Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика

    За страницами учебников 

    Библиотека 

    Медиаресурсы

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Экология

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
     
    ЦАРСТВО КЛАВИШ И СТРУН

    Ольга БОРИСОВА, журналист
     
     
     
     
     
     
    «Из наслаждений жизни одной любви музыка уступает; но и любовь мелодия...», - говорил гений нашей поэзии Александр Пушкин устами одного из персонажей трагедии «Каменный гость». Действительно, искусство звука, появившееся у человечества значительно раньше, чем речь (сначала было пение без слов), способно выражать и более того - порождать у слушателей любые эмоции, врачевать недуги, являясь самым мощным средством воздействия на личность. Не случайно его изучают как философы, искусствоведы, так и психологи, биологи, физики, математики. Вклад в такие исследования вносит и крупнейшая в мире сокровищница артефактов, связанных с этим феноменом, -Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки, отмечающий 100-летие в 2012 г.

    В 1912 г. в Московской консерватории состоялось открытие Музея им. Н.Г. Рубинштейна — ее основателя (Московская консерватория была учреждена Николаем Рубинштейном (совместно с князем Николаем Трубецким) в 1866 г. (прим. ред.)), первого директора, выдающегося пианиста-виртуоза и дирижера. Его бывший кабинет стал хранилищем уникальных рукописей, документов, инструментов, книг, автографов, личных вещей великих композиторов и исполнителей, других раритетов, накапливавшихся в этом ведущем отечественном высшем музыкальном учебном заведении с первых лет его существования. Постепенно коллекция росла и в 1943 г. получила статус Государственного центрального музея музыкальной культуры, а в 1954 г. ему присвоили имя основоположника национальной композиторской школы Михаила Глинки, 150-лет со дня рождения которого тогда отмечали. В 1981 г. сокровищницу перевезли в построенное для нее просторное здание с концертным залом (улица Фадеева). С 1995 г. это собрание, крупнейшее в мире подобного профиля (около 1 млн единиц хранения), входит в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ.

    Развернутая здесь постоянная выставка «Музыкальные инструменты народов мира» знакомит нас с почти 900 отечественными и зарубежными (из более 50 стран) раритетами — частью уникальной коллекции, складывающейся в Московской консерватории с конца 1880-х годов и насчитывающей свыше 3000 предметов. Гордость ее, несомненно, — гусли XIII-XIVвв., найденные в 1950-1960-х годах во время раскопок в Великом Новгороде, а также творения знаменитых итальянских скрипичных мастеров XVI-XVIII вв. Гаспаро Бертолотти да Сало, семейства Амати (Николо, Антонио и Иеронима), Антонио Страдивари, Джузеппе Гварнери. Самый старинный и редкий из созданных ими шедевров, имеющихся в музее, — альт конца XVI в. работы да Сало (его изделий в мире осталось не больше десяти). А восемь скрипок, альт и виолончель несравненного Страдивари демонстрируют ступени совершенствования его искусства, венцом которого специалисты считают отлично сохранившуюся скрипку 1736 г. из собрания князей Юсуповых.

    Не меньший интерес представляет балалайка Василия Андреева — замечательного композитора, музыканта-виртуоза, просветителя, страстного пропагандиста национального искусства, основателя (1888 г.) и руководителя первого оркестра русских народных инструментов, с триумфом выступавшего в Англии, Франции, Германии, Америке. Ее изготовил в 1902 г. специально для маэстро «балалаечный Страдивари», как называли его современники, Семен Налимов. Любопытно, что подобные «треугольные лютни», как именуют их на Западе, ставшие одним из символов России, не имеют древнего славянского происхождения и завоевали в ней популярность лишь во второй половине XVII в.

    Очень нарядно и торжественно выглядит «серебряная коллекция» музея — трубы из благородного металла, полученные нашими полками в награду за подвиги в сражениях с французской армией во время Отечественной войны 1812 года. Каждую из них обвивает орденская георгиевская лента с кистями, черный и желто-оранжевый цвета которой символизируют дым и пламя - доблесть на поле боя.

    Отдельный зал занимают профессиональные инструменты европейской традиции. Среди них флейты; пошетты XVII в. — миниатюрные скрипки учителей танцев; похожий на извивающуюся змею серпент (предшественник тромбона, валторны, тубы, геликона и пр.); виолы XVTII в. — прародители современных скрипок и виолончелей; уникальный спинет (разновидность клавесина) 1565 г. семьи Медичи (правителей Флоренции, поддерживавших талантливых художников и архитекторов), украшенный тремя миниатюрами с портретами ее представителей. В музее находится и старейший орган России, изготовленный в 1868 г. немецким мастером Фридрихом Ладегастом по заказу купца и мецената, музыканта-любителя Василия Хлудова, в 1886 г. подаренный владельцем Московской консерватории.

    В другом разделе представлены инструменты, в разное время пользовавшиеся популярностью среди любителей музыки. Это, например, цистры (похожие на мандолины), распространенные в странах Западной Европы в XV-XVIII вв.; гитары — прежде всего Татьяны Дмитриевой, или, как ее называли, цыганки Тани, которую в конце 1820-х - начале 1830-х годов любил слушать Александр Пушкин, а также подаренная в начале XX в. великому певцу Федору Шаляпину исполнительницей цыганских романсов Настей Поляковой и др. Украшение экспозиции — роскошно декорированные изделия ведущих фортепианных фирм XIX в., французских Erard, Pleyel и немецкой Beschtein, уникальный дорожный спинет-бюро (клавишный инструмент с выдвигающейся клавиатурой, отделанный перламутром; Фландрия, 1593 г.).

    Отдали дань организаторы постоянной выставки и возрождаемому ныне древнему русскому искусству колокольных звонов. Здесь можно увидеть большой благовестник весом свыше 150 кг с выгравированной надписью, свидетельствующей, что его отлили в 1784 г. для храма села Новоспасское Смоленской губернии. Там, в родовой усадьбе предков, родился и провел детство Михаил Глинка. Еще один замечательный экспонат, причем единственный в мире такого рода, — передвижная концертная установка «Русская звонница «София» для сольной и совместной игры с ансамблем или оркестром, состоящая из шести колоколов, нескольких металлических пластин и синтезатора. Ее создали в 2009 г. в Москве композитор, пианист Михаил Иванов, дизайнер Сергей Лошаков, звонарь Александр Чайка, литейщики Борис и Олег Нюнины и художник Татьяна Киселева, украсившая навершия опорных колонн эмалевыми изображениями ангела, льва, тельца и орла.

    Поражает разнообразием собрание народных инструментов, представляющих фольклорное музыкальное искусство России, Украины, Молдовы, Закавказья, Средней Азии и Казахстана (Август Эйхгорн, служивший в 1870-1883 гг. капельмейстером в Туркестанском военном округе, привез оттуда коллекцию из 36 таких раритетов), а также стран дальнего зарубежья. Есть в экспозиции и необычное пианино, сделанное в 1864 г. по чертежам писателя, философа, педагога, музыковеда князя Владимира Одоевского, называемое им самим энгармоническим клавицином: оно имеет дополнительные клавиши, позволяющие воспроизводить гармонию, свойственную строю народных песен. Напомним, изобретатель этого фортепиано — автор хорошо знакомой отечественным читателям сказки «Городок в табакерке» (1834 г.), увлекательно рассказавший детям об устройстве музыкальной шкатулки.

    Надо сказать, подобные звуковоспроизводящие устройства занимают в музее специальный зал. Здесь множество музыкальных ящиков разных эпох, форм и размеров, шарманки, граммофоны, патефоны и т.д. А рядом неизменно привлекающий внимание посетителей электромузыкальный инструмент терменвокс, созданный российским физиком Львом Терменом в 1920 г. и во время его поездок за рубеж пользовавшийся огромным успехом у слушателей. Немало тут и других удивительных экспонатов, причем многие можно не только увидеть, но и услышать — записи их голосов звучат в залах экспозиции.
    Музей располагает богатейшими архивно-рукописным (свыше 400 тыс. единиц хранения) и книжным (более 200 тыс. томов) фондами. Это автографы, мемуары, дневники, письма, партитуры, клавиры (Клавир - переложение партитуры, оперы, оратории и др. для пения с фортепиано, а также для одного фортепиано (прим. ред.)), прижизненные издания сочинений великих композиторов, старопечатные отечественные и зарубежные ноты XVIII — первой половины XIX в., афиши, программы, периодика, научная, справочная литература, художественные альбомы, подаренные консерватории библиотеки и т.д. А великолепный фонд изобразительных материалов способен составить самостоятельную галерею: он включает картины, эскизы декораций и костюмов к музыкальным спектаклям прославленных российских мастеров кисти, графику, скульптуру, произведения прикладного искусства, фотографии, увековечившие оперные премьеры, конкурсы, фестивали, концерты и пр.

    Этот обширный материал позволяет проследить всю историю отечественной и зарубежной музыки, театра, искусствоведения, фольклора, декорационной живописи и т.д. Так, рукописные певческие книги XVI-XVII вв. рассказывают нам о знаменном (основной вид древнерусского богослужебного пения), демественном (одноголосный, применяемый в особо торжественных случаях) и партесном (многоголосный, распространенный в православных обрядах в XVII — первой половине XVTII в.) распевах, послуживших основой профессионального отечественного вокального искусства. Время сохранило даже имя одного из самых выдающихся мастеров этого жанра рубежа XVII-XVIII вв. — московского певчего дьяка Василия Титова.

    Знакомство с оперой в нашей стране началось с придворных постановок итальянских спектаклей, в частности осуществленных труппой композитора Франческо Арайя (1730-е годы). Среди реликвий, связанных с театральной жизнью тех лет, — изданное в Санкт-Петербурге в 1736 г. либретто его произведения «Сила любви и ненависти» в переводе выдающегося поэта, одного из основателей современного стихосложения Василия Тредиаковского (академик Петербургской АН с 1745 г.). Первыми же шагами национальной профессиональной музыки стала обработка фольклора. В 1790 г. вышло «Собрание русских народных песен с их голосами», составленное Николаем Львовым, человеком разносторонних интересов и дарований — архитектором, графиком, поэтом, переводчиком, музыкантом*. Оно пользовалось большой популярностью, о чем говорит появившееся в 1806 г. второе, расширенное издание, хранящееся в музее.

    Народная песня легла в основу русского романса. В 1759 г. композитор-любитель Григорий Теплов (почетный член Петербургской АН) издал сборник произведений, представляющих собой ранние образцы такого жанра. Эта реликвия, наряду с рукописью одной из первых отечественных опер «Квинт Фабий» (поставлена в 1778 г. в Италии) Дмитрия Бортнянского, стоявшего у истоков классической музыкальной традиции в нашей стране, входит в число ценнейших экспонатов.
     
    Своим расцветом в начале XIX в. романс во многом обязан таким мастерам камерной музыки, как Александр Алябьев, Александр Варламов, Александр Гурилев, автографы сочинений которых вошли в архивный фонд музея. Самое же высокое положение на музыкальном Олимпе тех лет занимал композитор-романтик Алексей Верстовский, также опиравшийся в своем творчестве на народную песню. К тому же на многие произведения его вдохновили поэтичные предания, сказки, легенды, свидетельства летописцев. Исторический сюжет имела и его лучшая опера «Аскольдова могила» (поставлена в 1835 г.), не сходящая с подмостков до наших дней. Первое издание ее либретто (1836 г.), написанного по одноименной повести Михаила Загоскина (почетный член Петербургской АН с 1841 г.), — один из экспонатов, связанных с творчеством обоих деятелей отечественной культуры.

    «Золотой век» русского музыкального искусства открыл Михаил Глинка, о творчестве которого рассказывают афиши, письма, нотные автографы, изобразительные и другие материалы. В их числе литография с видом петербургского Большого театра (начало XIX в.), где в 1836 г. состоялась премьера его оперы «Жизнь за царя» (или «Иван Сусанин»), живописный портрет знаменитого баса тех лет Осипа Петрова (середина XIX в.) — первого исполнителя партии ее главного героя, два эскиза декораций к спектаклю «Руслан и Людмила» (1842 г.): Ивана Билибина (1913 г.) и Константина Коровина (1917 г.). Младшим современником, другом и последователем первого русского классика был Александр Даргомыжский. Из экспонатов, представляющих самое известное его творение — оперу «Русалка» (1856 г.), отметим написанное самим автором либретто.

    В конце 50-х — начале 60-х годов XIX в. талантливый композитор, пианист, дирижер Милий Балакирев основал кружок «Новая русская музыкальная школа», вошедший в историю как «Могучая кучка». Его участники, считая себя наследниками Глинки, ставили целью воплощение национальной идеи. Один из них — Модест Мусоргский, новатор, чье творчество оказало воздействие на всю мировую музыкальную культуру. Его путь в искусстве иллюстрируют клавир (1873 г.) наиболее известной оперы «Борис Годунов», нотный автограф песни Марфы из оперы «Хованщина» (1886 г.), эскизы костюмов код-ной из ее постановок, выполненные Константином Коровиным (начало XX в.), царская шуба Годунова из гардероба Федора Шаляпина и множество других экспонатов.

    Современник Мусоргского, автор более 80 произведений Петр Чайковский стал самым почитаемым в мире представителем отечественной музыкальной школы («Господи! Сколько было восторгу, и все это не мне, а голубушке России», — вспоминал он после выступления в Праге в 1880-х годах). В музее немало раритетов, связанных с его жизнью и творчеством, например, нотное издание 1876 г. глубоко лирического цикла пьес «Времена года», часть эпистолярного «романа невидимок» — 13-летней переписки с меценаткой Надеждой Фон Мекк, автографы симфоний — Четвертой с адресованной ей надписью: «Посвящается моему лучшему другу» (1870-е годы) и Шестой (1893 г.). Среди изобразительных материалов отметим снимок замечательного тенора Леонида Собинова в роли Ленского в опере «Евгений Онегин» (1905 г.), эскиз декорации Александра Бенуа к опере «Пиковая дама» (1921 г.), фотопортреты выдающихся исполнителей произведений гениального композитора.

    Один из необычных экспонатов музея — рукописи 1870-1880-х годов члена «Могучей кучки» Александра Бородина, совмещавшего научную деятельность со служением искусству (доктора медицины и одного из основателей отечественной классической симфонии): на их страницах наброски арий перемежаются с химическими формулами. Величайшим его творением стала опера «Князь Игорь» на сюжет «Слова о полку Игореве» (*«Слово о полку Игореве» — самый известный памятник древнерусской литературы (предположительно конец XII в.) (прим. ред.)). Мысль избрать такую тему подал композитору музыкальный и художественный критик, историк искусств Владимир Стасов (академик Петербургской АН с 1900 г.), пославший ему для пополнения сведений о давно минувших событиях большие выдержки из Ипатьевской летописи (Ипатьевская летопись — один из древнейших летописных сводов и важнейших документальных источников по истории древней Руси. Самый старинный ее список датируется концом 1420-х годов (прим. ред.)). Эти выписки, а также набросок текста Бородина к опере, фотография его и великого ученого-энциклопедиста Дмитрия Менделеева (член-корреспондент Петербургской АН с 1876 г.) вместе с русскими химиками в Гейдельберге (1860 г.), эскиз декораций Николая Рериха к опере «Князь Игорь» — в числе сокровищ музея.

    Многие произведения из обширного творческого наследия Николая Римского-Корсакова, также входившего в «Могучую кучку», увидели свет рампы в Московской частной русской опере, созданной в 1885 г. Саввой Мамонтовым — предпринимателем и меценатом, большим поклонником и знатоком искусства. В 1890-е годы композитор активно сотрудничал с участвовавшим в работе этой труппы замечательным художником Михаилом Врубелем, оформившим первые постановки его опер «Моцарт и Сольери», «Сказка о царе Салтане», «Царская невеста», а его супруге, выдающейся певице Надежде Забеле-Врубель, посвятил изданный в 1897 г. сборник романсов, хранящийся в музее.

    Один из крупнейших наших композиторов рубежа XIX-XX вв. — Александр Скрябин, смело искавший новые формы, возможности объединить звук и свет, фактически первый в истории использовавший цветомузыку. Иллюстрации его творчества в музее — автографы симфонической поэмы «Прометей» (1909-1910 гг.), Десятой сонаты для фортепиано (1913 г.), труба (фирмы «Циммерман») выдающегося музыканта Михаила Табакова, стоявшего у истоков современной отечественной школы игры на этом инструменте, первого исполнителя сольной партии в «Поэме экстаза» (1908 г.) и т.д.

    Сергей Рахманинов, нередко называемый «самым русским композитором» (хотя с 1917 по 1943 г. он провел за границей), объединил в своем творчестве принципы петербургской и московской школ, создав собственный неповторимый стиль. Фонд связанных с ним материалов — один из крупнейших в музее. Здесь, например, рукописи партитуры Второго (1901 г.) и Третьего (1914 г.) концертов для фортепиано с оркестром, прижизненные издания романса «Не пой, красавица, при мне» (1893 г.), произведения духовной музыки «Всенощное бдение» (1915 г.), фисгармония, письменный стол, личные вещи, виды имений Сергея Васильевича — Ивановки под Тамбовом и швейцарского Сенар, множество фотографий, в том числе вместе с Федором Шаляпиным, сделанная в конце 1890-х годов, портрет композитора, написанный в 1940 г. старшим сыном певца Борисом...

    Наиболее распространенным музыкальным жанром после революционных событий 1917 г. в нашей стране стала массовая песня, виднейшим мастером которой был Исаак Дунаевский, написавший замечательные произведения к кинофильмам «Веселые ребята», «Цирк», «Дети капитана Гранта» и т.д. Театральные работы первой половины XX в. — это в первую очередь оперы Сергея Прокофьева «Любовь к трем апельсинам» (1919 г.), «Война и мир» (1943-1952 гг.), балеты Арама Хачатуряна «Гаянэ» (1942-1957 гг.), «Спартак» (1956-1968 гг.), представленные в музее эскизами декораций 1920-х годов и красочными макетами 1940-1950-х; ценнейшее свидетельство времени — картина Леонида Пастернака «Сергей Прокофьев играет в советском посольстве в Берлине» (1937 г.).

    К сожалению, обо всех сокровищах Музея музыкальной культуры рассказать не представляется возможным. Добавим лишь, что здесь собрана одна из крупнейших в стране коллекций материалов по звукозаписи (около 89 000 единиц хранения). В нее входит почти 60 000 отечественных грампластинок, выпущенных с конца XIX в. (фирмы «Граммофон», «Зонофон», «Пате», «Метрополь») до начала 1990-х годов. Благодаря им мы можем услышать кумиров публики более чем вековой давности, например скрипачей австрийца Фрица Крейслера, нашего соотечественника Михаила Эрденко, русских певцов Вари Паниной («божественной», как называл ее поэт Александр Блок), Леонида Собинова, Антонины Неждановой, и, конечно, Федора Шаляпина. На различных носителях хранятся записи духовных сочинений, европейской музыки эпохи Возрождения, оперных спектаклей, концертов, мирового фольклора, произведений для детей, эстрады, шедевров мировой классики, в интерпретации широко известных отечественных и зарубежных исполнителей XX в., оркестров, хоров, ансамблей.

    В концертном зале Музея музыкальной культуры выступают российские и зарубежные исполнители, проходят лекции, вечера редких звукозаписей, творческие встречи. Кроме того, его научные сотрудники ведут большую работу по поиску, возрождению неизвестных или забытых музыкальных имен и произведений, автографов, готовят к публикации эпистолярное наследие, нотные и литературные рукописи, изобразительные материалы, консультируют различные организации.
     

    «Наука в России» . – 2012 . - № 2 . – С. 106-112.

     
     




    © 2006 - 2018 День за днем. Наука. Культура. Образование