Цурганова Е.А. Роберт Бернс, шотландский поэт

 
 
Роберт БернсЕ.А. Цурганова
 
Роберт Бернс (1759-1796), шотландский поэт
 

«Во всем его облике чувствовались ум и сила, и только глаза выдавали поэтическую натуру и темперамент», — писал Вальтер Скотт о своем великом соотечественнике Роберте Бернсе. Значение творчества Бернса исключительно для Шотландии, он занимает выдающееся место в истории всей английской литературы. Слава Бернса распространилась далеко за пределы его родины. В стихотворениях поэта едва ли не в последний раз отразились во всем блеске лучшие, гуманные идеи века Просвещения. Более того, поэт резче других своих современников критиковал буржуазные явления английской жизни, а его политическим идеалом была революционная борьба. В художественном же отношении стихотворения Бернса — зенит английской литературы XVIII в.

Сын мелкого шотландского фермера, он провел свое детство среди бедняков, арендовавших участки у крупных землевладельцев. Отец отдал Роберта и его младшего брага Гилберта в приходскую школу, а затем в складчину с соседями нанял домашним учителем молодого Джона Мердока, в будущем известного педагога, который обучал Роберта английскому и французскому языкам, а также литературе.

Бернс полюбил Шекспира, Милтона. Обладая прекрасной памятью, он приводил множество цитат из их произведений. Мердок, с которым Бернс очень подружился, привил мальчику бережное отношение к слову — язык поэта поражает лаконичностью, ясностью и выразительностью.

С детства любимым героем Бернса был Уильям Уоллес, знаменитый шотландец, боровшийся в XIII в. против английских поработителей. В конце XVIII в. Шотландия, более столетия назад насильственно присоединенная к Англии, все больше теряла свой национальный облик: даже шотландский язык постепенно превращался в диалект. Мечта об освобождении родины, которое связывалось с восстановлением на троне династии Стюартов (шотландцев по происхождению), нередко принимала форму протеста и против новых, буржуазных, форм жизни. Бернс поначалу тоже испытывал подобные настроения, но очень скоро понял, что народ сам, а не по доброй воле монарха должен обрести свободу. Английская буржуазия объявила себя врагом Французской революции, тогда как Бернс говорил о своей симпатий к ней.

Но это случится позже, а пока нищета гнала юного Бернса с места на место — он работал в городе на льняной фабрике, потом вновь вернулся в деревню. Стихи он сочинял с 17 лет, нередки прямо за плугом. А в 27 ему удалось опубликовать свой первый сборник «Стихотворения, написанные преимущественно на шотландском диалекте». Эдинбургская знать так увлеклась молодым поэтом, что стала усиленно приглашать его в свои аристократические гостиные. Однако интересовал их Бернс скорее как экзотическая диковинка, этакий романтический поэт-хлебопашец. На одном из званых обедов Бернса увидел 15-летний Вальтер Скотт, который уже знал наизусть многие стихи поэта и мечтал познакомиться с ним.

Свет охладел к Бернсу очень скоро — он возвратился в деревню. Участь земледельца была бы для него счастливейшей, если бы обеспечивала пропитание. Постоянные лишения вновь заставили поэта перебраться в город. Он поступил на должность акцизного чиновника в Дамфризе. Верными друзьями Бернса здесь были Джон Сайм, владелец небольшого загородного дома, и доктор Максвелл, до конца следивший за состоянием здоровья Бернса, надломленного непомерной нуждой. Роберт Бернс умер в самом расцвете своего творчества, в возрасте 37 лет, оставив жену Джин и пятерых сыновей, старшему из которых было 9 лет, а младший родился в день похорон отца. Джин дожила до 80 лет и с помощью друзей, в первую очередь Сайма, сумела дать всем детям образование.
 
Между тем посмертная слава Бернса росла с каждым годом.
Ведущий мотив творчества Роберта Бернса — свобода. Поэт видит ее в освобождении народа от ненавистной ему власти короля, в избавлении крестьянина от гнета землевладельца, в борьбе патриота с иноземными захватчиками и, наконец, в возможности беспрепятственного проявления всех способностей человека. В стихотворении «Дерево свободы» юноша-автор непринужденно обращается к собеседникам, рассказывает о революции во Франции и призывает последовать ее примеру. Пишет Бернс и о национальных героях, борцах за свободу Шотландии — об Уоллесе, о легендарном короле Брюсе. В стихотворении «Брюс — шотландцам» речь ведет сам король — так поэт разнообразит свой стиль, вводит новые художественные приемы. Появляются они и в его кантате «Веселые нищие». Это уже словно сделанная со стороны зарисовка, картинка
— мороз, опадают листья:
 
В такие дни толпа бродяг
Перед зарей вечерней
Отдаст лохмотья за очаг
В какой-нибудь таверне.
 
(Все стихи в очерке даны в переводе С. Я. Маршака.)
 
А собрались в ней отверженные обществом: отставной солдат, бывшая маркитантка, шут, который еще со времен Шекспира часто носитель народной мудрости, бродячий скрипач, поэт. Все  они бедны, выброшены за борт жизни, но не подвластны стяжательству, корысти и потому так человечны:
 
В эту ночь сердца и кружки
До краев у нас полны.
Здесь, на дружеской пирушке.
Все пьяны и все равны!
 
Однако Бернс далек от того, чтобы идеализировать подобное состояние общества.
В поэзии Бернса звучит его любовь к родной Шотландии, к ее первозданной природе:
 
В горах мое сердце...
Доныне я там.
По следу оленя лечу по скалам.
Гоню я оленя, пугаю козу.
В горах мое сердце, а сам я внизу.
 
Иногда поэт перелагает старинную легенду, чтобы выразить в ней свои думы о народе. Народ бессмертен для Бернса, королям не уничтожить его, в нем — источник радости и силы.
Прекрасно стихотворение «Джон Ячменное Зерно». Оно не только о вечности народа — о нетленности самой природы. Это стихотворение — замечательный образец того, что только истинному поэту по силам в малом увидеть великое, через немногое сказать о многом.
 
ДЖОН ЯЧМЕННОЕ ЗЕРНО
 
Трех королей разгневал он,
И было решено.
Что навсегда погибнет Джон Ячменное Зерно.
Велели выкопать сохой Могилу короли,
Чтоб славный Джон, боец лихой.
Не вышел из земли.
Травой покрылся горный склон,
В ручьях волы полно,
А из земли выходит Джон Ячменное Зерно.
Все так же буен и упрям,
С пригорка в летний зной
Грозит он копьями врагам.
Качая головой.
Но осень трезвая идет.
И, тяжко нагружен,
Поник под бременем забот,
Согнулся старый Джон.
Настало время помирать —
Зима недалека.
И тут-то недруги опять
Взялись за старика.
Его свалил горбатый нож
Одним ударом с ног,
И, как бродягу на правёж.
Везут его на ток.
Дубасить Джона принялись
Злодеи поутру.
Потом, подбрасывая ввысь,
Кружили на ветру.
Он был в колодец погружен,
На сумрачное дно.
Но и в воде не тонет
Джон Ячменное Зерно.
Не пощадив его костей.
Швырнули их в костер,
А сердце мельник меж камней
Безжалостно растер.
Бушует кровь его в котле.
Под обручем бурлит,
Вскипает в кружках на столе
И души веселит.
Недаром был покойный Джон
При жизни молодец, —
Отвагу подымает он
Со дна людских сердец.
Он гонит вон из головы
Докучный рой забот.
За кружкой сердце у вдовы
От радости поет...
Так пусть же до конца времен
Не высыхает дно
В бочонке, где клокочет Джон
Ячменное Зерно!
Не только свободолюбивые и патриотические стихи, но и незатейливые на первый взгляд картинки быта у Бернса — высокохудожественные произведения. Мир его поэзии — мир бедного, честного и отзывчивого фермера.

Поэт находит радость и красоту в деревенских удовольствиях, в мимолетных свиданиях, в дружбе двух поселян. Ему интересны гнездо полевой мыши, срезанная маргаритка, пустеющие осенью поля. «То, что важные сыны учености считают глупостями, для сыновей труда имеет глубокое, серьезное значение: горячая надежда, мимолетные встречи, нежные прощания составляют для них самую радостную часть их существования», — писал Бернс.

Одно из лучших стихотворений-картинок — «Джон Андерсон», воспоминание о долгих днях дружбы:
 
Теперь мы под гору бредем.
Не разнимая рук,
И в землю ляжем мы вдвоем,
Джон Андерсон, мой друг!
 
Очень взволнованное, личное и вместе с тем подлинно народное стихотворение «В полях под снегом и дождем...»
 
В полях под снегом и дождем.
Мой милый друг.
Мой бедный друг,
Тебя укрыл бы я плащом
От зимних вьюг,
От зимних вьюг.
 
Но есть у Бернса и иные стихотворения: перед нами персонажи деревни.
В их описаниях столько симпатии и яркости, порой остроумия, что эти лица не забываются:
 
Лучший парень наших лет.
Славный парень.
Статный парень,
На плече он носит плед,
Славный горский парень.
Носит шапку пирожком.
Славный парень,
Статный парень,
Он с изменой незнаком,
Славный горский парень.
 
Другие стихотворения — о молодых девушках: «Шелла О'Нил», «Босая девушка» или всем известная Дженни, бегущая со свидания:
 
Пробираясь до калитки
Полем вдоль межи,
Дженни вымокла до нитки
Вечером во ржи.
 
Заходит у Бернса речь и о народных поверьях. Однако ни автор, ни его герои не боятся нечисти и относятся к «ужасам» со здоровым любопытством.

В стихотворной повести «Тэм О'Шентер» подвыпившему гуляке приглянулась   молоденькая хорошенькая ведьма. Захваченный ее пляской на шабаше, он ненароком выдал себя, но адское отродье, погнавшись за Тэмом, только и смогло что оторвать у его кобылы хвост.

Совершенно особое место в творчестве Роберта Бернса занимают эпиграммы.
Он сочинял их почти всегда экспромтом. Эпиграммы иногда шуточны, но часто резко высмеивают аристократов и богачей-буржуа: «Поклоннику знати», «На лорда Галлоуэй», «Проповеднику Лемингтонской церкви».
Эпиграммы остроумны, с неожиданным колким финалом:
 
Склонясь у гробового входа, — О, Смерть! — воскликнула
природа, —
Когда удастся мне опять Такого олуха создать!..
«Эпитафия Вильяму Грэхему, эсквайру»
 
или:
 
Нет, у него не лживый взгляд,
Его глаза не лгут.
Они правдиво говорят,
Что их владелец — плут.
«К портрету духовного лица».
 
 
Исторический лексикон : история в лицах и событиях : XVIII век : [Текст] / редсов.: Ю.С. Осипов (председ.) [и др.] – М.: Академкнига/Учебник, 2006. – С.58-61.