute
    (Technical University).
     E-mail:
    eayumatov@mail.ru 
     

     
    Реферат

    В статье рассматривается происхождение субъективного состояния человека. Впервые показано, что субъективные состояния человека можно дистанционно объективно регистрировать. Открыты неизвестные ранее явления и свойства мозга. Установлено существование «психогенного поля», отражающего субъективное состояние головного мозга человека. Показано дистанционное влияние субъективного состояния человека на физико-химические показатели крови. Высказано представление о  специфических физических явлениях в мозге, которые не могут быть в неживой природе. Описано взаимодействие нейрофизиологических и субъективных процессов в системной организации целенаправленного поведения.  Предложена  парадигма, рассматривающая  возможность существования уникальных для живого мозга физических явлений и мозговых полей, и  роль их в происхождении субъективного состояния.
    Ключевые слова: субъективное состояние, мозг, психогенное поле, парадигма происхождения субъективного.

    The nature of subjective processes in brain activity
    E.A. YUMATOV
    I.M. Sechenov First Moscow State Medical University.
    eayumatov@mail.ru
     
    Abstract
    The parentage of a subjective condition of the person is surveyed.
    There is a huge rupture between knowledge in the field of neurophysiology of a brain and representations about its mental functions (P.K. Anokhin, 1969; A.N. Leontev, 1975; N.P. Bekhtereva, 1990; T. Nagel, 2001; K. Popper, 2008). It is connected by that at studying of a brain methods were always used: morphological, physical, chemical, based on the phenomena, laws of physics and the chemistry, opened in the lifeless nature. In a science there is no paradigm of an origin of a subjective condition, except the standard representation that in system mechanisms of a brain and in neurophysiological processes the subjective condition, somehow, arises.
    In a live organism and, in particular, in a brain there can be such physical phenomena and processes which basically are not present, and cannot be in the lifeless nature. Sources of existence of a subjective condition are in fundamental properties of a live brain which are the special kind of a matter having own physical laws and specific fields. This thesis has the basic value for understanding of an essence of the subjective.
    In our researches direct objective registration of a subjective condition of the person (E.A. Yumatov, 2010, 2011) is made. Distant influence of a subjective condition of the person on physical and chemical indicators of blood (E.A. Yumatov, E.V. Bykova, R. Dzhafarov, 2012) is shown. Established, that subjective conditions of the person may be to register distant, directly objectively. Existence of "a psychogenic field», a brain of the person reflecting a subjective condition is shown. Interaction of neurophysiological and subjective processes in the system organisation of purposeful behaviour is described. The paradigm considering possibility of existence unique for a live brain of the physical phenomena both brain fields, and their role in an origin of a subjective condition is offered. Wide scientific examination of reliability of the received results with the assistance of known experts in the field of physiology, the physics.
    Keywords: Subjective condition, brain, the psychogenic field, paradigm an origin of subjective.
     
     
     




    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование