Педагогический альманах ==День за Днем==
 
написать письмо

    Главная

    Новости

    Методика 

    За страницами учебников

    Библиотека

    Медиаресурсы 

    Школьная библиотека

    Подготовка к ЕГЭ, ГИА

    Одаренные дети

    Проекты

    Мир русской усадьбы

    Эко

    Методический портфолио учителя

    Встречи в учительской

    Творчество педагогов

    Статьи педагогов в журнале "Новый ИМиДЖ"

    Конкурсы профессионального мастерства педагогов

    Творческие страницы

    Рефераты школьников

    Конкурсы школьников

    Альманах детского творчества "Утро"

    Творчество школьников

    Фотогалерея

    Школа фотомастерства

    Доска объявлений

    Полезные ссылки

    Гостевая книга
    Sort

    Яндекс.Метрика


      День за днем : Статьи 

      Статьи  


     
     
    «ЖИЗНЬ Я ПРИВЫК СВЯЗЫВАТЬ С НАУКОЙ»
     
    Татьяна АВРУЦКАЯ, хранитель Мемориального кабинета-музея Н.И. Вавилова,
    ученый секретарь Комиссии по сохранению и
    разработке научного наследия Н.И. Вавилова РАН,
    научный сотрудник Федерального государственного бюджетного учреждения науки
    Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН
     
     
     
     

    Есть в науке имена, почитаемые во всем мире. Одно из них — Николай Иванович Вавилов, великий Человек и естествоиспытатель, автор классических теоретических обобщений: закона гомологических рядов в наследственной изменчивости, теории иммунитета растений, учения о центрах происхождения культурных растений. Он разделил трагическую судьбу многих отечественных генетиков, создававших славу своей страны и репрессированных в 1930-е годы. В 2012 г. мы отмечаем его 125-летие.
     
     
    ПРИЗВАНИЕ И СУДЬБА УЧЕНОГО
     
    Николай Иванович Вавилов родился 25 (13) ноября 1887 г. в Москве в семье крупного коммерческого деятеля, гласного Московской городской думы Ивана Ильича Вавилова и Александры Михайловны (урожденной Постниковой). Все их дети посвятили жизнь науке. Сестры Александра и Лидия связали свою судьбу с медициной. Младший брат Сергей стал выдающимся физиком, президентом АН СССР. Николай же выбрал биологию.

    Желание отца видеть младшего сына своим преемником определило выбор учебного заведения: Николай поступил в Императорское московское коммерческое училище. Окончив его в 1906 г., юноша получил звание кандидата коммерции и личного почетного гражданина, однако завершить на этом образование не захотел. Влечение к естественным наукам, агрономии привело Вавилова в Московский сельскохозяйственный институт — «лучшую с.-х. школу», по его собственному определению. В 1911 г. ему было присвоено звание ученого агронома 1-го разряда, и молодой исследователь остался при кафедре частного земледелия профессора Дмитрия Прянишникова (Дмитрий Николаевич Прянишников (1865—1948) — агрохимик, биохимик и физиолог растений. Действительный член АН СССР с 1929 г. (прим. ред.)) для подготовки к профессорской деятельности.

    В студенческие годы Николай жадно впитывает знания, изучает научную литературу, выступает с докладами, совершает первые географические экскурсии, начинает исследования и публикует работу «Голые слизни — вредители полей и огородов», удостоенную премии Политехнического музея им. Анатолия Петровича Богданова (Анатолий Петрович Богданов (1834-1896) — русский зоолог, антрополог, историк зоологии, один из основателей российской антропологии и первых антропологических учреждений в России, популяризатор естественных наук; член-корреспондент Петербургской АН с 1890 г. (прим.ред.)) (1910 г.). Эту работу ему зачли как дипломную.
     

    В 1913 г. молодой ученый для завершения образования был командирован за казенный счет в Англию, Францию и Германию, где работал в лучших лабораториях: у английских генетиков Уильяма Бэтсона и Реджинальда Пеннета, в музее Вильморен (Вильморен — семья французских селекционеров (прим. ред.)) у выдающегося немецкого естествоиспытателя Эрнста Геккеля в Йене. Начало Первой мировой войны заставило Вавилова вернуться на родину. По возвращении в Россию он продолжил работу на селекционной станции Петровской земледельческой и лесной академии (ныне — Московская сельскохозяйственная академия им. К.А. Тимирязева), сдал магистерские экзамены. А в 1917 г. его избрали профессором кафедры частного земледелия и селекции агрономического факультета Саратовского университета и заведующим Отделом прикладной ботаники и селекции Сельскохозяйственного ученого комитета.

    В 1917—1921 гг. в Поволжье царили разруха, голод, эпидемии, отсутствовало самое необходимое. Но для Николая Ивановича это был очень важный период — время удивительно продуктивной работы, завершившейся фундаментальным общебиологическим обобщением — Законом гомологических рядов в наследственной изменчивости. Он показал, что «виды и роды, генетически близкие, характеризуются сходными радами наследственной изменчивости с такой правильностью, что, зная ряд форм в пределах одного вица, можно предвидеть нахождение параллельных форм у других видов и родов».

    В 1921 г. начался новый этап в жизни Вавилова — он переехал в Петроград и в том же году отправился в США на Международный конгресс по болезням хлебов, где детально ознакомился с генетическими и сельскохозяйственными опытными учреждениями США, Канады, Англии, Германии, Дании, Голландии и Швеции. Прекрасная речь, обширные знания и удивительное обаяние молодого ученого произвели сильное впечатление на американцев и европейцев. Завязались профессиональные контакты и многолетние дружеские отношения с виднейшими исследователями, открылись двери многих научных учреждений.

    В Петрограде Николая Ивановича назначили на должность заведующего Бюро по прикладной ботанике, а также избрали товарищем председателя Совета Государственного института опытной агрономии. Но уже в 1923 г. он — руководитель упомянутого Совета, а год спустя утвержден в должности директора Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур, после 1930 г. преобразованного во Всесоюзный институт растениеводства (Ленинград, ныне Санкт-Петербург).
     
    Научный авторитет ученого рос. За работу по иммунитету и происхождению культурных растений ему была присуждена премия им. Ленина в год ее основания — 1926 г. (Среди первых пяти лауреатов был и любимый учитель Николая Вавилова Дмитрий Прянишников, который одним из первых отметил гениальность своего ученика и остался верен ему в самые трагические дни). В 1929 г. 40-летнего Вавилова избрали действительным членом АН СССР, и в том же году он стал первым президентом Всесоюзной сельскохозяйственной академии им. Ленина (ВАСХНИЛ). Кроме того, он возглавил первую Лабораторию генетики в системе АН СССР, организованную в 1930 г. выдающимся биологом Юрием Филипченко, основателем первой в России кафедры генетики в Ленинградском государственном университете. Эту лабораторию Вавилов стремился превратить в научный центр мирового уровня, и его усилиями в 1933 г. она преобразована в Институт генетики АН СССР, куда были приглашены известные американские генетики Келвин Бриджес и Герман Меллер (будущий нобелевский лауреат по физиологии и медицине 1946 г.), а также болгарский генетик Дончо Костов.
     
    Начиная с 1921-1932 гг., с целью изучения растительных ресурсов мира Вавилов организует экспедиции в более чем 50 стран четырех континентов (кроме Австралии и Антарктиды), часто в труднодоступные горные районы. В результате ему с коллегами удалось собрать уникальную живую коллекцию культурных растений. В 1931 г. Николай Иванович как выдающийся путешественник был удостоен великой чести избрания президентом Русского географического общества и сделал все, чтобы вернуть ему прежний высокий авторитет (конца XIX — начала XX в.), когда там трудились знаменитые предшественники. Портрет ученого до сих пор украшает парадную лестницу Географического общества наряду с изображениями русского мореплавателя, исследователя Арктики, президента АН (1864-1882 гг.) Федора Литке; путешественника, натуралиста, почетного члена АН (с 1878 г.) Николая Пржевальского; русского географа, ботаника, почетного члена Императорской АН (с 1873 г.) Петра Семенова-Тян-Шанского, русского и советского океанографа и картографа, почетного члена АН СССР (с 1939 г.) Юрия Шокальского. После экспедиции в Афганистан Николаю Ивановичу присудили золотую медаль Н.М. Пржевальского «За географический подвиг».

    Но в середине 1930-х в СССР начались дискуссии по проблемам генетики и селекции, поддержанные руководством страны и имевшие политический подтекст. Тогда же Вавилова освободили с поста президента ВАСХНИЛ (его место занял академик Трофим Лысенко). Затем началось преследование ученых, не желавших поступиться своей профессиональной честью. Николай Иванович был арестован в августе 1940 г. и 9 июля 1941 г. как «враг народа» приговорен к высшей мере наказания. Позже расстрел заменили двадцатью годами лишения свободы. 26 января 1943 г. Вавилов умер от истощения в тюрьме г. Саратова. Похоронен на Воскресенском городском кладбище в общей могиле, местонахождение ее не известно. Находясь в тюрьме, ученый по памяти написал свою последнюю книгу «История мирового земледелия». Рукопись пока не найдена. Остается надеяться, что «рукописи не горят».
     
    В I955 г. Военная коллегия Верховного суда СССР отменила судебный приговор от 9 июля 1941 г. и прекратила дело в отношении Николая Вавилова за отсутствием состава преступления. Ученый был реабилитирован.
     
     
    ЦЕЛЬ ЖИЗНИ

    Все в жизни Вавилова было подчинено главному — лишь.только поступив и институт, он написал в дневнике: «Хочу страстно науки. Люблю се. В ней цель жизни. В ней одной можно испытывать энтузиазм. Верую в ее будущее». Столь же самозабвенной была его любовь к литературе, зародившаяся еще в детстве. Читал он ежедневно до конца жизни — везде и непостижимо много! Огромный портфель Николая Ивановича всегда распухал от книг, поскольку круг его интересов был огромен и разнообразен: кроме новинок периодических изданий ученый зачитывался классическими художественными произведениями. Его очаровывала восточная поэзия, особенно часто он цитировал персидского поэта и философа Омара Хайяма. Увлечение Востоком оказалось настолько сильным, что одно время Николай Иванович подумывал заняться его историей и археологией.

    Ну а что касается знания биологической литературы — тут ему не было равных. Вавилов всегда оказывался в курсе новинок по ботанике, физиологии, генетике, систематике, селекции и другим сопредельным наукам. Владея всеми европейскими языками, он следил за последними поступлениями из-за рубежа. «Прежде чем начинать исследование, — часто повторял Николай Иванович, — нужно знать, что сделано в этом отношении на глобусе». Коллег поражали его начитанность и память. О нем ходили легенды, ведь он не проглядывал книгу, а читал ее насквозь, выбирая самое главное и запоминая навсегда.

    Вавилов побывал в лучших библиотеках мира. Им ученый всегда уделял особое внимание и как читатель, и как организатор: с создания книжных фондов начиналась деятельность всех коллективов, которыми он руководил. Особой его гордостью была богатейшая библиотека Всесоюзного института растениеводства с уникальным комплексно-системным каталогом. Сам Николай Иванович принимал активнейшее участие в ее создании, присылая из экспедиций тысячи книг и журналов.

    С благоговением относился ученый к древним книгам и документам, в Великобритании с трепетом читал книги великого английского натуралиста, основателя теории биологической эволюции Чарльза Дарвина, его записные книжки и рукописи. Николай Иванович буквально гонялся за библиографической редкостью, пусть даже дорогостоящей, если она нужна была для работы. Удивителен такой случай: он получил в подарок редкую книгу, хранившуюся в семье испанского священника и юриста XVI в. Ла Гаска. В сопроводительном письме говорилось, что единственный экземпляр уникального издания передают ему в надежде на то, что это послужит прогрессу науки и еще больше прославит имя знаменитого предка. И надо сказать, Вавилов продолжил прекрасную традицию русской профессуры: его собственная библиотека была открыта для всех желающих.

    Одаренность Николая Ивановича и склонность к самостоятельному мышлению отмечали еще в Коммерческом училище. Ярко выраженное призвание студента к науке заметили и его институтские учителя. Сам он тоже осознал это достаточно рано, его профессиональные интересы определились почти сразу: изучение культурных растений и их диких сородичей. Основными направлениями исследований Вавилова были генетика, иммунитет растений, систематика, география, происхождение и история земледелия. Этим он занимался на протяжении всей своей жизни, считая главной своей задачей борьбу с голодом на планете.

    Николаю Ивановичу принадлежат классические теоретические обобщения: закон гомологических рядов в наследственной изменчивости, теория иммунитета растений, учение о центрах происхождения культурных растений, учение о линнеевском виде (Карл Линней (1707-1778) — шведский естествоиспытатель и врач, создатель единой системы классификации растительного и животного мира. Одна из главных его заслуг — четкое определение понятия биологического вида. Вавилов в своей работе «Лиинеевский вид как система» (1931 г.) показал, что вид состоит из соподчиненных элементарных единиц (прим. ред.)) как системе. За всю жизнь он написал более 300 научных работ.

    Уникальные способности Вавилова и «умение видеть общее, единое, закономерное среди миллионов разрозненных и, казалось бы, совершенно непохожих явлений природы», как отмечал выдающийся отечественный биолог Николай Тимофеев-Ресовский, помогло не потонуть в океане фактов и сформулировать в 33 года первое фундаментальное общебиологическое обобщение — закон гомологических рядов. «В эволюционном развитии живых организмов нет хаоса, и, несмотря на поразительное разнообразие форм, изменчивость укладывается в определенные закономерности», — отмечал Вавилов. Коллеги сразу же сравнили этот Закон с Периодической системой элементов Д. И. Менделеева, ибо он позволил систематизировать разнообразие уже существующих в природе видов растений и предсказывать возникновение новых.

    Проблему устойчивости культур к инфекциям Николай Иванович выделял как одну из важнейших в растениеводстве. Его исследования основательны и оригинальны. Он впервые открыл существование форм с комплексным иммунитетом к нескольким грибковым заболеваниям. Впервые подошел к этим свойствам растений как к систематическим показателям, а иммунитет рассмотрел с географической точки зрения, обнаружив связь между происхождением вида, сорта и его восприимчивостью к болезням.

    Изучение закономерностей изменчивости и многообразия растительных форм подвело Вавилова к вопросу об их географическом распространении и локализации культурных растений. Тогда он и организовал многочисленные экспедиции в районы, где «зарождалась и творилась великая земледельческая культура». Николай Иванович установил основные очаги происхождения культурной флоры, впервые показал первостепенную роль горных районов, тогда как раньше приоритет в формировании растительного мира отдавали долинам больших рек.
    Основываясь на теории центров происхождения культурных растений, ученый собрал коллекцию мировых растительных ресурсов, являющуюся ныне нашим национальным достоянием.

    Вавилов был равновелик как ученый и организатор науки. При его участии создана система сельскохозяйственной науки в СССР. Первый президент ВАСХНИЛ, он создал крупнейший научный центр — всемирно известный ВИР (ныне Всероссийский институт растениеводства им. Н.И. Вавилова), разветвленную сеть зональных опытных станций и опорных пунктов.

    Обладая феноменальной работоспособностью, будучи человеком творческим, настоящим энтузиастом своего дела, Николай Иванович успевал заниматься еще и общественной деятельностью: был членом Центрального Исполнительною Комитета (ЦИК) СССР, членом ВЦИК, депутатом Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся, председателем совета ленинградского Дома ученых, председателем Ленинградского отделения Всесоюзной организации работников науки и техники для содействия соцстроительству в СССР. Его избирали членом Ставного выставочного комитета Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, он читал лекции и выступал с докладами.

    Большой общественный интерес вызывали газетные и журнальные статьи Вавилова о проблемах растениеводства, генетики, селекции и, конечно, публикации о путешествиях в дальние страны.

    Избрание Николая Вавилова членом многих зарубежных научных обществ и организаций — еще одно свидетельство его огромного авторитета в мире: иностранный член Английского королевского общества, Лиинеевского общества в Лондоне, Эдинбургского королевского общества. Научного совета Международного агрономического института в Риме, Британского общества садоводства — и это далеко не полный перечень.

    В заключение хочется привести слова ученого-физика Никиты Толстого (Никита Алексеевич Толстой — доктор физико-математических наук, профессор Ленинградского государственного университета, сын знаменитого советского писателя XX в. Алексея Толстого (прим. авт.)) из выступления на вечере «Братья Николай и Сергей Вавиловы» (1989 г.): «Естествоиспытатель — это человек, который не только ставит в центр своей жизни науку, а образует вокруг себя некое нравственное пространство, в котором происходят замечательные процессы — организация людей вокруг интеллектуальной, т.е. духовной деятельности, сопряжение идей науки с идеями искусства и общей человеческой культуры, организаторская работа, обучение молодежи». Академик Николай Вавилов отвечал этому определению полностью — он создал вокруг себя мощное поле личного тяготения.
     
     
    "Наука в России" . - 2012 . - № 5 . - С. 54-62.
     
     




    © 2006 - 2015 День за днем. Наука. Культура. Образование