Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология  

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея 

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
     
    Константин Георгиевич ПаустовскийПОЭТИЧЕСКИЙ МИР ПАУСТОВСКОГО
     

    Валентина ПИМНЕВА, директор Московского литературного музея-центра К.Г. Паустовского, кандидат культурологии
    Анжелика ДОРМИДОНТОВА, ученый секретарь того же музея 
     
     
    31 мая 2012 г. исполняется 120 лет со дня рождения выдающегося русского писателя XX в., мастера лирической прозы Константина Георгиевича Паустовского. Слова, написанные им когда-то о великом датском сказочнике Гансе Христиане Андерсене, ныне звучат как аллегория, приоткрывающая роль и его собственного творчества: «Он собирал зерна поэзии с крестьянских полей, согревал их у своего сердца, сеял в низких хижинах, и из этих семян вырастали и расцветали невиданные и великолепные цветы поэзии, радовавшие сердца бедняков».
     

    ДЛИННАЯ ЖИЗНЬ
     
    В книге «Повесть о жизни» (1965) Паустовский написал: «Мне пришлось пережить почти все, что может случиться на свете с человеком того возраста, когда, по словам Есенина, «пора уже в дорогу бренные пожитки собирать». Решив стать писателем еще в ранней юности, на пороге наполненного трагическими событиями XX в., он был убежден, что его удел не прятаться от жизни, а стремиться пройти ее школу: «С детских лет мне хотелось увидеть и испытать все, что только может увидеть и испытать человек».

    В 1914 г., оставив учебу в Московском университете, двадцатидвухлетний Константин сначала работал вожатым и кондуктором московского трамвая, затем поступил санитаром на тыловой санитарный поезд. Шла Первая мировая война, и это была единственная возможность попасть на фронт, поскольку его, как младшего сына в семье, по законам тех лет в армию не взяли. После возращения с фронта Паустовский менял много мест жительства и работы, вел скитальческий образ жизни. Вернуться в Москву его заставили революционные события 1917 г. Здесь он стал репортером в газетах (« ...беспокойное и шумное племя журналистов казалось мне наилучшей средой для писателя»).

    Поначалу Паустовский принял революцию, с ней он связывал надежды на обновление жизни, свободу человеческого выбора и творчества. Но очень скоро пришло разочарование. Вот фрагмент незаконченной книги 1920 г., впервые опубликованной в 2005 г. в культурно-просветительском журнале «Мир Паустовского», учрежденном нашим музеем и издаваемом с 1992 г.: «Такого глухого, чугунного времени еще не знала Россия. Словно земля почернела от корки запекшейся крови. Ухмыляющийся зев великого хама... Когда кончилась гражданская война и началось «мирное строительство» («фронт труда») — все сразу увидели, что «король голый» и вся сила его — только в войне, в разрушительной энергии злобы, в ужасе, в махновцах... Чтобы создавать — нужна свободная душа и детские пальцы, а не прокисший ум, изъеденный, как молью, партийной программой и трехлетним озлоблением... Началась новая эпоха — прикармливания интеллигенции, профессоров, художников, литераторов. На горьком хлебе, напитанном кровью, должно быть, они создадут какой-то нудный лепет — «великое искусство пролетариата, классовой ненависти»... Господи, да минет меня чаша сия».

    К счастью, «чаша сия» миновала Константина Георгиевича. В этом, несомненно, его заслуга. Он принципиально отказывался работать в жестких рамках соцреализма, выполнять социальный заказ. Присущие ему честность и порядочность, органическое неприятие лжи и фальши не позволяли писать «как надо». Паустовский и его близкие друзья — известные писатели Исаак Бабель, Аркадий Гайдар, Эдуард Багрицкий — находились в творческой оппозиции официальной советской литературе.

    В годы Великой Отечественной войны Константин Георгиевич работал корреспондентом на Южном фронте (лето 1941 г.), писал очерки, репортажи с передовой. Ему довелось участвовать в обороне Одессы. С большим уважением относились к Паустовскому командиры и простые солдаты, ценившие его умение найти теплые, проникновенные слова о людях на войне и интеллигентную простоту. В числе полюбившихся читателям произведений тех лет рассказы «Снег« (1943), «Дождливый рассвет» (1945).
     
     
     
     
    ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА

    Творчество Паустовского продолжает традиции русской классической литературы, традиции Антона Чехова, Александра Куприна и Ивана Бунина (нобелевского лауреата 1933 г.), от которого писатель получил благословение в 1920-х гг.: «Мне кажется, Ваш удел, ваша настоящая поэзия — в прозе. Именно здесь, если Вы сумеете проявить достаточно упорства, уверен, сумеете достичь чего-нибудь значительного. Ваш И. Бунин». Прошло время, и в письме, присланном из Парижа в 1947 г., он назвал Константина Георгиевича «дорогим собратом», а его рассказ «Корчма на Брагинке» — одним из лучших в русской литературе.

    В рассказе «Четверо», опубликованном в киевском журнале «Рыцарь» в 1913 г., писатель, еще гимназистом, определился с главной темой своего творчества — Человек и Природа. «Будем творить себя, выпрямлять свою душу, согнутую и приниженную. Будем искать и думать, станем глядеть на мир пытливо и чутко. Надо прислушаться к самому себе. Надо понять и полюбить всю невыразимую стройность мира и бога и ту сказку, которая живет глубоко и скрыта в каждом из нас. Больше радости, больше вдумчивости, мужества думать».

    Человеку суждено существовать одновременно в двух мирах — Природы и Культуры. И только в их гармоничном единстве рождается идеальная среда обитания. Личностное становление, определение нравственных идеалов, постижение истории и наследия человечества невозможно, по мнению мастера, без познания законов естественного мира, без внимательного, чуткого и бережного отношения к нему. Основной же задачей автора становится служение Человеку.
     
    В начале 1930-х годов Паустовский побывал на Каспийском море, где в безжизненном заливе Кара-Богаз-Гол вели масштабную разработку мирабилитового (Мирабилит. или глауберова соль — применяется в стекольном и содовом производстве, в медицине (прим. ред.)) месторождения. А в 1932 г. вышла в свет его повесть «Кара-Бугаз», принесшая автору широкую известность, народное признание. Романтическое мироощущение, ему присущее, определяет тему произведения, характеры героев и художественный метод. Он рассказывает о новых преобразователях мира, но его персонажи не похожи на монументальные образы, созданные советскими писателями в те годы. Ибо в основе книги — истории живых людей. Повесть «Кара-Богаз» стала одной из любимых книг поколения, верившего в светлое будущее своей страны, стремящегося прожить яркую и насыщенную благородными свершениями жизнь.
    В этом широко известном произведении и в другом, ныне почти забытом — «Теория капитана Гернета» (1933), в повестях «Колхида» (1934) и «Черное море» (1936) автор продолжает тему взаимоотношений Человека и Природы. Перед героями и читателями он ставит актуальные и сегодня вопросы: является ли человек хозяином природы, способен ли он, преобразуя ее, не навредить? Свой ответ на эти вопросы Константин Георгиевич дал в «Повести о жизни» (книга «Бросок на юг»): «Я думаю, что мир в равной степени достоин медленного и плодотворного созерцания и разумного и мощного действия. Созерцание — одна из основ творчества и любви к земле, в первую очередь, к своей, отечественной».

    Паустовский считал, что созерцание, или познание всего сущего посредством чувственных переживаний, постижение внутреннего мира человека через погружение в Природу, должно подготовить разумное и бережное воздействие на окружающий мир, гармоничное содействие людей с ним. Думается, что сам писатель сумел приоткрыть многие тайны Природы и установить с ней диалог. Сохранились воспоминания известной пианистки Марии Юдиной, присутствовавшей на последнем прощании с Константином Георгиевичем: «... домашние звери, собаки, кошки, козы... и особенно домашняя птица — все были тут же в полном составе: петухи взлетели на крыши, приветствуя шествие своими возгласами, яростно размахивая пестрыми крылами, куры клохтали, гуси гоготали в полном трансе, собаки, кошки носились промеж толпы, силясь постичь непостижимое событие... Похороны состоялись не только как всенародные, но и было в них истинное вселенское величие Руси, хоронила Паустовского — вся тварь... все творение Божие...».
     
     
     
    «ОН ОТКРЫТ И ЩЕДР»

    Работы писателя исполняют благородную миссию — воспитания души человеческой. В этом смысле особое значение имеют произведения Паустовского для детей и посвященные великим талантам мировой культуры.

    У Константина Георгиевича был свой взгляд на детскую литературу. В 1944 г. в статье «Город мастеров» он писал: «Детей надо вводить в мир больших идей, классических образов, во все разнообразие и богатство жизни». Мысли, с которыми писатель обращается к подрастающему поколению, очень созвучны традиционной русской сказке: Добро и Красота — главные чудеса в жизни человека, он может творить их сам, если у него чистое сердце и созидательный ум. Замечательно, что современные дети воспринимают произведения Паустовского так же, как их сверстники в 1930-е годы: они сопереживают героям, радуются и грустят вместе с ними, чувствуют и интуитивно выделяют наиболее важные мысли, обращенные к читателям.
     
    Создав ряд произведений о замечательных художниках, музыкантах, писателях, Паустовский открыл для многих людей особый мир — творчества и красоты. Посредством этих историй, написанных свойственным лишь ему поэтическим языком, автор формирует эстетический вкус своих читателей. Причем ему удается быть наставником, избегая назидательности и менторского тона. Он был из тех учителей, которые не любят учить, как тонко заметил в своих воспоминаниях о писателе знаменитый российский поэт XX в. Булат Окуджава.

    Между тем Паустовский много лет преподавал в столичном Литературном институте им. А.М. Горького и воспитал плеяду замечательных писателей, таких как Юрий Бондарев, Григорий Бакланов, Лев Кривенко, Владимир Тендряков, Юрий Трифонов. Его учениками считали себя и многие другие литераторы, которые не являлись студентами мастера, но получили его благословение и поддержку в начале творческого пути. Ведь Константин Георгиевич обладал удивительным даром — чувствовать талант и настоящую литературу. В сборнике «Воспоминания о Паустовском» (М.: Советский писатель, 1975) Юрий Бондарев рассказывает: «Паустовский-писатель и Паустовский-человек слиты воедино. Он открыт и щедр как человек.

    Встречи с Паустовским на семинарах в Литературном институте были праздником... Его общение со студентами высекало искру — хотелось писать лучше, глубже любить жизнь и литературу так же, как и он.
    Он говорил о значении и весомости каждого слова, о точности единственно найденного эпитета, о ритме прозы..., рассказывал об остроте, зоркости и беспощадности писательского глаза... Слушая Паустовского на семинарах, мы впервые понимали, что творчество писателя — «сладкая каторга» человека, судьбой и талантом каждодневно прикованного к столу».

    Своеобразным завещанием всем тем, кто занимается писательским трудом и изучает литературное творчество, стала его работа «Золотая Роза» (1956) — «заметки о понимании писательства». Вот строки об одном из секретов мастерства: «Я уверен, что для полного овладения русским языком, для того, чтобы не потерять чувство этого языка, нужно не только постоянное общение с простыми русскими людьми, но общение с пажитями и лесами, водами, старыми ивами, с пересвистом птиц и с каждым цветком, что кивает головой из-под куста лещины». В предисловии к книге автор сказал: «... если мне хотя бы в малой доле удалось передать читателю представление о прекрасной сущности писательского труда, то я буду считать, что выполнил свой долг перед литературой».

    Став всемирно известным писателем, Константин Георгиевич никогда не пользовался своей славой и авторитетом. До конца дней он оставался глубоко порядочным и скромным человеком. Если же чувствовал, что может помочь талантливым людям или остановить несправедливость, то делал все, что было в его силах: звонил, писал, выступал в защиту. Именно Паустовский в конце 1950-х — начале 1960-х годов многое сделал для того, чтобы вернуть читателям возможность насладиться прозой Исаака Бабеля, Юрия Оле-ши, Александра Грина — замечательных отечественных писателей, чьи произведения много лет не переиздавались. Выступал в защиту Владимира Дудинцева, Бориса Пастернака, Александра Солженицына, подвергшихся травле властей. Будучи тяжело больным человеком, незадолго до своей смерти летом 1968 г., он спас от уничтожения Театр на Таганке, а его главного режиссера Юрия Любимова — от увольнения. Писатель узнал, что председатель Совета Министров СССР (1964-1980 гг.) Алексей Косыгин — его поклонник, позвонил ему и обратился со словами: «С Вами говорит умирающий Паустовский. Я умоляю Вас не губить культурные ценности нашей страны. Если Вы снимете Любимова, распадется театр, погибнет большое дело». Об этом эпизоде долгое время знали лишь немногие близкие Константину Георгиевичу люди, среди них известный отечественный поэт и писатель Корней Чуковский, оставивший запись в своем дневнике. Лишь в 2005 г. знаменитый режиссер Любимов подтвердил упомянутый малоизвестный факт в интервью журналу «Мир Паустовского».

    Необходимо сказать еще об одном бескорыстном и смелом шаге Константина Георгиевича на склоне лет. Значительным событием в общественной и культурной жизни 1960-х годов стал выход в свет литературно-художественного альманаха «Тарусские страницы» (1961), где впервые были напечатаны стихи и проза авторов, отвергнутых официальной литературой, а ныне знаменитых и любимых читателями: Николая Заболоцкого, Булата Окуджавы, Наума Коржавина, Давида Самойлова, Бориса Балтера, Владимира Корнилова, Бориса Слуцкого, Юрия Казакова, Владимира Кобликова. На самом деле Калужское издательство планировало выпустить книгу Паустовского, но он отказался от этой возможности, предложив напечатать произведения молодых талантливых литераторов. И сам вошел в редколлегию альманаха.
     
     
     
    МУЗЕЙ КАК ОСТРОВ В РЕКЕ ВРЕМЕНИ

    Произведения Паустовского стали классикой отечественной литературы, они актуальны и сегодня. Автор ставит перед человеком сложные вопросы и дает нравственные ориентиры, необходимые каждому из нас. Темы сохранения природы и культурной среды («экологии культуры» — согласно выдающемуся отечественному филологу, литературоведу академику (с 1970 г.) Дмитрию Лихачеву), патриотизма и любви к родному языку во все времена волновали думающих и ответственных людей. Вспомним слова из письма-завещания Константина Георгиевича, выстраданные всей его жизнью: «Мы жили на этой земле. Не отдавайте ее в руки опустошителей, пошляков и невежд. Мы потомки Пушкина и с нас за это спросится». Книги Паустовского обладают замечательной особенностью: они объединяют людей, независимо от их возраста, национальности, религиозных, политических воззрений. А ведь это — одна из самых важных задач, стоящих перед человечеством.

    К концу жизни Паустовский стал широко известен не только в Советском Союзе, его книги были переведены на европейские языки, появились поклонники его творчества за рубежом. Наряду с романом Михаила Шолохова «Тихий Дон» «Повесть о жизни» в 1965 г. номинировали на Нобелевскую премию.
    При этом писатель, не избалованный официальными наградами, и не стремился к этим благам: «Мне хочется хотя бы маленькой, но светлой памяти о себе. Такой же слабой, как мимолетная улыбка. Улыбнитесь же мне напоследок. Я приму эту улыбку как величайший и незаслуженный дар и унесу ее с собой в тот непонятный мир, где нет «ни болезней, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная».
     
     
    Кабинет К.Г. Паустовского в доме- музее писателя в Тарусе
     
     

    Сегодня поклонники творчества Константина Георгиевича приходят в Московский литературный музей-центр его имени — единственный в России посвященный памяти знаменитого писателя. Знакомясь с нашей экспозицией, материалами журнала «Мир Паустовского», просматривая кадры кинохроники и экранизации произведений любимого автора, люди продолжают вести с ним разговор о важных для них вещах. Приятно наблюдать, как все посетители — среди них всегда много детей — с улыбкой благодарности покидают наш гостеприимный Дом. Быть может, визит сюда помог кому-то из них впервые встретиться с настоящей литературой.

    Научные сотрудники музея-центра сейчас работают над созданием новой экспозиции, которая должна представить личность писателя и его сложный путь к обретению счастья и душевного покоя, путь к Дому — символу гармоничного единства Человека, Природы и Общества. Главной сюжетной линией станет мотив скитальчества, путешествия поэтической души в пространстве и времени. Посетители войдут не в традиционный музей с мемориальными интерьерами и привычными витринами — им откроется лирический мир Героя.

    В наших фондах хранится 17 ООО предметов, немало материалов о жизни и творчестве писателя, его личные вещи, рукописи, фото-, кино-, видео документы. Мы стараемся пополнять эту коллекцию, систематизировать имеющиеся ценности. И, конечно, очень важно продолжить изучение биографии и литературного наследия Константина Георгиевича, для чего мы систематически организуем научные конференции в Москве и других местах, связанных с его творческим путем (Санкт-Петербург, Рязань, Одесса). Значительная часть деятельности музея-центра посвящена популяризации произведений Паустовского в России и за рубежом. Так, для детей и взрослых предложена культурно-образовательная программа с проведением тематических экскурсий, лекций и литературно-музыкальных вечеров.

    2012 год — особенный для всех почитателей творчества Константина Георгиевича Паустовского, и мы готовимся к знаменательной дате. В честь предстоящего юбилея выйдут журнал «Мир Паустовского» № 30 и сборник «Неизвестный Паустовский», на страницах которого впервые будут опубликованы дневники и произведения писателя из музейных фондов. Школьники России смогут принять участие в конкурсе детских литературно-художественных творческих работ «Сказка будет жить всегда» в двух номинациях — художественная иллюстрация произведений Паустовского и поэзия и проза в жанре сказки.

    В преддверии праздника, в 2011 г. заработал проект «Музейная почта»: его участники направляют в адрес нашего музея-центра телеграммы, письма, художественную прозу. Ни одно послание не остается без ответа, а авторы лучших из них будут поощрены. Мы надеемся таким образом расширить крут друзей Дома Паустовского.

    Наконец, 29-31 мая 2012 г. музей-центр совместно с Институтом мировой литературы им. A.M. Горького РАН планирует провести международную научную конференцию «Литературное наследие К.Г. Паустовского и мировая культура». В симпозиуме примут участие ученые из России, Украины, Нидерландов, Франции и Китая.

    Всех, кто присоединится к юбилейным торжествам и посетит музей-центр и дом писателя в Тарусе, ждет встреча с поэтическим миром Паустовского, свято верившего в то, что время пошляков, невежд и разрушителей пройдет, «земля будет прокалена на хорошем огне, — тогда, вот в эту эпоху расцвета, придет ваше время, друзья!». Его слова, обращенные к ныне живущим и будущим поколениям, надеемся, найдут отклик в сердцах.
     

    Наука в России.  - № 2 . – 2012 . – С. 68-74.




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование