Об усадьбе И.Е. Репина "Пенаты"

 
 
Об усадьбе И.Е. Репина "Пенаты"
 
 
Когда мы бываем там, где протекала жизнь выдающихся людей, чьи имена навсегда связаны с развитием русской и мировой культуры, нас охватывает невольное волнение. Даже самые обыденные вещи приобретают особый смысл, если мы знаем, что они принадлежали знаменитым деятелям прошлого. Нас волнует сознание того, что это перо держал в своей руке Пушкин, что пальцы Чайковского касались клавишей этого рояля, что за этим столом написана «Анна Каренина», что именно этой кистью работал Репин.

Входя в дом, где все хранит неповторимые черты личности его хозяина, напоминает о его труде, увлечениях, творческих поисках и открытиях, мы как бы становимся его современниками, глубже постигаем его идеи и дела.

К числу таких глубоко почитаемых памятников принадлежит усадьба И.Е. Репина «Пенаты» (По верованиям древних римлян, Пенаты — боги-хранители домашнего очага, семейного благополучия. Позднее это слово стало нарицательным для обозначения родного дома), в которой прошли последние тридцать лет жизни художника.

Илье Ефимовичу Репину было пятьдесят шесть лет, когда он поселился в небольшом домике на берегу Финского залива. Репин был тогда в зените славы. Художник, уже создавший такие картины, как «Бурлаки на Волге», «Крестный ход в Курской губернии», «Не ждали», «Запорожцы» и многие другие, в эти годы приступил к работе над грандиозным полотном «Заседание Государственного совета», ставшим вместе с гениальными этюдами к нему одним из самых высоких достижений русской живописи. В этой картине художник еще раз показал себя непревзойденным мастером сложной, многофигурной композиции, блестящим живописцем. В дальнейшем в «Пенатах» Репин продолжал плодотворно работать. Творчество оставалось главным смыслом его жизни. Большую часть дня художник проводил за мольбертом. Даже тогда, когда Репин гулял или работал в парке, когда бродил по берегу Финского залива, он обдумывал свои новые замыслы.

Любовь к людям, гостеприимство, доброжелательность, неистощимый интерес к литературе, страстная увлеченность музыкой, внимание ко всему талантливому, особенно у молодежи, - эти характерные особенности личности Репина привлекали в «Пенаты» художников, писателей, поэтов, ученых. Они съезжались в репинский дом по средам, когда там принимали гостей. А.М. Горький и В. В. Маяковский, Ф. И. Шаляпин, А. К. Глазунов, Б. В. Асафьев, С. А. Есенин, И. А. Бунин, А. И. Куприн, И. Р. Тарханов, В.М. Бехтерев, И. П. Павлов и многие другие посещали «Пенаты». «Все побывали тут», - вспоминал Репин.

Небольшую усадьбу в местечке Куоккала, расположенную на берегу Финского залива, в сорока пяти километрах от Петербурга, Репин приобрел в 1899 году на имя Н.Б. Нордман. С 1900 года художник проводил здесь большую часть времени. Его привлекала красота северной природы, тишина, которая иногда нарушалась только шумом моря. Близость к Петербургу давала возможность не прерывать занятий с учениками Академии художеств, профессором которой тогда был Репин, и не отрываться от общественной и художественной жизни столицы.

Купленный Репиным участок (около двух гектаров), запущенный, заросший кустарником и деревьями, через несколько лет превратился в парк с аллеями, беседками, прудами, которые наполнялись водой из вырытого около дома артезианского колодца. От дома, огибая справа небольшой пруд, шла «Аллея Пушкина». Она пересекала обрамленную соснами зеленую лужайку, названную «Площадью Гомера», а стоящая здесь же, на пригорке, деревянная беседка с колоннами стала именоваться «Храмом Озириса и Изиды».
В конце «Аллеи Пушкина» была выстроена двенадцатиметровая ажурная «Башенка Шехерезады», с верхней площадки которой открывался вид на залив.

Горку, отделявшую репинский участок от лежащего за ним поля, назвали Чугуевской горой в память о родине художника. Небольшой холм у подножия горы, окруженный пирамидальными можжевельниками, был одним из любимых уголков Репина. Здесь он завещал себя похоронить.

Строительство в «Пенатах» велось постепенно, без предварительного архитектурного плана. Маленький одноэтажный домик, в котором поселился художник, постепенно обрастал со всех сторон пристройками, верандами, балконами. Каждое лето в «Пенатах» работали плотники, столяры. В 1906 году возвели второй этаж с затейливыми скатами кровли, стеклянным шатровым перекрытием мастерской, резными украшениями, флюгерами. Все делалось по замыслу и рисункам художника и под его наблюдением. В отделке дома Репин использовал мотивы народных узоров. В его архитектуре и декоре удачно соединены элементы древнерусского искусства и северного деревянного модерна.

Это было время, когда русские художники пытались возродить национальные кустарные промыслы. У С.И. Мамонтова, в Абрамцеве, у княгини М. К. Тенишевой в Талашкине были открыты мастерские, где по эскизам М. А. Врубеля, В. Д. Поленова, С. Малютина и других художников народные умельцы исполняли деревянные, керамические и текстильные изделия. Работал в этих мастерских и Репин, и его увлечение народным искусством впоследствии сказалось на облике «Пенатов». Эскизов Репина не сохранилось, но о том, что они были созданы самим художником, мы узнаем из письма В. В. Стасова к Н.Б. Нордман от 21 января 1905 года: «...нельзя ли Вам снять фотографией маленькие образчики архитектуры Репина: „Ворота" Ваши с орнаментами (с улицы), необыкновенное „окно" на фасаде, которое мне так нравится, и что Вы еще найдете сами» (Репин И.Е., Стасов В. В. Переписка. Т. III. М.; Л. 1960. С. 81).

К 1912 году строительство было завершено. Дом получился совершенно необычным, прежде всего тем, что в своей конструкции он почти на две трети состоял из стекла. Застеклены были не только веранды и возвышающиеся над ними остроконечные башенки, но и потолок на первом и втором этажах и даже крыша. Целесообразность этого заключалась в том, что Репин стремился иметь в доме верхнее естественное освещение, которое создавало идеальные условия для работы живописца. Все делалось с той мыслью, чтобы здесь удобно было жить и работать художнику.

Весной 1914 год возле дома на берегу пруда пробурили артезианскую скважину глубиной 33,5 сажен, то есть примерно 72 метра. Вода изливалась в шестигранную чашу и по ее ступеням в пруд. Это сооружение назвали «Посейдон». Скважина давала четыреста ведер в час, что существенно способствовало наполнению прудов. Усадьба стала достопримечательностью этих мест. Приезжавшие из Петербурга гости Репина и Нордман выходили на станции Куоккала, где их уже поджидали извозчики. Маленькие финские лошадки весело бежали по широкой дороге, обрамленной густыми елями и соснами. Две версты пути - и показывались ярко раскрашенные деревянные ворота с резной надписью «Пенаты».

За воротами - березовая аллея, уходящая в глубину парка. Несколько десятков шагов по мощенной булыжником дорожке, и справа открывался вид на двухэтажное сказочное здание.
С1903 года, закончив работу над картиной «Заседание Государственного совета», Репин окончательно переезжает из Петербурга в «Пенаты», а в 1907 году, отказавшись от профессорства в Академии художеств, постоянно живёт в Куоккале.

По завещанию Н.Б. Нордман, составленному в 1910 году, в случае ее смерти «Пенаты» становились пожизненной собственностью Репина, а потом переходили к Академии художеств, при условии, что там будет открыт музей, Это согласовывалось с желанием самого художника, и после смерти Наталии Борисовны в 1914 году он хлопотал о вступлении в силу ее завещания.

События 1917 года застали Репина в «Пенатах». Когда 30 декабря 1917 года Финляндия получила самостоятельность, а Карельский перешеек, и в том числе Куоккала, оказался за границей, Репин, никуда не уезжая, оказался на территории соседнего государства
В1922 году из Петрограда к отцу переехала старшая дочь художника Вера, и с этого времени она стала фактической хозяйкой «Пенатов».
В1924 году к 80-летнему юбилею художника в Москве в Третьяковской галерее и в следующем году в Ленинграде в Русском музее были устроены масштабные выставки произведений Репина. Со всех концов России в тихие «Пенаты» пришли письма, поздравительные телеграммы. В эти дни художника посетили его прежние друзья - К. И. Чуковский, скульптор И. Я. Гинцбург, академик И. П. Павлов.
Большим событием для Репина стал приезд летом 1926 года делегации художников из Советской России (Е.А. Кацман, П. А. Радимов, А. В. Григорьев). Ее возглавлял ученик Репина И. И. Бродский.
В конце этого же года Репин получил письмо от командующего Вооруженных Сил СССР К.Е. Ворошилова с предложением приехать на родину, где его всегда ждут.

Репину как человеку творческому были интересны созидательные начала в жизни новой России, он искренне радовался успехам в литературе, поэзии, живописи, но переехать в советскую Россию не решился.
В одном из последних писем к своим землякам-украинцам Репин признается, что, несмотря на страстное желание побывать на Украине, в родных местах, судьба сулила ему найти могилу в парке «Пенатов».

После смерти Репина до 1939 года в усадьбе оставались жить Юрий и Вера. Перед началом «Зимней войны» в ноябре 1939 года финляндское правительство предложило местному населению приграничных поселков эвакуироваться вглубь страны. Вера и Юрий покинули «Пенаты» и обосновались в Хельсинки, где и жили до конца своих дней (Вера Ильинична умерла в 1948 году, а Юрий Репин - в 1954. Оба похоронены на православном кладбище в Хельсинки). Наступление советских войск было стремительным. Передовые войска вошли в опустевшую Куоккалу в первый же день перехода через границу. Местных жителей там не осталось. Как вспоминали очевидцы, когда военные вошли в дом Ильи Репина, печи были еще теплыми. Усадьба не пострадала. Так как уезжали в спешке, в доме Репина был полный беспорядок, ценнейший архив художника валялся на полу вместе с его личными вещами. Пограничники взяли усадьбу под охрану. О том, что «Пенаты» остались без хозяев, сообщили в Ленинград. Решением правительства забота об усадьбе, учет и сохранение художественных ценностей, оставшихся в усадьбе, были возложены на Всероссийскую академию художеств. В «Пенаты» командировали сотрудников Научно-исследовательского музея И. А. Бродского и Ш.Н. Меламуда.

Они ознакомились с состоянием усадьбы. Основные ценности: картины, этюды, рисунки Репина - были найдены в доме Юрия. Как выяснилось позднее - это была его часть наследства, поделенного Репиным между детьми. Предполагают, что Юрий надеялся вернуться и ничего не взял с собой.
В течение нескольких дней сотрудники музея сделали опись имущества. Картины и архив (фотографии, письма и документы) упаковали в коробки и мешки, опечатали и сложили в отдельной комнате репинского дома. Дом закрыли, опечатав входные двери найденной печатью Репина с монограммой художника. Она и сейчас хранится в фондах «Пенатов».

В дальнейшем необходимые меры по охране обеспечивала военная часть, расположенная в Куоккале. А в Академии художеств па основании отчета об осмотре усадьбы решили, что «Пенаты» нуждаются в ремонте и обустройстве, но в сравнительно короткое время там может быть организован и открыт музей. В парке началась вырубка старых деревьев, был восстановлен артезианский колодец. Экспозицию составили из оставшейся мебели и картин.

1 июня 1940 года хранителем музея назначили Евгения Алексеевича Кириченко, а 18 июня 1940 года музей был открыт для посетителей. Он сразу же приобрел невероятную популярность. Свыше 40 тысяч человек посетило усадьбу в первые же два месяца работы музея.
Однако летом 1941 года сотрудникам музея пришлось спешно эвакуировать содержимое репинского дома. Началась Великая Отечественная война.

Во время блокады картины, рисунки, личные вещи художника, часть мебели (самые крупные вещи вывезти не удалось) хранились в подвалах здания Академии художеств. В 1944 году в Ленинграде открыли выставка вещей и картин, вывезенных из дома, приуроченная к 100-летию со дня рождения Репина. Тогда, уже было известно, что репинский дом в Куоккале сгорел.
Когда, советские войска в июне 1944 года вошли в Куоккалу, репинские «Пенаты» были пепелищем после недавнего пожара. От дома остались только фундамент и остовы печей. Парк поредел, пруды высохли и заросли кустарником.

Постановлением правительства усадьба «Пенаты» была внесена в список памятников культуры, подлежащих полному восстановлению. В1948 году Куоккалу переименовали в поселок Репино.
Обмеров репинского дома не существовало, поэтому его восстанавливали по сохранившемуся фундаменту и многочисленным фотографиям, которые были сделаны здесь в различные годы жизни Репина и после его смерти. Работы начались в 1955 году.

Пока строительные организации возводили дом (Проект был выполнен архитектором В. Шерстневым в архитектурной мастерской Ленпроекта под руководством И. Капцюга. Вел работы отдел капитального строительства Ленинградского исполкома), научные сотрудники музея Академии художеств СССР были заняты работой в библиотеках и архивах - собирали необходимый материал для воссоздания внутреннего убранства дома.

Пользуясь фотографиями интерьеров, музей Академии художеств стал приобретать у частных лиц несохранившиеся предметы обстановки, аналогичные бывшим когда-то в «Пенатах». С этой целью в Ленинграде в антикварных магазинах выставляли фотографии мебели, которая требовалась будущему музею. Задача в известной мере облегчалась тем, что очень непритязательный в своем домашнем обиходе Репин не заказывал мебель, а большей частью покупал ее в магазинах. Правда, чтобы найти, например, письменный стол для кабинета, пришлось пересмотреть у разных лиц более двадцати столов, прежде чем удалось подобрать точно такой, какой был у Репина. По составленной в 1939-1940 годах описи вещей, сохранившихся в «Пенатах», было известно, что в гостиной стоял рояль фирмы Беккер № 34132. Эта фирма выпускала инструменты сериями, в каждой из которых они были совершенно одинаковы по виду. Кроме того, сохранились сведения, что рояль для Репина выбирал композитор А. К. Глазунов. Случай помог найти рояль не только близкий по номеру, но и такой, на котором в былые годы играл Глазунов. Владелицей рояля оказалась ученица композитора.

Многие ленинградцы старались помочь в организации музея и приносили вещи в дар. За несколько месяцев до открытия усадьбы выяснилось, что у дальних свойственников Репина находится часть мебели из петербургской квартиры художника, а также семейные альбомы фотографий и ряд других вещей.
Подлинность этих предметов бесспорна. Их можно узнать на различных фотографиях. Инкрустированный восточный столик изображен Репиным в картине-этюде «Негритянка» (Государственный Русский музей). На нотной этажерке имеется даже автограф художника. Эти предметы стали существенным дополнением обстановки дома в «Пенатах».

То, что не удалось приобрести, воссоздали художники и архитекторы. Обеденный стол с вращающейся серединой смогли восстановить полностью благодаря тому, что в архиве Русского музея был найден чертеж с объяснением его конструкции.

Большие трудности пришлось преодолеть при восстановлении печей и каминов, Тут помогли картины, рисунки Репина и других художников, на которых встречаются изображения интерьеров. Так, например, портрет Репина, исполненный И. И. Бродским,  был написан на фоне большого желтого камина в мастерской «Пенатов». Печь в столовой видна на многих фотографиях. Кроме того, один из художников Ю. А. Мунтян, выполнявший эскизы для восстановления этой печи, еще в 1944 году подобрал на развалинах репинского дома несколько кусков кафеля, которые послужили ему образцами. Для маленьких печей в зимней мастерской подошли кафельные плитки разобранных к этому времени печей Русского музея.

Вместо некоторых утраченных произведений, находившихся ранее в «Пенатах», главным образом работ учеников Репина, удалось отыскать картины тех же художников, относящиеся к тому же времени. Так появились в «Пенатах» этюд В. А. Серова «Пиратка», портреты работы Б.М. Кустодиева, И. С. Куликова, И. И. Бродского, и П. Ф. Петрова.

Усилиями архитекторов, художников, научных работников весной 1962 года было завершено восстановление дома и всей территории усадьбы. А 24 июня 1962 года состоялось торжественное открытие возрожденной усадьбы.

Музей «Пенаты» как научный отдел вошел в структуру Научно-исследовательского музея Академии художеств СССР (Ныне Российская Академия художеств). В начале 1970-х годов он обрел статус филиала.

В музее-усадьбе восстановлены дом И.Е. Репина, ворота, две беседки («Храм Озириса и Изиды», «Башенка Шехерезады»), артезианский колодец «Посейдон». Со времени открытия в стенах репинского дома побывали более пяти миллионов посетителей, значительно больше гостей прошло по дорожкам небольшого парка.

Главная задача сотрудников музея - пропаганда, популяризация и изучение творческого наследия художника. Парк, дом, внутренний вид комнат воссозданы такими, какими они были в 1905-1912 годах, то есть в наиболее значительный и интересный период жизни Репина в «Пенатах». Всего в доме Репина восстановлено десять комнат. Ту часть дома, где были кухня, ванная и другие хозяйственные пристройки, согласно завещанию, не сохранили, поэтому сейчас там располагаются гардероб и кабинеты научных сотрудников.

Осмотр дома-музея начинается с комнат (Эти три комнаты сохранили старую планировку, но их внутреннее убранство не восстановлено, так как не было обнаружено необходимых фотографий и сами комнаты несколько раз меняли свое назначение. Известно, что в угловой была спальня Нордман, затем Надежды Ильиничны, средняя служила малой столовой, а в первой комнате жила прислуга), также не восстановленных мемориально. Они задуманы как современная экспозиция, где посетители знакомятся с документальными материалами жизни и творчества Репина. Начиная с первой крупной картины Репина «Воскрешение дочери Иаира», за которую при окончании Академии художеств он получил большую золотую медаль, можно проследить творческий путь художника и вспомнить такие его произведения, как «Бурлаки на Волге», «Крестный ход в Курской губернии», «Не ждали», «Запорожцы», «Отказ от исповеди», «Заседание Государственного совета». Необыкновенный природный дар живописца с юных лет сочетался у Репина с исключительным трудолюбием и страстью к работе. Как художник он сложился в один из переломных и значительных периодов истории русского искусства. Еще студентом Академии художеств Репин стал последователем И. Н. Крамского. Под руководством И. Н. Крамского возникли такие новые творческие объединения, как Артель художников, а затем Товарищество передвижных художественных выставок.

Произведения Репина всегда были в центре внимания на передвижных выставках и горячо обсуждались в прессе.

В разнообразии художественных замыслов Репин не имел равных. В портретах писателей, художников, ученых, композиторов вы видите точную индивидуальную характеристику модели и чувствуете ее глубокую внутреннюю жизнь ума и сердца. Таковы портреты Л. Н. Толстого, М. П. Мусоргского, В. И. Сурикова, В. В. Стасова, А. К. Глазунова и многих других, Среди архивных документов сохранилась выписка из метрической книги, в которой сказано, что 24 июля (ст. ст.) 1844 года в городе Чугуеве у рядового Ефима Васильевича Ренина и его жены Татьяны Степановны родился сын Илья.

В другом документе, в прошении о материальной помощи 19-летнего ученика Академии Ильи Репина, есть волнующие строки о том, сколько пришлось ему вынести испытаний, преодолеть преград, проявить упорства, чтобы идти по намеченному пути. Архивные материалы, отзывы прессы, фотографии произведений и многочисленных друзей Репина дают представления о событиях долгой и плодотворной жизни художника.

Основную часть восстановленного дома составляют мемориальные комнаты: прихожая, кабинет, гостиная, столовая и мастерские художника.
 
 
Карпенко М.А., Кириллина Е.В., Левенфиш Е.Г., Прибульская И. И.  «Пенаты». Музей-усадьба И.Е. Репина. Путеводитель. - СПб.: ООО «ИТД «ОСТРОВ», 2012. - С. 5-26.